USDКурс снизился 1.9739
EURКурс снизился 2.0967
| 07 июня 2013

Латентные Мужчины

Евгений Корняг уже давно стал режиссером, чью новую работу нужно смотреть обязательно. Предыдущие спектакли были очень интересными, но всегда разными – и это главная причина. С одной стороны, поле эксперимента в белорусском театре широко (т.е. работы для режиссера-экспериментатора очень много), с другой стороны, Корняг у нас является одним из немногих действительно ищущих и развивающихся режиссеров. Хочет он того или нет, но интерес и ожидания у определенной части публики к его работам всегда будут повышенными. Мы спрашиваем у Марины Дашук, директора Корняг-театра, где этот спектакль будет «играться»? Она отвечает, что его уже пригласили на три фестиваля.

{quote-1}

На этой фрустрации, выхолощенности и построен весь спектакль. Много раз мужчины почти-почти достигают нужной высоты, но только для того, чтобы рухнуть на пол и опустошенно зарыдать в углу. В аннотации написано, что он – о, не побоюсь этого слова! – «гендерной идентичности». Точнее, цитирую: «Это спектакль о перевёрнутом мире взаимоотношений мужчин и женщин, где он и она нередко меняются ролями, о неотвратимо прогрессирующей фемининности первых и маскулинности вторых».

В этом эффектном начале, которое задало тон всему спектаклю, очень много непривычной для нас эстетики, которая дает массу возможностей и, конечно, ко многому обязывает. Ведь это, по сути, обезличенные исполнители, без костюмов и декораций, «голый театр на голой сцене». В спектакле работают студенты 3-го курса Академии искусств. По сути, это студенческая работа. Обычно их делают для того, чтобы молодые актеры как раз смогли «показать себя». Но режиссерский рисунок таков, что у них нет возможности проявить свои яркие индивидуальные черты. Они принесены в жертву театральной машине.

В недавнем интервью Евгений Корняг скептически оценил свой педагогический опыт: «Ты вдруг понимаешь, что все получил от студентов, и дальше не происходит развития. Студенты в работе доходят до какой-то черты и останавливаются. И ты не понимаешь, как это порвать, как сделать так, чтобы они расширили свои границы. Я не знаю, с чем это связано: то ли я не дорос, то ли они медленно растут». Но только увидев спектакль, понимаешь, что в этом тоже много «завышенных ожиданий», стремление к большему, высшему, требовательность к себе, и, как следствие, к другим.

{quote-2}

Студентам, участвующим в спектакле, завидуешь, еще в Академии они получили опыт жесткой работы на результат. Этот опыт может им не пригодиться. Ведь наш театр привык эксплуатировать яркие индивидуальности актеров, за их счет держать внимание публики и ритм повествования. Но именно такие «народные артисты» очень редко умеют сыграть нечто, выходящее за границы их личности. А самое интересное в театре начинается именно за границей привычного и обычного, нечто неосязаемое, часто воображаемое. Например, «гендерная идентичность».

Абстракция становится предметной и конкретной. Режиссер организует пространство и действие с такой интенсивностью, что у зрителя нет времени отвлечься. И это показатель высокого класса, режиссер-хореограф должен владеть большим арсеналом наработанных приемов, уметь выстраивать из них выверенную композицию.

Странное дело… Гендер в обыденном представлении прочно связан с феминизмом, с женским равноправием, никогда бы не подумал, что в этом есть моя мужская беда. Но именно формат театра Евгения Корняга, который работает не с психологией, а с телом, как некоей абстракцией, позволяет красочно и убедительно предъявить зрителю: «Вот твой гендер! Вот твое унижение! Вот где ты почувствуешь свой предел…»

Совместный спектакль Корняг-театра и Белорусской государственной академии искусств «Латентные мужчины», надо признать, прошел в антисанитарных условиях. Главное здание Академии пока на ремонте, занятия проходят в тесных и душных комнатах здания на остановке «Фабрика Коммунарка». Перед спектаклем раздают воду и предупреждают про «главного врага» – жару. От жары больше всех страдают сами артисты. Спектакль небольшой, но в финале на них буквально нет сухой нитки. С облегчением выходим в коридор, но там тоже тесно. Туалеты почему-то не работают. То ли это жизнь и мир врываются в спектакль, то ли спектакль продолжается после поклонов и аплодисментов – трудно разобраться… Сложно разобраться до сих пор.



Теги: искусство, творчество, движение
Будь в курсе событий
Подпишитесь на наш пятничный дайджест, чтобы не пропустить интересные материалы за неделю