USDКурс вырос 1.9703
EURКурс вырос 2.1019
Юрий Смирнов | 12 сентября 2011

7 900 за доллар США – реально? Эксперт

Послезавтра ситуация в белорусской экономике может резко измениться. В какую сторону? Различные сценарии развития событий, связанные с предстоящим открытием дополнительной сессии на Белорусской валютно-фондовой бирже, по просьбе BEL.BIZ комментирует аналитик исследовательской группы BusinessForecast.by Александр Муха.

 

– Александр, давайте начнем с базового, наиболее вероятного, на ваш взгляд, сценария. Если не произойдут некие непредвиденные события, какой рыночный курс доллара, скорее всего, получит страна?

– Учитывая поведение черного рынка, а также накопленные объемы отложенного спроса и предложения, рискну сделать следующий прогноз. Сегодня задолженность отечественных компаний-импортеров перед иностранными компаниями превышает $ 7.8 млрд – на такую сумму предоставлены отсрочки по платежам за поставленные в Беларусь товары и услуги. Понятно, что кому-то предстоит платить через полгода, кому-то – через три месяца, а кому-то – сейчас. Поэтому те, у кого уже поджимают сроки, в первые дни работы допсессии «опустят» курс национальной валюты до уровня Br 9 000–9 500 за доллар (на мой взгляд, при достижении порога 9 500 руб/$ будут уместны ограниченные интервенции Нацбанка для мягкой корректировки курса). Однако, по мере ослабления ажиотажного спроса, курс будет снижаться поэтапно – на несколько десятков рублей в день. И продавцы, и покупатели осознают, что произошел «перелет». Вектор настроений на рынке сменится на прямо противоположный, и в течение нескольких недель рыночный курс может быть нащупан в диапазоне Br 8 500–8 850 за доллар.

 

– Может ли государство предпринять шаги, в результате которых курс опустится еще ниже?

 

– Да, безусловно. При совпадении нескольких факторов будущий единый курс белорусского рубля может укрепиться на уровне Br 7 900–8 000 за доллар. Хочу обратить внимание на то, о чем почему-то никто не вспоминает. Речь идет о сделках по обмену депозитами. Именно с их сокращения, на мой взгляд, и следует начинать Нацбанку.

 

– Почему этот фактор так важен?

 

– Напомню: в четвертом квартале 2010 года резко увеличился спрос на иностранную валюту со стороны предприятий и населения. Резонно опасаясь девальвационных рисков, банки отказывались продавать накопленную валюту. Нацбанк был вынужден прибегнуть к не совсем стандартным операциям – предоставить отечественным банкам белорусские рубли под залог иностранной валюты. На 1 августа 2011 года валютные требования банков к Нацбанку составили $ 4.582 млрд (что, кстати, больше ЗВР страны). Взамен банкам было предоставлено Br 22.68 трлн (год назад объем этих сделок был минимален и носил технический характер). Обе стороны остались, в целом, довольны: Нацбанк в преддверии выборов сэкономил свои золотовалютные резервы, тем самым отсрочив начало валютного кризиса, а комбанки снизили свои девальвационные риски.

 

– «Недовольной» осталась экономика?

 

– В определенном смысле, да. Вообще говоря, денежная эмиссия может осуществляться не только в явной форме. Наращивание сделок по обмену депозитами – скрытая эмиссия: хотя эти деньги официально и не отражаются в денежных агрегатах (ни в рублевой массе, ни в рублевой базе), но от этого количество белорусских рублей в обращении не уменьшается. По условиям данных сделок, в случае девальвации официального курса Нацбанк обязан доперечислить банкам соответствующее количество белорусских рублей. Иными словами, если национальная валюта вновь будет девальвирована (к примеру до Br 8 050 за доллар), то Нацбанку, образно говоря, придется допечатать более Br 13 трлн. Опять усилится давление на цены, валютный курс...

 

 

– Как выйти из этого заколдованного круга?

 

– На мой взгляд, первым пунктом стабилизационной повестки дня должно стать сокращение объемов указанных сделок. Перед официальной девальвацией Нацбанку необходимо погасить хотя бы часть своих обязательств перед банками – на $ 1.5–2.5 млрд. Во-первых, это позволит занчительно сократить избыточную рублевую массу в экономике. Во-вторых, банки получат в свое распоряжение существенное количество иностранной валюты, которую смогут направить на подкрепление обменников. Или потратить ее на создание собственной «подушки безопасности», или направить на сокращение своих внешних долгов, которые составляют $ 6.7 млрд на 1 августа. На мой взгляд, ради решения этих задач будет оправданным пожертвование частью ЗВР, которые позже могут быть восполнены за счет приватизации.

 

– Что еще нужно задействовать, чтобы курс составил меньше Br 8 000 за доллар?

 

– Нацбанк, как и обещал, должен воздержаться от денежной эмиссии в любых формах и льготного кредитования на нерыночной основе. Более того, главному кредитному учреждению страны сейчас следовало бы воздержаться даже от стандартных операций, таких как кредиты овернайт, своп овернайт, ломбардные и беззалоговые кредиты. Если мы хотим избежать спекуляций на валютном рынке, необходимо на период выхода на единый обменный курс полностью исключить поддержку рублевой ликвидности банковской системы со стороны Нацбанка. Самому Нацбанку следовало бы выйти из непрофильных видов деятельности: сейчас его участие в капитале различных подшефных предприятий (таких, например, как Полесский университет) составляет Br 9.162 трлн. Я бы еще предложил повысить нормы обязательного резервирования по привлеченным средствам юридических и физических лиц в белорусских рублях. За счет этого можно изъять несколько триллионов рублей из денежного обращения. Это рыночный инструмент как раз для таких сложных периодов, как нынешний. И это – справедливая мера, поскольку касается всех. Естественно, если до конца года государству удастся продать свои доли в Белтрансгазе и МТС, а также договориться с Дойчебанком и Сбербанком о беззалоговом кредите Беларускалию, это поможет быстрее стабилизировать валютный рынок. Наконец, очень важен технический фактор: процесс поиска единого курса должен быть прозрачным и понятным всем участникам рынка.

 

– Каким может быть негативный сценарий?

 

– Если власти не справятся с ограничением денежной эмиссии, заставят население нервничать (в результате чего, например, возобновится отток денег с валютных счетов, остановленный в июле сего года) – тогда курс доллара США может превысить Br 10 000 за доллар. Это очень нежелательный сценарий: государству и предприятиям станет значительно сложнее обслуживать совокупный внешний долг, превышающий $ 31.7 млрд. Однако я оцениваю вероятность такого сценария как относительно невысокую.

 

– А если у государства сдадут нервы, и оно вернется к множественности курсов или вовсе запретит хождение валюты?

 

– Я не верю в это. На эти грабли мы уже наступали.

 

Источник: http://bel.biz/




Будь в курсе событий
Подпишитесь на наш пятничный дайджест, чтобы не пропустить интересные материалы за неделю