USDКурс снизился 1.9703
EURКурс снизился 2.1019
| 05 апреля 2013

Камень, ножницы, бумага

Граница между светом и тенью — ты.
Станислав Ежи Лец

Современное искусство сияет множеством граней, жадно впитывает новое и радуется всему. Здесь буквально каждый день — открытия и революции; фантазия и энергия художников XXI века вызывают уважение. Между тем многие представители нынешней арт-среды — «голые короли»; лжеискусство и пошлость ширятся сегодня, как инфекция, ведь все авторитеты низвергнуты, все табу нарушены, а творческим процессом зачастую руководят кураторы художественных галлерей и журналисты — они-то умеют правильно «задвигать» в умы новое искусство и продавать его! И вот уже публика кричит «Cool!» уродству, находя его «красивым», «суперским», «новаторским», «креативным», «восхитительным», «забавным» и т.п.

Я составил топ-10 пошлых арт-проектов, исходным материалом для которых послужили бумажные книги. На мой взгляд, все эти издевательские «работы» — за границей света.

1. Американец Брайан Деттмер при работе над своими проектами использует нож, пинцет и хирургические инструменты. Ничего от себя, кроме того, что было в книге изначально, Брайан не добавляет — экая скромность! У «книжного анатома» из Чикаго множество последователей по всему миру — например, английский художник Александр Корзер-Робинсон, который тоже проникает в суть книг при помощи острых инструментов.

2. Гай Ларами из Канады также отдает предпочтение острому ножу в процессе перевоссоздания книг — по мнению журналистов, его скульптуры «невероятны». Я бы сказал, что они «невероятно отталкивающи». Ларами работает в несколько иной технике, чем Деттмер, и материалом для работ у него служат старые словари и энциклопедии. Из них он вырезает горные ландшафты и плато, а также памятники архитектуры, затем раскрашивает. По словам автора, «ненужные книги со временем превращаются в горы, он только помогает принять им настоящий облик». На мой взгляд, книги в результате выглядят так, будто их изгрызли мыши — и кто сказал, что энциклопедии устаревают? К примеру, энциклопедия Брокгауза и Ефрона (1908—1913) либо «Иллюстрированная энциклопедия моды» (1987) — на вес золота и у сегодняшнего читателя!

3. Скульптурная инсталляция испанской художницы Алисии Мартин установлена в Casa de America (Мадрид). На сегодняшний день существует уже три подобные инсталляции с общим названием «Биографии». В каждой использовано примерно 5 000 книг. У меня эта инсталляция вызывает ассоциации не с торнадо, как замышляла художница, а с потоком рвоты. Видимо, Алисии, действительно удалось создать образ...

4. В честь самого влиятельного президента США в национальном Капитолии установили башню из книг. Цилиндрическая структура высотой в три этажа состоит из 15 000 разных книг о Линкольне. Башня призвана символизировать бесконечную дискуссию о президенте. Единственное желание, которое башня пробуждает во мне, — разрушить ее, остановив это ненужное строительство и затянувшийся спор, множащий смыслы. Ужасно и то, что книги склеивали монтажным клеем.

5. Американка Алексис Арнольд делает из книг кристаллы. При этом никакого отбора для серии Crystalized Books не происходит — в кристалл Арнольд способна превратить абсолютно любую книгу вне зависимости от ее содержания и полиграфии. Арнольд пытается воссоздать природную кристаллизацию, но, разумеется, художница лукавит: ее творчество — сплошная химия. В итоге книги выглядят так, будто их обнаружили в городах, уничтоженных давным-давно страшной катастрофой.

6. Родни ЛаТурель и Тило Фолкертс решили возвратить книги в природу. Ради выпуска книг уничтожаются деревья, потом они скапливаются в личных библиотеках или на складах книжных магазинов — на этом основании два одаренных канадца решили вернуть лесу то, что было у него отобрано.

Примечательно, что Канада позиционирует себя как экономически развитое государство. Неужели эта страна до сих пор не производит бумагу из вторсырья? Действительно ли складированные, как поленья, книги никому не нужны? Ведь они могли дать жизнь новым книгам — не естественнее ли было бы такое преображение, возвращение книг? И потом, для разложения бумаги требуется до 10 лет. Именно на такой срок захламили лес художники Родни и Тило, преследуя свою утилитарно-пропагандистскую цель.

7. Голландский художник Франк Хэлмэнс переделывает «обычные» стопки книги в небольшие здания — тоже при помощи острого ножа. В рамках своей серии «Построенный из книг» Хэлмэнс вырезает квадраты и прямоугольники прямо в книгах и строит из получившихся узких зданий небольшие города. Как видите, чтобы домики не развалились, художник перевязывает их бечевкой — до чего непрочная, неустойчивая художественная идея!

8. Дениел Стрейт превращает книжные полки в городские кварталы. В рамках проекта The Soft City Стрейт рисует на компьютере и распечатывает известные лондонские здания и целые кварталы, а потом наклеивает эти изображения на корешки книг, стоящих на полках. Стрейт уже ведет переговоры с различными издательствами, чтобы те начали выпуск книг, которые изначально имеют раскрашенные корешки — при составлении в ряд они станут единым изображением.

Любой книголюб знает: если повернуть книги корешками к стенке, они мигом «выгорят» под солнцем, запылятся, пожелтеют, стремительно «постареют» на открытых полках, как у Стрейта. К тому же в таком положении сложно понять, где какая книга стоит. Но главное, читать склеенные книги невозможно. Скорее всего, это и не предполагалось. Книги для Стрейта — лишь подложка под его собственные работы, напрочь лишенные какого-либо философского базиса.

9. Колумбийский художник Милер Лагос построил иглу (эскимосское жилище) из одних книг — проект создан для MagnanMetz Gallery. Даже литературный критик, жизненное кредо которого — «Мой дом там, где моя библиотека», не захотел бы жить в этой постройке. Ведь вход в настоящий дом-иглу должен находиться ниже уровня пола — для правильной циркуляции воздуха.

10. Исаак Селезерна вид самый безобидный из всей десятки художник. Он делает скульптуры из книжных страниц, попросту загибая их, как проказливый школьник. В результате получаются объемные буквы и целые слова. Селезер считает свои работы арт-объектами, а я полагаю, что глупо изображать из бумажных страниц слово «Read» — масло масляное получается.

Все «творцы», которые резали, красили, склеивали, стягивали бечевкой, превращали в камень, измывались над книгами другими способами, использовали их исключительно в качестве подручного материала, лишая книги возможности говорить с читателями, раскрывать перед ними душу. А ведь в основе подлинного искусства всегда лежит коммуникация, диалог, оно — царство шелестящего света, а не застывших теней.



Теги: искусство, творчество, литература
Будь в курсе событий
Подпишитесь на наш пятничный дайджест, чтобы не пропустить интересные материалы за неделю