Ирина Горбач | 03 октября 2016

Дизайнер одежды Наташа Поткина: «Надев эту блузку, ее хозяйка как будто говорит: «Хочу, чтобы у меня из груди текла нефть!»

Мода – временна, стиль – постоянен, это вкус, который может не меняться никогда, а лишь взрослеть или стареть, считает Наташа Поткина – белорусский дизайнер, создатель бренда Natasha Potkina. Наташа шьет костюмы для Анжелики Агурбаш, Полины Смоловой и Искуи Абалян и мечтает о том, чтобы в одежду белорусских дизайнеров, наконец, начали одеваться и сами белорусы.

– Заниматься дизайном одежды я начала еще в детстве. Со временем детский интерес перерос в осознанное желание быть дизайнером, так я оказалась на факультете искусств в Институте современных знаний им. Широкова. Багаж знаний – это, конечно, прекрасно, но в нагрузку к диплому после окончания учебы хотелось иметь какой-то опыт. Поэтому я постоянно участвовала во всевозможных конкурсах, некоммерческих проектах, фестивалях моды, чтобы заработать себе имя. Уже во время студенчества у меня появились первые клиенты – артисты заказывали сценические костюмы и покупали готовые вещи из моей коллекции.

После окончания института в 2004 году мы вместе с партнером открыли свой первый официальный бизнес – ателье «IceAge» по пошиву одежды из кожи и меха. Это было огромное ателье с большим количеством оборудования, работников и заказов. И вся эта ответственность легла на плечи вчерашней студентки, которая в это время также стала мамой сына.

«Но как для любой женщины, семья для меня была важнее успешного бизнеса»

– И когда мы с мужем решили завести второго ребенка, я поняла, что пора сделать паузу в работе и сконцентрироваться на воспитании детей. В 2007 году у меня родилась дочь.

Декретный отпуск был периодом отдыха, анализа и осознания, чем бы мне хотелось заниматься. Вскоре мы с мужем открыли совместный бизнес и начали выпускать одежду класса люкс из итальянских материалов под брендом Natasha Potkina.

Спустя время в моей жизни произошли серьезные перемены: расставание с мужем, первый опыт работы с одеждой уровня масс-маркет в белорусско-российской компании и возвращение в частный бизнес, после того как пришло осознание, что в Беларуси в сфере пошива одежды есть одна незанятая ниша.

«Конструктора одежды можно сравнить с архитектором»

– У нас в стране есть много фабрик, которые шьют одежду, но у них не хватает профессионализма в вопросе конструирования и дизайна. Поэтому я решила открыть конструкторское бюро, которое занимается созданием эскизов. Конструктора одежды можно сравнить с архитектором: я создаю «проект» наряда, готовлю необходимую для производства документацию, на основе которой портные шьют одежду.

«Дело здесь в сложившейся системе, которую так сложно менять, когда люди привыкли в ней жить и работать десятилетиями»

– Вскоре я поняла, что белорусские предприятия пока не готовы сотрудничать с конструкторами. И дело здесь в сложившейся системе, которую так сложно менять, когда люди привыкли в ней жить и работать десятилетиями. У каждого белорусского производителя есть свой экспериментальный цех, который располагается на огромной площади (например, в Белорусском центре моды это один этаж из четырех) и занимается изготовлением конструктива. Вы представляете?! Работу, которую в силах выполнять одна небольшая команда на аутсорсинге, делит между собой огромный штат людей! И предприятие ежемесячно расходует на содержание этого цеха баснословные суммы.

Тем не менее, я вижу, что государство все чаще поддерживает интересные проекты, и я думаю, что со временем объемы этого сотрудничества будут расти. Просто, наверное, я и другие дизайнеры пока не умеем убедить государственные и частные белорусские производства в том, что мы им действительно нужны.

А пока я активно работаю с российскими клиентами, которые давно перешли к альтернативной форме сотрудничества с конструкторами.

«В России очень много полных женщин, некоторые коллекции доходили до 70 размера»

– Красота белорусок – это не миф, они на генетическом уровне имеют хорошую конституцию тела и в большинстве своем миниатюрны. В России же очень много полных женщин, некоторые коллекции для российского рынка доходили до 70 размера.

