USDКурс снизился 1.9739
EURКурс снизился 2.0967
Александр Абрамович | 11 августа 2011

Беларусь и «греческий кризис»: время для правильных выводов

Греция и Беларусь – страны, вполне сопоставимые по территории и численности населения. Культурную общность, основанную на православии и кириллическом письме, все больше дополняет общность экономическая. Вопрос внешнего долга стал, как в случае с Грецией, или становится, как в случае с Беларусью, приоритетным для экономики этих государств.

 

В балканской стране внешний валовый долг близок к отметке $ 0,5 трлн. По последним данным Национального банка Республики Беларусь на 1 апреля 2011 года, подобный долг у нас составляет менее $ 32 млрд. Казалось бы, несопоставимая разница, затрудняющая всякие экстраполяции с финансами греков и белорусов.

 

Посмотрим на ситуацию с финансами сквозь призму отношения суммы долга к ВВП, как это принято в мире. Внутренний валовый продукт в Греции значительно превышает $ 300 млрд. И упомянутое отношение составляет приблизительно 1,5.

 

А что же у нас? Вице-премьер Сергей Румас на последнем заседании Совета министров 2 августа предупредил о возможности роста внешнего долга по итогам года до 73% внутреннего валового продукта при пороговом значении в 55% ВВП. Разумеется, он выводил свою арифметику на основе официального курса Нацбанка. Если же вывести ее на основе более реального межбанковского курса, по которому белорусские банки покупают друг у друга валюту, то 73% неумолимо превращаются во все 100%. И искомое отношение составит 1.

 

После приведенных арифметических выкладок становится ясно, насколько близко Беларусь приблизилась к финансовой пропасти, над которой уже зависла Греция.

 

Что же делают потомки эллинов и литвинов, чтобы туда не свалиться?

 

При всей критике лидеров Греции и других стран еврозоны, а также Европейского центрального банка во главе с г-ном Трише, у них есть одно неоспоримое достоинство. Европейский Союз не печатает безоглядно евро, а ищет пути решения через более реальные, хоть и болезненные шаги. Прежде всего, это снижение бюджетных дефицитов. Данный путь сложный, чреватый политическими потрясениями и социальными взрывами. Однако он честный. И позволяет сохранить экономический фундамент системы, на который будет опираться будущий посткризисный рост.

 

В конце июля произошло событие, которого европейские инвесторы ждали с нетерпением. Лидеры ЕС на саммите представили очередной план по выходу Греции из долгового кризиса и дали «добро» на новую порцию финансовой помощи. Согласно этим решениям Греция получит очередной пакет финансовой помощи. Греческие гособлигации с истекающим сроком погашения будут обменены на более долгосрочные.

 

План помощи Греции будет работать следующим образом. Европейский фонд финансовой стабильности (EFSF) и МВФ предоставят стране свыше ? 100 млрд финансовой помощи в ближайшие три года по сниженной ставке 3,5%.

 

Госбумаги Греции, срок погашения которых наступает в ближайшие годы, частные кредиторы смогут «добровольно» обменять в любой момент до срока погашения или при его наступлении на бумаги с гораздо более поздним сроком погашения вплоть до 30 лет. Это по сути является продлением сроков погашения гособлигаций.

 

Институт международных финансов (IIF), объединяющий 400 крупнейших банков из более чем 70 стран, заявил о готовности его членов принять участие в обмене облигаций. По предварительным оценкам, степень участия банков в обмене составит 90%. Если эта цифра не будет достигнута, Греция не сможет вернуть долг по своим обязательствам. А это будет означать неминуемый дефолт.

 

Фонд EFSF, объем которого составляет ? 440 млрд, также получит дополнительные полномочия. Они позволят остановить распространение долгового кризиса на другие страны еврозоны. В частности, упростятся условия выдачи кредитов.

 

Фонд к тому же сможет выкупать облигации стран еврозоны на вторичных рынках, чтобы регулировать цены. Он полномочен выдавать кредиты странам до того, как они потеряют доступ к рынку частных заимствований. EFSF профинансирует рекапитализацию банков. Таким образом, можно говорить о создании европейского валютного фонда, подобного МВФ.

