| 02 ноября 2012

Литературный процесс и белорусский бизнес

 

Хорошие книги, тексты, строки пишутся с закрытыми глазами, хаотичными буквами, дрожащими пальцами — в это хочется верить, читая очередную книгу, умещающую в себя весь мир, тысячи характеров и миллионы ответов. Литература, в первую очередь художественная, кажется волшебной тайной…

«Тираж, авторский гонорар, объем рынка (количество читательской аудитории)все это те факторы, которые определяют качество литературного бизнеса, как для автора, так и для издательства. Например, тираж в 4000 экземпляров для книгиможно считать хорошим результатом для нашей страны, в то время как для соседней России хорошим считается тираж в 10 000. При этом не стоит забывать про оборачиваемость: в Беларуси тираж в 4000 экземпляров неизвестного автора может продаваться в течение трех лет, если писатель известенв течение года. При этом для авторов литературу сложно назвать бизнесом. Я знаю лишь один пример, когда писатель занимается исключительно творчеством, зарабатывая себе на жизнь именно литературой. Но и в ее случае это произошло не сразу, а только после получения многочисленных наград, премий и регалий (по понятным причинам я не могу назвать имя). Что касается литературной прибыли для издательства, то именно от художественных произведений она невелика, поэтому работа с ними скорее идея, роскошь, нежели прибыльный бизнес!»рассказывает Светлана Аренская, маркетолог издательства «Регистр».

Литератураэто особенный мир, но при этом еще бизнес, ведь усердие пальцев тоже должно оплачиваться! Существует ли литературный бизнес в Беларуси и какова его специфика? На этот вопрос ответили личности, так или иначе вовлеченные в литературный процесс.

Глеб Морозов

Радиоведущий, программный директор «Радиус FM», занимается решением административных вопросов автора книг Тамары Лисицкой:

«Прежде чем книга попадает в руки читателя она проходит долгий путь: создание текста автором, печать в издательстве, представление и продажа в книжном магазине… Мне сложно оценивать бизнес-составляющую на каждом из этих этапов. Но как муж писательницы Тамары Лисицкой, написавшей не одну книгу, знаю процесс создания литературного произведения именно со стороны автора. Знаю, чего книга стоит ей.

Думаю, для того, чтобы литература стала бизнесом в Беларуси, итоговая цена книги должна составлять огромные суммы, что неприемлемо в наших условиях. Поэтому, как я понимаю, главная статья экономиигонорар автора. Чтобы авторских доходов хватало на жизнь, писать нужно примерно также, как это делают Маринина и Донцовастрочить «литературные жвачки» ради количества!

{quote-1}

Жить за авторский гонорар в нашей стране невозможно. Может быть, со мной кто-то поспорит или приведет другой пример, но я вижу ситуацию именно так».

Павел Абрамович

Главный редактор журнала «Финансовый директор», литературный критик, автор «ARCHE», «Нашай Нівы» и «Дзеялова», колумнист BEL.BIZ:

«Художественная литература в Беларуси уже является бизнесом для сотен людей. Другое дело, что бизнес этот в нашей стране, с одной стороны, контролируется государством, а с другой — подчинен интересам российского книгоиздателя. А должно быть иначе, должна быть взвешенная национальная политика в области книгоиздания, главенство белорусскоязычной художественной книги, в первую очередь детской и юношеской. Это разумно и правильно, во всех странах мира поддерживается именно национальный производитель и распространитель книжной продукции. Но наше государство не собирается предпринимать меры в данном направлении, наоборот, только еще больше сковывает рынок цензурой и ценообразованием, а российскому бизнесу развитие белорусскоязычных проектов в сфере литературы, бумажных и электронных, вовсе не нужно — это не его забота и интерес. Хорошо, что хоть другие государства о белорусской книге заботятся — так, одна из наиболее полных библиотек белорусской литературы в сети Интеренет (www.kamunikat.org) была создана благодаря польским и американским министерствам и фондам.

Из-за сложившейся ситуации возникают сильные и опасные перекосы, а главное, национальная литература, классическая и современная, практически предана забвению, не оказывает благотворного влияния на развитие нации, не приносит доходов на внутреннем и внешнем рынках! По названным мною причинам неразвита в нашей стране и переводная художественная литература — здесь недополучена огромная прибыль! К примеру, наши соседи (Польша, Литва, Украина) десятилетиями своевременно переводят на родные языки все зарубежные бестселлеры, а мы, белорусы терпеливо, ждем, когда же, наконец, их переведут на русский язык, если переведут вообще. Отставание тут огромное! Даже в Украине современные зарубежные книги переводят гораздо быстрее и качественнее, чем в России, и русский читатель — неслыханное дело! — вынужден читать Умберто Эко, Харуки Мураками, Ю Несбё или Стивена Кинга в переводах с украинского языка, которые зачастую выполняются на русский при помощи… Google Translate!

