USDКурс снизился 1.9703
EURКурс снизился 2.1019
Ирина Горбач | 29 мая 2015

Посол Государства Израиль в Беларуси господин Шагал: «Я не верю, что миллиардером можно стать за 5 лет. Так не бывает»

Что общего между евреями и белорусами, как Израиль стал второй Силиконовой долиной, почему в израильских банках торгуются за проценты, а израильский бизнес так сложно заинтересовать долгосрочными отношениями с белорусами. Об этом Bel.biz побеседовал с Йосефом Шагалом – Чрезвычайным и Полномочным Послом Государства Израиль в Республике Беларусь.

Йосеф Шагал родился и вырос в Баку, в 1990 году репатриировался в Израиль и в январе 2012 года - спустя сорок один год после службы в рядах Советской армии в Уручье – вернулся в Минск в качестве Чрезвычайного и Полномочного Посла Государства Израиль.

Историк, писатель, журналист, автор нескольких телесериалов, телеведущий, политик, депутат израильского Кнессета 17 созыва… В 2004 году Йосеф Шагал был назван «Человеком года» в номинации «За вклад в русскоязычную литературу Израиля».

Человек, у которого две родины, двое сыновей, трое внуков, две собаки, тот, кто воспринимает белорусскую стабильность как благо и мудрость, и помогает таким разным странам как Беларусь и Израиль наладить отношения в сфере экономики и туризма.

 «В Израиле не дают взятки, исправно платят налоги… И вовсе не потому, что израильтяне таких уж честные, просто законы очень строгие»

– Поэтому большинство выходцев из бывшего СССР, воспитанных на совершенно иных принципах, к занятиям бизнесом на первых порах особо не стремились, понимая, что это может закончиться фиаско.

Израиль – правовое государство, а в правовом государстве заниматься бизнесом можно только соблюдая все законы. А для этого, в свою очередь, необходимо в совершенстве владеть ивритом, чтобы не с чужих слов понимать смысл и значение юридических документов.

«Я не верю, что миллиардером можно стать за 5 лет. Так не бывает»

– Современные компании в мировой экономике считают, что годовая прибыль в 10– 12% – это очень хороший результат. Поэтому, когда вдруг в течение года состояние человека вырастает до $600 млн, задаешься вопросом: «Как это могло произойти?». В Израиле это невозможно. Там работает принцип «старых денег» – бизнес начинает дед, продолжает отец, совершенствуют сын и внук, и только правнук становится владельцем крупной компании с серьезным капиталом.

«Сегодня об Израиле говорят, как о стране высоких технологий, это вторая в мире «силиконовая долина»

– Израиль – единственная в мире страна, 40% экспорта которой составляет технологическая продукция.

Это было бы совершенно немыслимо без мощной волны репатриантов 90-х годов, когда из республик бывшего СССР в Израиль приехали на ПМЖ свыше миллиона человек, и в их числе – десятки тысяч высококлассных специалистов разного профиля. Именно эти кадры и создали базу для мощного толчка хай-тек развития. И по сегодняшний день, по мнению многих израильтян, хай-тек разговаривает с русским акцентом. Мнение в целом справедливое: интеллект – как и трудолюбие, упорство, высокая мотивация – передается на генетическом уровне.

«Служить в израильской армии не только почетно, но и выгодно»

– Подавляющее большинство израильтян балуют своих детей, давая им в полной мере  почувствовать все прелести детства. Психологически это объяснимо: в 18 лет юноши и девушки призываются в Армию Обороны Израиля (ЦАХАЛ). А это – если учитывать, что практически все 67 лет существования Государство Израиль находится в состоянии либо реальных, либо необъявленных войн, – по-настоящему боевая армия. Разгильдяи и бездельники, вчерашние маменькины сынки взрослеют здесь за двое суток, когда видят, как гибнут их товарищи, и когда понимают, какая тяжелейшая ответственность за страну ложится на их плечи.

Для израильской молодежи армия – это горнило. Она помогает самоопределиться и стать полноценным гражданином страны. После завершения службы каждый солдат, отслуживший в ЦАХАЛе положенный срок, получает достаточно серьезные деньги. Одни тратят их на экзотические путешествия (в основном, демобилизованные парни и девушки едут в Индию или на Тибет, где медитируют в окружении буддийских монахов), другие – на обучение в престижных университетах.

