USDКурс снизился 1.9746
EURКурс вырос 2.1262
| 22 февраля 2013

Сковать океан дамбами

Многие люди задаются вопросом, каким будет мир будущего. Ведь конец света приходит и уходит, а жизнь на Земле худо-бедно продолжается, и вообще любопытно, и отчасти тревожно за детей и внуков. Книги тоже продолжают думать о будущем вместе со своими читателями.

Мечтать, предугадывать, волноваться. И предупреждать. Если в грядущих веках инновационные компании «прозревают» лишь революционные прорывы и невероятные возможности, то писатели видят там угасание цивилизации и истощение планеты. Ведь человек не меняется, он продолжает методично губить себе подобных и природу, что с тревогой подмечают поколения писателей Земли. Предупреждение о необратимом финале в случае, если общество не образумится, звучало в самих названиях первых произведений о будущем: «Последний человек» (1805) Жана-Батиста Кузена де Гренвиля, «Последний человек» (1826) Мэри Шелли, «После Лондона» (1885) Ричарда Джеффериса, «Гибель мира» (1894) Камиля Фламмариона.

Некоторые отмахнутся: «О фантастике говорите? А, выдумка!» Что ж, и Жюля Верна когда-то считали фантастом, но большая часть его «видений» сбылась достаточно быстро, включая ядерную бомбу, электрические пули, плавучие острова и видеосвязь. Сейчас нет ничего важнее научной фантастики. Это информация из будущего, адресованные всем людям новостные ленты с пометкой «Срочно!».

В наше время, когда правительства вкупе с ТНК лгут, грабят и укрепляют могущество, а ученые суетятся вокруг Большого андронного коллайдера, и убеждают в безвредности ГМО, и клонируют овечек (людей воспроизводить им пока не разрешают), литераторы продолжают переживать за других и моделировать будущее. Одним из самых убедительных сценариев «развития» человечества, учитывающих нынешнее положение дел и накопленные писателями знания, является роман-дебют американца Паоло Бачигалупи (род. в 1972 году). Его книгу, написанную в жанре «биопанк», на русский язык перевели как «Заводная». Роман получил две престижные премии в области НФ («Небьюла» и «Хьюго»), а журнал «Тайм» включил его в список десяти главных книг 2009 года.

{quote-1}

Теперь, когда мир голодает, вся власть перешла к трансконтенентальным биокорпорациям. Они контролируют производство зерновых и плодовых культур с помощью технологий ГМО, плетут липкую паутину политических заговоров, устраняют неугодные правительства по всей искалеченной Земле при помощи наемных армий и биотерроризма. Помню, когда был маленький, часто слышал от взрослых, что колорадского жука специально завезли в СССР из США, чтобы навредить, — вот и у Бачигалупи такое есть, только в планетарном масштабе.

Роман представляет собой сцену охоты Андерсона Лейка, специалиста биокомпании «Агроген», за информацией о генетическом фонде семян, не тронутых технологиями. Этот биобанк с новым золотым стандартом мировой финансовой системы хранится в тайном месте в Таиланде, где царит относительное благоденствие. Лейк с удивлением узнает, что министерство природы Тайского королевства не причастно к чудесам с генетическим материалом, возвращению с того света цветов и растений, фруктов и овощей, устойчивых к пузырчатой рже, цибискозу, фагану и прочей заразе. Это дело рук сбежавшего из «Агрогена» генхакера Гибсона, считавшегося умершим, — в Таиланде он чувствует себя полубогом, но уже устал от этой роли, потерял интерес к приставке «полу», что грозит стране страшной бедой. Между этими двумя частями тисков, готовыми захлопнуться в любой момент, находится главный герой книги — Бангкок, столица королевства, и его жители.

Бангкок XXIII века — густая смесь запахов, звуков и красок, ослепительная жара и солнечный свет, который «омывает огненными лучами торчащие сломанными ребрами башни эпохи Экспансии и покрытые золотом чеди; играет бликами на высоких сводах Большого дворца, где, изолированная слугами от внешнего мира, живет Дитя-королева; вспыхивает на филигранных орнаментах храма Священного столпа, в котором монахи сутки напролет молят богов укрепить шлюзы и стены городских дамб».

Мастерство романиста помогает мгновенно перенестись на улицы Бангкока. Этот удивительный город, так не похожий на угрюмый заснеженный Минск, колышется как расплавленное море; мои глаза во время чтения болят от вспышек металлических шпилей и стеклянных стен. На рынках высятся горы томатов, перцев и нго, устойчивых к мору, здесь шумно торгуют ю-тексовским рисом со взломанным генкодом и домашней птицей, чье мясо имеет красный цвет. В монастырскую школу стайками летят дети. Мелькают белые кители офицеров министерства природы — горожане почтительно раступаются, давая им дорогу. Шумный поток велосипедов, рикш и запряженных в повозки огромных мегадонтов кажется нескончаемым. В подворотнях ютятся беженцы с севера — они без устали делают глубокие ваи (поклоны), взывая о помощи; некоторым из них довелось сражаться с заводными роботами в удушливых джунглях. Уличные торговцы увешаны гирляндами из бархатцев и амулетами. На передвижных лотках с едой шипит горячее масло, пахнет ферментированной рыбой. Под ногами покупателей мерцают силуэты чеширов, которые громко мяукают в ожидании объедков, — шкуры животных переливаются, принимая оттенки всего, что находится рядом… И везде, где бы ты ни был, житель Бангкока, ощутимо давление на тебя океана, чей упорный натиск сдерживают камень и молитва.

{quote-2}

Превращая этот далекий город в родной для читателя, приближая его к нашим глазам, Паоло Бачигалупи наставляет: чтобы завтрашний день наступил и мир будущего не облачился в рубище, современное общество, в первую очередь политики, ученые и коммерсанты, должно твердо сказать себе: «Океан — внутри нас. Но мы скуем его дамбами». И начать строительство.

Только в этом случае десятки НФ-романов, включая «Заводную», останутся на бумаге как несбывшееся грозное пророчество, страшная история, рассказанная на ночь.



Теги: литература, творчество, люди
Будь в курсе событий
Подпишитесь на наш пятничный дайджест, чтобы не пропустить интересные материалы за неделю