{quote-2}

Что касается того, в какой момент литература становится бизнесом, где проходит грань между творчеством и предпринимательством, то я отвечу так: лишь с появлением в стране по-настоящему свободного книгоиздательского рынка можно говорить о литературе как бизнесе и профессии. Без профессионального рынка, четких правил игры нет профессиональных игроков, это так. Не вижу ничего плохого в том, чтобы белорусские литераторы, как и представители других профессий, зарабатывали приличные деньги, богатели, сами становились бизнесменами, конкурировали между собой и зарубежными писателями. История мировой литературы — это также история зарабатывания денег, коммерческого успеха».

Андрэй Хаданов

Паэт, перакладчык, старшыня беларускага ПЭН-центру:

«Мне здаецца, што з часоў славутай пушкінскай формулы пра “не продаётся вдохновенье, но можно рукопись продать” мала што сутнасна змянілася. Абедзве часткі афарызму па-ранейшаму актуальныя. Літаратар можа купацца ў раскошы, а можа паміраць з голаду, але ні першае, ні другое само па сабе яшчэ не сведчыць пра яго талент або бяздарнасць. Фінансавы поспех можа быць пабочным прадуктам літаратурнай дзейнасці, але, па-мойму, не мусіць ператварацца ў яе асноўную мэту.

Вядома ж, ідэальная для літаратара сітуацыягэта калі ён можа жыць з продажы сваіх кніжак. Але ў Беларусі, з яе недаразвітым кніжным рынкам, ён для гэтага павінен зрабіць адну з трох наступных рэчаў. Або атрымаць Нобелеўскую ўзнагароду. Або, з рызыкай для свайго псіхічнага здароўя, пісаць на расійскі рынак па-руску, прычым не тое, што ён хоча, а тое, што, па яго не заўсёды дакладных разліках (ці разліках яго боса), павінен “хаваць піпл”. Або, з рызыкай для здароўя ўжо ў прамым сэнсе, нейкім чынам фліртаваць з беларускай палітыкай. Мяне асабіста першыя дзве напасці пакуль што абмінулі. Трэцяя, па вялікім рахунку, таксама, хоць, што граху таіць, раз на пяць гадоў я не лічу за сорам выступіць, для шырэйшага кола аматараў паэзіі, сярод якіх трапляюцца і слухачы ў шлемах з дубінкамі.

{quote-3}

Для астатніх пісьменнікаў ёсць розныя формы сацыяльнай падтрымкі. Ад сумнеўных дзяржаўных падачак з кішэні айчынных падаткаплатнікаў да міжнародных фестываляў, стыпендыяў, дамоў творчасці і г.д. за грошы падаткаплатнікаў замежных. Апошняе асабіста мне здаеца меншым злом, але ідэальнай гэтую сітуацыю таксама назваць цяжка.

Таму нармальны беларускі пісьменнік — пісьменнік у вольны час ад выканання абавязкаў на сваёй асноўнай працы. Журналісцкай. Рэкламнай. Выкладчыцкай. І далей па спісе. Што мяне толькі радуе, бо кантакты з жывымі людзьмі й геніяльнымі кнігамі вельмі энергетычна падзараджаюць. Да таго ж, даруйце банальнасць, музадама капрызная, а кушаць хочацца заўсёды».

Максим Ясинский

Директор детского книжного издательства «Сибиллина»:

«Литератураширокое понятие, для меня, это прежде всего издательское дело.

Открывая новое направление деятельности компаниииздательское делоя изначально рассматривал его как бизнес. У меня частная компания, и я не могу себе позволить развивать то, что не приносит доход, или в чем я не вижу перспектив. Да, издательский бизнес специфиченна первоначальном этапе он требует вложений, и некоторое время финансируется за счет других видов деятельности прежде, чем выйдет на самоокупаемость. Но его результат, в нашем случае в виде детских книг, приносит большое удовлетворение. Любую нашу книгу я оцениваю, прежде всего, как родитель (у меня двое сыновей 2,5 и 11 лет)купил бы я ее сам своим детям? И, наверное, лучшим показателем будущей успешности книги является ситуация, когда после поступления напечатанных книг на склад, сами сотрудники компании покупают книги издательства, и не по одному экземпляру.

{quote-4}

Да, непросто начинать, но это касается любого бизнеса. Нужно найти «своих» художников (стиль которых нравится), «своих» авторов. Нужно сформировать ассортимент продукции, чтобы с тобой начали работать магазины, оптовики и т.д. Никому неинтересно рассматривать прайс, состоящий из пяти позиций. А книгаэто продукт, который делается достаточно длительное время. Я имею ввиду качественные книги, созданные не на основе картинок из интернета.

Не важно где создан и развивается издательский бизнес, в любом случае необходимо постоянно отслеживать конкурентную среду и быть в курсе того, что происходит на рынке. Две недели назад я был на крупнейшей международной книжной выставке во Франкфурте. Это дало толчок к развитию в нашем издательстве такого направления как покупка прав на издание зарубежных книг. Мы хотим представить на русскоязычных рынках наиболее интересные на наш взгляд детские книги зарубежных издательств. Я считаю это направление достаточно перспективным и для Беларуси».

 



Теги: творчество, мысли, литература, книги
Будь в курсе событий
Подпишитесь на наш пятничный дайджест, чтобы не пропустить интересные материалы за неделю