USDКурс снизился 1.9703
EURКурс снизился 2.1019
| 06 июля 2012

Дурная кровь

Несколько недель подряд прогрессивная белорусская общественность взбудоражена скандалом с появившемся в сети фильмом о молодом музыканте, у которого в крови обнаружили ВИЧ. Заинтригованные высочайшим уровнем потенциального шедевра и шумихой в желтых СМИ, альтернативно мыслящие белорусы кинулись к мониторам.

Что они хотели в них увидеть, до сих пор остается загадкой.

Творческий потенциал создателей профилактического блокбастера изначально не предполагал каких-либо художественных прорывов. Уныло-пропагандистское нутро заказного кино, с какими бы благими намерениями оно не задумывалось, в принципе, не позволяло рассчитывать на эффект в среде продвинутых и раскрепощенных. Нравоучительный пафос в наши времена подростками, мягко говоря, не приветствуется. Сомнительным выглядел и тусовочный принцип, по которому набиралась команда и актерский состав.

Результат не заставил себя ожидать.

«Авторская версия» задуманного «популярным» сериала, которая подпольно (разумеется, после предварительной рассылки пламенных пресс-релизов минским журналистам) была размещена в сети, оказалась, мягко говоря, весьма далекой не только от ожидаемого фестивального уровня, но и от понятия современное кино в принципе. Более того, к ужасу доморощенных демагогов, поспешивших объявить картину новым словом в национальном киноискусстве, ни к национальному, ни к киноискусству особого отношения не имеющая.

Разумеется, к уровню актерской игры, операторской работы и монтажу особых претензий никто предъявлять не собирался. Не они, в конце концов, так интриговали публику. Может, белорусский зритель мечтал, наконец, увидеть свое, тутэйшае, ни на что другое больше не похожее? Которое, действительно, как на духу, и всю правду, и за душу, и про нас, и пересматривать, и, может быть, даже гордиться...

В общем, хотели увидеть все то, чего в последние годы почти не получали от большой государственной киностудии с симптоматичным названием «Б-фильм». Забавно, но проект, который, по идее, создавался выросшими в пост тоталитарную эпоху молодыми людьми, оказался почти точной копией тех «произведений» соцреализма, которыми десятилетиями душили их бабушек, дедушек, а также их родителей. С прямолинейными, «черными» и «белыми» персонажами. С деревянной драматургией. С основным конфликтом, не имеющим никакого отношения к заявленной теме. Со стремлением, о господи, во что бы то ни стало, но сделать красиво там, где, по определению, красиво быть не может.

Оставим за рамками попытку творцов поскандалить и перевести стрелки на спонсоров в надежде, что наивная часть аудитории возмутится, пожалеет и присвоит статус гонимых и обиженных, а таких у нас якобы любят.

Спросим себя – почему?

Почему получается плохо, когда цензура, когда равнодушие, когда старперы – всем совершенно понятно. Но вот почему получается плохо, когда никто и ничто вышеперечисленное не мешает, – загадка. И дело даже не в данном конкретном случае (см. абзац номер три). А в том, что успехи в кино приходят не по щучьему велению. Но только при наличии множества факторов, из которых хотение – обязательное, но не самое важное.

Знаменитые теперь уже на весь мир авторы «новой румынской волны» начинали не с переговоров со спонсорами, а с работы в подмастерьях у голливудских продюсеров, которые использовали их страну в качестве съемочной площадки. Модные режиссеры из Юго-Восточной Азии поголовно окончили киношколы самых престижных западных университетов. Зарождающееся новое кино России вышло из суперактуальных театральных экспериментов.

В общем, на пустом месте чудес не бывает. А бывают только видео доносы в интернете и скандалы с авторскими правами. Такими способами дурную, застоявшуюся кровь в нашем кинематографе никак не разогнать.



Теги: кино, Беларусьфильм, цензура, скандал, творчество
Будь в курсе событий
Подпишитесь на наш пятничный дайджест, чтобы не пропустить интересные материалы за неделю