USDКурс снизился 1.9703
EURКурс снизился 2.1019
| 12 февраля 2014

Александр Карташов: Любой стартап имеет право на жизнь

Кто не мечтает о собственном бизнесе? Это не только желание независимости от начальников и переходе от зарплаты к прибыли, но и создание чего-то уникального. Как известно, все начинается с хорошей идеи,  но вот только финансовый аспект не всегда дает возможность превратить её в реальность. Тогда в дело вступают инвесторы, которые благодаря своему опыту «дают жизнь» новым проектам. Сегодня поговорим с Александром Карташовым – руководителем, совладельцем компании «Ункомбел», владельцем ряда бизнесов в области энергетики, торговли, сельского хозяйства, и узнаем о том, в какие проекты сейчас хотят вкладывать деньги инвесторы, а также узнаем, что необходимо стартаперу, чтобы в его идею поверил инвестор.

Александр, поделитесь, какие сферы сейчас наиболее популярны для стартапов?

Сейчас я занимаюсь инвестированием  в нескольких сферах: электроэнергетика, кабельно-проводниковая продукция, энергооборудование, сельское хозяйство, строительство домов из дерева. Что касается тем для стартапов – ограничений в определенной сфере попросту нет. Нельзя сказать, что есть предпочтение какому-то одному виду деятельности. Много хороших и свежих идей, а в каждой, даже самой безумной, можно найти рациональное зерно и воплотить идею в жизнь. Достаточно много проектов появляется в сфере IT технологий.

Что необходимо для того, чтобы стартап стал успешным?

Стартап может стать успешным  благодаря хорошей команде, а также  продукту, который получится по итогу. И, естественно, немаловажный фактор – это заинтересованность в продукте на рынке. Если получен хороший результат, но на него нет спроса – то не важно, что он высшего качества, он все равно будет никому не нужен.  Хотя в этом случае можно попробовать культивировать потребность в данном товаре.

Существуют ли сейчас тенденции в сфере стартапов? Может быть, инвесторы стремятся вкладывать в проекты определенной сферы?

В сообществе «Бавин», например, собрались абсолютно разные по деятельности бизнесмены. Там представлен довольно широкий спектр тем. Я не думаю, что инвесторы могут ограничиваться одной сферой. Если есть действительно стоящая идея, то не важно, в какой она области. Однако у меня, например, нет цели вкладывать деньги в проект и через год забрать их «с премией». Интересно вкладывать в проекты, которые могут развиваться и расти. 

Вы только инвестируете в проект или занимаетесь и его дальнейшей поддержкой?

Все  зависит от потребности команды. Если инвестор входит в проект, есть несколько путей дальнейшего развития. Вариант первый: к инвестору приходят действующие бизнесмены и команда сама знает, чем им необходимо заниматься. Для реализации своих планов им необходимы лишь деньги. В таком случае инвестор может выступать как финансовая сторона. В таком случае он просто со временем получает свои деньги. Есть и второй вариант, когда помимо денег стартаперы получают от своих инвесторов еще и знания. Полагаясь на опыт, мы можем дать совет, который позволит им уменьшить вероятность допущения ошибок. Все бизнесмены когда-то проходят через это,  и поэтому есть возможность предупредить стартаперов.

Какие проекты вы считаете успешными?

А здесь все зависит от того, что именно вкладывать в слово «успешность». Если говорить  с точки зрения финансовой стороны, то все виды бизнеса имеют разные уровни дохода. Если бизнес небольшой, он не будет приносить высоких доходов, однако, это не говорит о том, что проект плохой. Поэтому я считаю, что финансы – это не единственный аспект, по которому стоит судить об успешности проекта. Бывают примеры неуспешного финансирования, однако мы приобретаем такой опыт и знания, которые просто необходимы нам для будущего развития. Думаю, что успешной в ближайшее время смогу назвать нашу работу в сфере сельского хозяйства, которую мы начали три года назад. Питание – это то, что является востребованным для человека всегда.