В израильской армии нет дедовщины. У каждой матери есть номер мобильного телефона командира части, по которому она может позвонить в любое время суток и отчитать командира за то, что он дал ее сыну или дочери ботинки на размер меньше.

Генералы и солдаты едят одну и ту же пищу в общей столовой. Кофе за столом – независимо от воинского звания - разливает тот, кто сидит ближе к кофеварке.

«Наши дети хорошо умеют делать две вещи – воевать и думать»

– Часто говорят, что евреи умные, так же часто возражают: «Да, умные! А что, был выбор?» Израиль – маленькая страна, расположенная в пустыне, где нет полезных ископаемых, а лишь песок и колючки. Мы не лучше и не хуже другого народа, просто, чтобы выжить, евреям на протяжении всей истории приходилось интенсивно работать мозгами. Я уже давно живу в Беларуси и постоянно ловлю себя на одной навязчивой мысли: «По большому счету здесь и работать-то не надо. Природа за людей уже практически все сделала!». Поэтому, наверное, белорусы так спокойны и расслаблены.

Израиль торгует самым выгодным товаром на свете – мозгами. Два мальчика заняли у родителей или взяли в банке $20 тыс., заперлись в подсобке, что-то там припаяли, что-то перекоммутировали, после чего продали свое изобретение за $200 млн. В мире тотальной глобализации идея – это самое дорогое. Вот почему мы не плавим сталь и не производим автомобили –  продавать технологии намного выгоднее. И перспективнее – ведь таких мальчиков в подсобках у нас – слава Богу! – очень много.

«В Израиле отсутствует слово «нельзя» и пиетет перед авторитетами»

– Чтобы это понять, мне понадобилось лет десять.

Мы все равны, разницы между мной и тобой не существует. Сегодня ты премьер-министр, а завтра мы с тобой поменялись местами.

Однажды патриарх израильской политики и ваш земляк Шимон Перес, будучи министром иностранных дел, возвращался с переговоров, и его водитель по дороге из аэропорта спросил: «Что за ерунду ты там в Брюсселе вчера нес?». И это не анекдот. Задавить кого-то авторитетом в Израиле невозможно даже теоретически: все начальники и все дураки.

«У нас можно торговаться даже за банковские проценты»

– Банк – это структура, призванная помогать человеку, а не только зарабатывать на нем. Когда я захожу в банк, там понимают, что я такой же человек, как и они, и деньги на меня с неба не падают. Поэтому у нас можно торговаться даже за банковские проценты. Мать-одиночка с четырьмя детьми может прийти в банк и попросить снизить процент. И ей пойдут на встречу.

Кстати, ипотека у нас – 2,5%. Но и ее мы с трудом тянем!

«В Израиле нет профессиональных официантов, но в ресторанах всегда дают чаевые – 10%»

– Официантами у нас, как правило, работают студенты, обслуживают посетителей они просто ужасно – стаканы валятся, тебе запросто могут вылить кофе на колени или обсыпать пудрой с круассана. Но клиенты (естественно, не иностранцы, а коренные израильтяне) относятся к официантам, как к собственным детям, прекрасно понимают, что учеба на инженера или агронома не оставляет ребятам времени на совершенствование навыков в кельнерском деле, и неизменно поощряют их чаевыми. Даже несмотря на пролитый кофе.

«Израильтяне улыбаются друг другу. У нас тепло и солнечно и у всех хорошее настроение. А в Беларуси улыбаются редко»

– Я только вошел в магазин, еще не успел сделать ничего дурного, а на меня уже смотрят, как на врага. Это, наверное, от нехватки солнца и серого – затянутого облаками – неба.

У нас люди живут одним днем – кто знает, может завтра и не наступит, верно? В Беларуси все основательнее, фундаментальнее: люди думают о том, что будут делать завтра, что купят на лето, куда поедут осенью, короче, налицо чисто советская традиция планировать все, даже неприятности. То есть, делают все то, что израильтяне отвергают полностью. Как говорится, каждому свое…

«Любовь к родине – вот что объединяет белорусов и израильтян»

– Не декларативная любовь.

Я вижу, что молодые люди осознают себя белорусами, критикуют свою страну и ругают ее – а это самые верные признаки патриотизма. Вопрос лишь в том, с какой целью ругать и в какой компании. Израильтяне будут ругать Израиль только в своем кругу, ведь это семейное дело, а сор из избы не выносят. Для посторонних – мы лучшая страна в мире, мы лучший народ и у нас все будет хорошо. Это не лицемерие, поверьте, а такая форма патриотизма. Не на экспорт. 