«Некоторые поставщики белорусской одежды на своих боксах вешают портрет Лукашенко»

– Белорусская мода очень ценится в странах СНГ, потому что наш вкус комбинирует восточную вычурность и шик со строгостью, минимализмом и уверенностью Европы. И это удачное сочетание очень ценится на российском рынке, который заполнен китайскими и турецкими товарами. На выставках, где собираются компании-оптовики, некоторые поставщики белорусской одежды на своих боксах вешают портрет Лукашенко, чтобы подчеркнуть, что ассортимент их товаров – это белорусская мода.

«Я очень хочу, чтобы в Беларуси развивался фэшен-бизнес, чтобы появилась культура одеваться в собственные бренды»

– Мы ругаем белорусскую моду за ее бедность. Но корень этой проблемы нужно искать в том, что у нас нет спроса. Я знаю множество талантливых белорусских дизайнеров, но большинство из них работает на зарубежный рынок, потому что у себя в стране их продукт не востребован.

Вспомните, сколько неудачных попыток по открытию магазинов белорусских дизайнеров, начиная с 2000-ных годов, было сделано: бутик «Арка», «Сова»… Частные мультибрендовые магазины пробовали продавать белорусских дизайнеров. Но все они просуществовали очень недолго, потому что не было спроса. Неделя моды сильно разрекламировала белорусский дизайн и я думаю, что сейчас он может стать популярным и среди белорусов. Особенно, если государство и индивидуальные предприниматели поддержат эту волну. И тот, кто рискнет сейчас вложить свои средства в развитие белорусской моды, впоследствии выиграет.

Искуи Абалян в костюме от Наташи Поткиной

«Я – патриотка и хочу, чтобы у нас появилась площадка, где белорусские дизайнеры смогут рассказать о себе и своих коллекциях»

– Белорусским дизайнерам сложно рассказать о себе, потому что реклама у нас стоит дорого. На показе из коллекции видит 150 человек, в глянцевом журнале еще, может быть, тысяча, я же хочу, чтобы о белорусских дизайнерах узнал весь мир! Потому что среди них есть очень много талантов.

Поэтому сейчас я работаю над интернет-проектом, надеюсь, что уже через год у нас появится площадка, где белорусские дизайнеры смогут презентовать и продавать свои коллекции.

«Когда знакомые говорят, что боятся идти к дизайнеру, потому что это дорого, я их убеждаю в том, что они заблуждаются»

– Дизайнерская эксклюзивная одежда, конечно, дорогая. Даже в советские времена в ателье могли себе позволить одеваться лишь жены послов и дипломатов. Но ведь у нас есть производители, работающие на массмаркет, у которых платье можно купить и в пределах $100.

Когда знакомые мне говорят, что боятся идти к дизайнеру, потому что это дорого, я их убеждаю в том, что они заблуждаются. Взять, например, свадебное платье, прокат которого будет стоить не меньше $500 (мы ведь говорим о красивом платье, правда?). За эти же деньги, я могу пошить свадебное платье, которое будет единственным в своем роде и в отличие от фабричного – сшитым из натуральных тканей. Пусть оно не будет таким пышным и вычурным, но оно обязательно будет очень красивым, а главное уникальным.

Тамара Гончарова демонстрирует наряд из коллекции Natasha Potkina

«Время бэби-бума прошло, сейчас рождаемость низкая, и мода стремится к тому, чтобы подтолкнуть людей к решению этой проблемы»

– Сегодня я вижу, что в женскую моду возвращается женственность, люди снова начали ценить семью. Время бэби-бума прошло, сейчас рождаемость низкая и мода стремится к тому, чтобы подтолкнуть людей к решению этой проблемы. Я думаю, что под эгидой женственности пройдет будущее десятилетие.

В то же время актуален вопрос феминизма. Если раньше мы делали одежду для учительниц и банковских работниц, то сейчас – для бизнес-леди и руководительниц. Чувствуется влияние мужского стиля, потому что женщина хочет доказать свою способность принимать решения на уровне с мужчиной, а для этого ей нужно выглядеть соответствующим образом. И мода отвечает на этот запрос: мы видим короткие стрижки, зализанные волосы,мужские клетки-полоски и воротнички, которые присутствуют даже в женских платьях.