 

Обмен греческих гособлигаций повлечет за собой потери. Крупнейшие банки Европы в результате могут потерять свыше ? 20 млрд (90 крупнейших европейских банков держат почти ? 100 млрд в греческих гособлигациях). Однако это не станет катастрофой. Банки вполне способны справиться с такими убытками.

 

Банки, конечно же, не единственные держатели греческого долга. Чуть более половины из ? 350 млрд греческого госдолга, по оценке британского банка Barclays, находится в портфелях частных инвесторов, прежде всего на балансах европейских финансовых институтов.

 

Потери, которые понесет частный сектор, будут зависеть от ставки дисконтирования, которая определяет предполагаемое снижение размера выплат по бонду в течение определенного периода времени. Аналитики JPMorgan подсчитали, что ставка дисконтирования составит порядка 12%, учитывая средневзвешенную среднюю доходность греческих гособлигаций. Предполагаемая ставка IIF составляет 9%. При такой ставке дисконта потери инвесторов не превысят 21%. В данной ситуации это, скажем так, неизбежные потери.

 

На июльском саммите лидеры ЕС сделали два главных дела. Первое — предоставление капитала греческим банкам, имеющим высокую экспозицию на греческий госдолг. Второе — предотвращение распространения кризиса на другие страны еврозоны. Эти меры в совокупности позволят предотвратить коллапс не только Греции, но и других стран обращения евро, гораздо более крупных, чем Греция.

 

При этом международные рейтинговые агентства явно не пришли в восторг от решений, принятых на июльской встрече в верхах. Moody’s и S&P уже успели понизить рейтинг Греции до уровня, который лишь на одну ступень выше дефолта. Когда начнется реализация плана по обмену госбумаг, Греции будет присвоен рейтинг «выборочного дефолта».

 

Называть нынешнюю ситуацию дефолтом было бы крайним преувеличением. Скорее, ее можно охарактеризовать как реструктуризацию, которая в данной ситуации представляется весьма приемлемым вариантом для всех сторон. Полностью избежать потерь при таком непомерном госдолге кредиторы Греции не смогли бы. Поэтому сценарий, при котором потери инвесторов достигают порядка 21%, является наиболее оптимальным.

 

Благодаря нынешнему плану госдолг Греции по отношению к ВВП стабилизируется в районе 150% в течение ближайших 10 лет. Без этой реструктуризации он в 2030 году достиг бы 250%. Выплата номинала продлевается на более длительный период, в течение которого у греческих властей будет время привести в порядок свои финансы. За этот срок требуется увеличить доходную часть бюджета и продолжить курс на сокращение госрасходов.

 

Что делают в Беларуси, чтобы не попасть в финансовую яму?

 

На примере той же Греции понятно, что необходимы три вещи. Это осознание опасности приближающегося дефолта, наличие политической воли для предотвращения бюджетной катастрофы и, собственно, сам пакет мер по стабилизации отечественных финансов.

 

Осознает ли Надежда Ермакова данную опасность? 27 июля перед назначением на должность председателя Правления Национального банка она доложила Президенту Республики Беларусь о том, что в целом в банковской системе страны стабильная ситуация. Она заверила, что курсы иностранных валют, установленные Нацбанком, отражают реальный уровень и не сдерживаются административными методами. Думается, после таких слов ответ на вынесенный в начало абзаца вопрос представляется риторическим.

 

Об отсутствии политической воли красноречиво свидетельствуют уже упомянутое предупреждение вице-премьера Сергея Румаса о грозящем внешнем долге в размере 73% ВВП к концу года. А продуманного концептуального пакета мер нет и в помине. Отдельные разрозненные спорадические попытки спасти ситуацию, вроде программы импортозамещения, не в счет.

 

Источник: http://bel.biz/




Будь в курсе событий
Подпишитесь на наш пятничный дайджест, чтобы не пропустить интересные материалы за неделю