«Я белорус, а ты еврей – какая разница? Для меня это один народ»

– У наших народов прекрасные отношения, и так сложилось исторически: евреи и белорусы живут бок о бок на этой прекрасной земле почти 600 лет. У нас одна еда, один менталитет, один генотип. Я – белорус, а ты еврей – какая разница? Лично для меня – это один народ. А как себя позиционирует каждый – это его дело.

«Беларусь – пока не та страна, в которой израильский бизнес видит равноправного партнера»

– Беларусь – очень своеобразная страна со специфической экономикой. И иностранцу, который не разбирается в этих нюансах, лучше бизнес здесь не начинать.

Коренные израильтяне уверены, что Беларусь и Россия – это одно и то же в плане экономики, бизнес-климата, структуры власти, особенностей бюрократии… А это не так. Вот почему с удачными совместными проектами у нас пока напряженка.

Примерно года полтора–два назад прошел слушок, что в Минске вроде бы неплохой посол, помогает израильским компаниям выйти на правильные структуры, которые занимаются интересующими их вопросами. И потихоньку начали налаживать деловые отношения. Посольство Израиля в Минске играет сегодня роль этакого распредвала. Терпеливо жду, когда количество контактов перейдет в качество экономических связей и реальных проектов.

А сегодня вынужден констатировать, что Беларусь – это все еще не та страна, в которой израильский бизнес видит равноправного партнера, с которым можно планировать капиталоемкие и долгосрочные проекты. И самая сложная часть моей работы – изменить это отношение и соединить в конце концов две эти не стыкующиеся материи.

«Израильские инвестиции в Беларусь превысили $450 млн»

– В принципе у нас есть ряд замечательных примеров совместных реализованных проектов в производственной отрасли и сельском хозяйстве. Например, наша компания AgriGo построила в Любанском районе крупный свинокомплекс с уникальной системой очистки, передовой даже для Израиля и Западной Европы.

Компания Exadel Ltd. активно инвестирует в сферу информационных технологий – разработку инновационных настольных и мобильных приложений для банков, туристических компаний и лечебных учреждений.

Наша страна участвует и в строительстве Парка высоких технологий, куда компания Svitland Development уже инвестировала €55 млн.

«В Беларуси стабильно и спокойно. Кто-то считает, что это происходит от лености или отстраненности белорусов. А я думаю, что от разумности и ответственности»

– Думаю, со временем сама жизнь заставит Беларусь изменить свою экономическую концепцию и стать интегральной частью мировой экономики. Тем более, что для этого есть все предпосылки: талантливая молодежь, независимая красивая и невероятно чистая страна, выгодное стратегическое расположение.

Наиболее частое выражение, которое я слышал от людей, впервые посетивших Беларусь, – «Здесь чисто, стабильно, а от того – спокойно». Кто-то считает, что это происходит от лености или отстраненности, генетической пассивности белорусов. А я думаю, что это от разумности и ответственности. Спору нет – современному миру претит статика, он динамичен и должен беспрерывно меняться. Но полагаю, любой народ мечтает о том, чтобы необходимые и важные изменения в окружающем его мире и реальности происходили цивилизованным, мирным путем, методами законодательного, а не «уличного» реформирования.

«Улыбаться надо»

– Тема туризма – больная тема для любого посла, потому что наладить туристический поток в обе стороны – одна из моих задач.

Израиль живет в том числе и за счет туризма. И самый посещаемый туристами город – это Тель-Авив, а не Иерусалим, потому что в Тель-Авиве три тысячи кафе и ресторанов, а его территория в три раза меньше Минска.

Когда я приехал в Беларусь три года назад, на дорогах не было кафе. За это время дороги привели в порядок, вообще в Беларуси сделано в этом плане очень много – говорю об этом как очевидец. Теперь осталось главное – создать туристическую ИНФРАСТРУКТУРУ.

У вас прекрасная природа, но такой же природой иностранцы запросто могут любоваться и в Словении, Чехии, Германии. Только добавьте к этому огромное количество удобств, услуг и всяких приятностей. Короче, вещей, которые создаются не на государственном уровне. Туризм – это капитализм, здесь не обойтись без частного сектора.