В то же время мужская мода становится более женственной. Женщина стала способна купить мужчину, и мужчина начал одеваться не так, чтобы завоевывать, а чтобы просто ей нравиться. Поэтому мужчины проводят время в спортзалах, салонах красоты, подбирают бабочки под цвет рубашки – заботятся о том, чтобы выглядеть привлекательно.

«Это как в армии – все солдаты одеты в одинаковую одежду и им легче коммуницировать, потому что никто не знает, кто у кого папа»

– Оба моих ребенка – школьники и знаете, я никогда не соглашусь с родителями, которые ругают школьную форму. Я считаю наличие школьной формы или, как минимум строго стиля одежды, необходимостью. С одной стороны, строгий стиль заставляет быть более ответственным, войти в этот сложный мир, ведь одежда заставляет человека себе подчиняться. Согласитесь, когда мы одеваемся в корсет и спортивный костюм – чувствуем и ведем себя совершенно по-разному.

С другой стороны, унификация стиля одежды в школе нужна, чтобы ребенок столяра и бизнесмена чувствовали себя на равных. Если позволить родителям одевать детей так, как они хотят, это разрушит социальные связи в коллективе, а ведь в школе ребенок должен, прежде всего, научиться работать в команде. Это как в армии – все солдаты одеты в одинаковую одежду и им легче коммуницировать, потому что никто не знает, кто у кого папа.

«Как и любая девушка, я шмоточница: люблю ходить по магазинам и наслаждаться процессом шоппинга»

– Вы спросите, носит ли Наташа Поткина одежду, которую сама создает? Безусловно! Но, как и любая девушка, я шмоточница: люблю ходить по магазинам и наслаждаться процессом шоппинга. И по белорусским магазинам в том числе. Я считаю, что по той цене, которую предлагает за дизайнерские вещи Европа, вполне можно одеться и у белорусских дизайнеров и их модели ничуть не хуже. И не нужно тратить деньги на билет, чтобы сгонять в Милан. Хотя в Милан я тоже гоняю, но скорее за впечатлениями, а не за шмотками.

Невозможно узнать дизайнера, не увидев его коллекций. Bel.biz побывал в рабочем кабинете Наташи Поткиной, куда кроме музы к ней приходят клиенты, и где имеется небольшой шоурум. Друзья Наташи шутят, что она как Карлсон, который живет на крыше, потому что офис дизайнера находится на мансардном этаже старого дома в одном из самых атмосферных уголков Минска – в Троицком предместье.

У каждого дизайнера есть свои способы продвижения имени. Поэтому на одежде Natasha Potkina встречается много брендированных деталей. Но, по словам дизайнера, делает она это не столько в угоду тщеславию, сколько с целью продвижения страны, ведь по бренду судят о стране, а не о конкретном дизайнере. В небольшой коллекции шоурума мы увидели брендированную ткань, подкладку и даже пуговицы.

Этот жакет сделан из бархатной ткани, на которую нанесен принт из паеток. Выглядит гламурно и в то же время не слишком вычурно.

А эта блузка для любого случая сшита из 100% шелка. Наташа признается, что к выбору тканей относится очень внимательно.

Красный в моде в этом сезоне, а узор из страз Swarovski графитового цвета появился на блузке не случайно: он символизирует идею протекшей нефти. «В современном мире люди мечтают не о большой семье, а о том, чтобы у них было много нефти. И, надев эту блузку, ее хозяйка как будто говорит: «хочу, чтобы у меня из груди текла нефть!» – объясняет свою задумку Наташа Поткина.

Платье, пошитое из ткани с металлическими нитями, совмещает славянскую и европейскую моду. Славянская женщина одевается так, чтобы соблазнить, а европейская женщина одевается, чтобы удивить. Ткань умеет запоминать форму. А если добавить к этому платью поясочек, его можно смело использовать как вечерний наряд. Из этой же ткани Наташа пошила очень женственный плащик.

Фото: Константин Горецкий и из личного архива Наташи Поткиной




Будь в курсе событий
Подпишитесь на наш пятничный дайджест, чтобы не пропустить интересные материалы за неделю