USDКурс снизился 1.9739
EURКурс снизился 2.0967
| 09 ноября 2012

Девять женщин

Итак, я вернулся домой. Уже успел сходить на читки в родной Центр драматургии, об этом обязательно расскажу чуть позже. Теперь мне предстоит выбрать между тремя премьерами. Пользуюсь главным преимуществом «понаехавшего» — способностью недоумевать.

Когда приезжаешь из далекого далека, то боишься показать, что отстал, стесняешься просить, чтобы тебе заново объясняли. Воспринимаешь все, «як мае быць». Это интересное ощущение, которым спешу поделиться.

Сейчас расскажу про появление нового театра. Раньше это называлось бы именно так. Сейчас используют более красивые слова — «презентация бренда».

Ольга Скворцова 29 октября представила свой новый театральный проект «Skvo’s Dance Company». Причем представила в прямом смысле. Перед спектаклем она вышла на сцену и рассказала, что собственно происходит.

{quote-1}

И вот Ольга Скворцова (повторяю еще раз) вышла и рассказала... Как она студийно занималась с участницами нового коллектива уже 5 лет. Что ансамбль состоит из девяти девушек, но в том нет сексизма, и мужчины-танцоры тоже будут. Что тем не менее в центре внимания находится женщина, ее природа.

Мне это кажется, самым интересным в этом проекте. Потому что все, что мы имеем в нашем сексистском искусстве — это мужской взгляд на женщину. Женщина-творец у нас по-прежнему на вторых, на третьих ролях. Останемся в поле театра... Драматургессы Елена Попова, Светлана Бартохова, Диана Балыко добились порой не меньшего, чем Алексей Дударев, Сергей Ковалев, Андрей Курейчик, но именно о последних говорят и имеют ввиду, говоря о театре, о драматургии всерьез.

Про женщин-режиссеров хочу тоже самое сказать. Режиссер Валентина Еренькова могла бы возглавить Русский театр, но наверное, поскольку он называется "Национальный" и "Академический» худруком стал мужчина —  Сергей Ковальчик.

Что делать, когда хочется посмотреть, что движет женщиной изнутри? Смотреть спектакли Пины Бауш, Саши Вальц в записях? Читать Сару Кейн, Эльфриду Елинек в оригинале?

Этот разговор можно продолжать долго, но уже достаточно понятно, почему я отнесся к «Skvo’s Dance Company» c таким вниманием.

К самому действу

Нам показали три небольшие хореографические работы: «Декаданс. Диалоги», «Соло», «Happy Valentine».

В первой части есть диалоги и декаданс; обычно любят подчеркивать слово «dance», которое в нем звучит, но тут все же чувствуется декадентская атмосфера отстраненности и упадка. В глубине сцены стоит стол и вокруг него будто бы застолье или игра, или кухонный разговор, но отстраненный, холодный. На переднем плане две одноглазые девицы, именно они начинают движения, с начала нарочито дробные, будто бы пересыпая песок из руки в руку, и так уходят в глубину. Звук нервной, неровной музыки пропадает, и начинает звучать стол, шорох ладоней по столу задает ритм. Разговора, диалога нет, звучит только этот шепот. Героини привстают и направляют свое внимание на одноглазых девиц...

Мне кажется, в этом начале сразу настраивают зрительскую оптику на мелкие детали: дробность движения, быструю смену поз, атлетичную смену ритма. В этом подчерк Скворцовой, но тут все работает в определенном направлении... Что за оно? Нервозность?

Мою мысль продолжает финальный аккорд отрывка — хоровод танго, в котором кружится трио. Танго без партнера, танго, в котором никто не ведет, где приходится брать на себя роль ведущего. Свобода, в которой действительно ничего не сдерживает, желанная свобода. В последний момент «вся эта свобода» рассыпается, как карточный домик, танцовщицы робко выглядывают одна из-за одной...

Второй хореографический кусочек сделан Скворцовой совместно с Анной Корзюк. Вначале будто бы рождается существо. Танцовщица сложена пополам, показывая зрителям спину... И вот момент рождения пройден. Движения долгие, будто бы продолжающие мотивы музыки, но каждое небольшое мгновенье следует срыв. Будто бы не хватает дыхания. Артистка пытается нащупать вокруг себя пространство, и тут же — вытянуться.

«Соло» разбито на несколько частей, последняя начинается с долгой паузы. Дыхание слышно на весь зал — танцу теперь мало музыки, танец хочет услышать самого себя. На первых же звуках классической музыки артистка будто бы осела, расслабилась. Внутренняя твердость и угловатость, становятся округлей. Вот она опирается на локоть, чтобы через мгновенье распластаться. Это сильная, атлетичная хореография, танец на твердых ногах. Но во взгляде видна нежность.

{quote-2}

Сильная женщина остается чувствующей женщиной...

Эта мысль, мне кажется, заложена и в последней части «Happy Valentine».

Оказалось, что вербальную основу этого отрывка я уже видел. Анастасия Боброва делала ее, как самостоятельную работу с Ольгой. Вокруг строгой училки, которая должна сделать доклад о «любови» появился своеобразный «хор», девушки со «связанными» длинными резинками руками, девушки в спортивных кофтах с размашистыми, хлесткими шажищами. Странный, псевдонаучный текст раскладывается на движения, на слова. Все дальше и дальше он становится все эмоциональней и эмоциональней. О такой тонкой материи, как любовь, оказывается, нельзя говорить научным голосом. В какой-то момент массовка рассеивается и героиня-докладчица остается сама собой. Когда появляется мужчина-герой (оказывается, парни в группе все-таки есть), слова становятся не важны. Очень жесткий спектакль заканчивается минималисткой лиричной сценой.

Я пользуюсь своим правом оборвать эти записки в таком виде. Здесь вы читаете колонку впечатлений, а не рецензию. Мне очень повезло увидеть этот показ «Skvo’s Dance Company» в самом начале, так сказать, их творческого пути. Очень будет интересно продолжать за ними наблюдать.

Дальше мыслей будет больше, и они окажутся еще интересней. Не знаю, как вы, а я хожу в театр постоянно именно по этой причине.



Теги: творчество, мысли, театр, отдых, люди
Будь в курсе событий
Подпишитесь на наш пятничный дайджест, чтобы не пропустить интересные материалы за неделю