И улыбаться надо – без улыбок и выражения радушия любая, даже самая продуманная туристическая инфраструктура, мертва.

«Я полюбил Минск 40 лет назад»

– В качестве посла я живу в Минске с 23 января 2012 года, а мое знакомство с этим городом состоялась во время службы в армии. За сорок лет у меня вся жизнь изменилась. Я приезжаю – а Минск все тот же: Зеленый луг, Серебрянка, Комаровка – все на месте. Это как временная воронка, когда ты оказываешься там, где уже был, словно возвращаешься в свою молодость.

Сложнее всего в Беларуси было привыкнуть к погоде, воде, недостатку солнца… И к тому, что нельзя открывать окна. После Израиля вообще очень тяжело жить в другой стране.

В Минске мне не хватает моих детей, внуков, старых друзей и собак. Со мной – и так последние 45 лет – только жена, которая тоже очень любит Минск.

«Поздравляю!» – услышал я в трубке, когда ответил на звонок коллеги-журналиста. «Как с чем? Тебя назначили послом»

– Прежде чем стать послом, я писал книги и сценарии, работал редактором и журналистом, а также был депутатом.

Семь лет отдал телевидению – был автором и ведущим популярной политической программы. Потому и был в Израиле лицом достаточно узнаваемым – как-никак, «человек из ящика». Когда лидер одной из партии предложил мне примкнуть к списку, я согласился. Думаю, не столько из-за тщеславия, сколько из-за любопытства. Так я стал депутатом Кнессета, проработал в законодательном собрании три года и ушел, на практике поняв то, что раньше предполагал теоретически: чтобы быть профессиональным политиком, им нужно родиться.

Вернулся в свою профессию. Когда узнал, что меня назначили послом в Беларусь, как раз заканчивал работу над сценарием большого сериала. Это было неожиданно.

«Значит, так тому и быть» – подумал. Я фаталист: верю в судьбу, цифры… Человек думает, что управляет жизнью, но на самом деле есть высшая сила, она держит его за руку и куда-то ведет.

«Воспринимаю мир только через окно водителя автомобиля»

– Мы с женой много путешествуем. Жаль, нет моста через Атлантику, я бы с удовольствием доехал до Америки на автомобиле.

За время жизни в Минске купил не меньше пятисот хороших книг, здесь прекрасные букинистические магазины. На день рождения жена подарила мне электронную книгу, но я к ней так и не прикипел – не хватает запаха бумаги.

Поскольку являюсь на данный момент государственным чиновником, естественно, перестал писать сериалы, теперь я их смотрю. Сериалы на русском языке часто халтурные, смотрим, в основном, американские и английские – они классные и супер профессиональные. Например, «Карточный домик» или «Схватка».

«Я родился в Баку, прожил там полжизни, потом стал первым за всю историю Кнессета депутатом, рожденным в Азербайджане. И мне дороги обе эти страны»

– В 2011 году Президент Азербайджана Ильхам Гейдарович Алиев наградил меня орденом Дружбы – это высшая награда для иностранцев. В Кнессете я три года возглавлял межпарламентскую группу дружбы Израиль-Азербайджан, создал и был первым президентом Международной ассоциации «Израиль-Азербайджан» (АзИз). Думаю, это и стало причиной награждения меня орденом, которым я очень горжусь. Хотя одевать его стесняюсь, орден очень крупный и яркий – золотая девятиконечная Звезда с платиновой картой Азербайджана. Иногда ношу орденскую колодку и получаю огромное удовольствие, отвечая на вопросы, что это.  

Моя жизнь как бы разорвана на две части – отец похоронен в Азербайджане, мама – в Израиле, и мне порой трудно определиться с понятием «Родина». Наверное – хотя это существительное и не имеет множественного числа – их у меня две. Безусловно, как еврей я готов отдать жизнь за Израиль – любимую страну, в которой родилось трое моих внуков. Но когда я буду умирать, я знаю, что перед глазами у меня будет стоять Баку.

Тот самый Баку, откуда я уехал 25 лет назад и где впервые осознал истину, ставшую стержнем моего мировосприятия: ни одна даже самая благородная цель не стоит человеческой жизни.

Фото: Константин Горецкий и из личного архива господина Шагала.




Будь в курсе событий
Подпишитесь на наш пятничный дайджест, чтобы не пропустить интересные материалы за неделю