Какой фактор является все-таки решающим при принятии решения об инвестировании?

Для меня есть три ключевых фактора. Во-первых, команда. Я должен быть уверен в том, что она справится с реализацией стартапа. Во-вторых, сам продукт. Здесь важно понимать, для чего он нужен, какие функции несет в себе и какова территория его распространения. В-третьих, это рынок, для которого производится данный товар. Если он не нужен никому – значит и производить его не стоит. Если все факторы сходятся воедино, стоит переходить к глубокому анализу предложения и бизнес-плану. Уже следует углубляться в проект. Если три названных пункта не очевидны для меня – мной останавливается рассмотрение проекта. Стартапов действительно предлагают довольно много, но нельзя тратить на рассмотрение одного проекта несколько дней. Поэтому стартаперы должны четко понимать, что отведенное время нужно использовать с пользой.

Многие ли проекты все-таки получают финансирование?

Сложно сказать про всю Беларусь, но в «Бавин» профинансировано порядка 3% от общего количества поступивших проектов. Это нормальное число для мировой практики, так как средний процент инвестирования стартапов в мире – это 2- 3%. Говорить об успешности профинансированных проектов, на мой взгляд, слишком рано. Сообщество «Бавин» существует всего 3 года и пока нет ни одного проекта, в котором был бы зафиксирован выход инвестора.

Почему в Беларуси не развито венчурное инвестирование?

Я думаю, что нет таких факторов, которые мешают развитию венчурных фондов. Когда в 2010 году мы организовывали «Бавин», то всерьез задумывались о создании фонда. Тогда нам помешало сделать это 2 фактора: во-первых, все бизнес-ангелы из различных отраслей бизнеса, и если кто-то понимает в электроэнергетике, или, например, строительстве, то меньше в IT или медицине. Из-за этого возникают большие риски, связанные с некомпетентностью. Во-вторых, белорусские деньги слишком дорогие для того, чтобы вкладывать в порядка 10 проектов венчурных инвестиций и ждать результата хотя бы в одном из них. И если с первым пунктом пока ничего не изменилось, то для второго есть свои решения.

На Ваш взгляд, венчурные фонды в Беларуси все-таки появятся?

Думаю, что они обязательно появятся. Также было и с бизнес–ангельством. Для нас это еще что-то очень новое, непривычное слуху, а в США активному движению бизнес-ангелов уже более 50 лет.

И напоследок, предостерегите стартаперов от основных ошибок, с которыми  вам приходилось не раз сталкиваться.

Не знаю, можно ли это назвать ошибками, но часто стартаперы приходят неподготовленными, потому что не знают, чего хотят от инвесторов. Я часто сталкиваюсь с тем, что заявитель не может донести до инвестора всю суть проекта. Он начинает «плавать» в теме и не может конкретно ответить ни на один вопрос. Инвестор начинает сомневаться, а готов ли он. Правило номер один: стартапер должен досконально знать продукт, который он предлагает. Если с продуктом кое-как разобрались, то дальше начинаются переговоры. Правило номер два: заявитель должен уметь вести переговоры, чтобы добиться от инвесторов принятия решения о вложении средств.

Но хочется сказать еще вот что: каждому стартаперу важно найти «своего» инвестора. Например, я некомпетентен в вопросах медицины и биотехнологий. Вряд ли бы меня заинтересовал проект на эти темы. Но это ни в коем случае не говорит о том, что этот стартап нецелесообразно финансировать, просто я не стратегический инвестор. В таких случаях не стоит опускать руки, а необходимо сосредоточиться на том, чтобы найти человека, который заинтересуется вашим проектом. Любой стартап имеет право на жизнь, главное – найти того, кто в него поверит!



Теги: Беларусь, бизнес, стартапы
Будь в курсе событий
Подпишитесь на наш пятничный дайджест, чтобы не пропустить интересные материалы за неделю