Владимир Тарасов | 01 ноября 2011

Белорусские банки работают слишком эффективно

Вместе со сменой руководства Нацбанка, в банковской системе страны начались процессы, которые, по-видимому, приведут к снижению эффективности этого вида бизнеса.

Банки в лидерах

На первый взгляд, для изменений особых оснований нет: банки работают успешно, и только за восемь месяцев текущего года их прибыль, по данным Национального банка Республики Беларусь, составила Br 1,5 трлн. Если сравнивать это с прибылью, полученной в целом в экономике Беларуси, то это не так уж и много, ведь валовая прибыль до налогообложения, полученная организациями страны за тот же период, по данным Национального статистического комитета, составила Br 29,7 трлн. То есть прибыль банков равна всего 5,1% от прибыли белорусских организаций.

Однако если сравнивать величины прибыли в расчете на одного занятого, картина получается совершенно иной. В расчете на одного человека, работающего в банковской системе, банковская прибыль за восемь месяцев текущего года достигла примерно Br 30 млн. В то же время, в целом в белорусской экономике прибыль на одного работающего составила около Br 6,6 млн. То есть банки работают примерно в 4,6 раза эффективнее экономики в целом (по данному параметру).

Если из общих данных убрать прибыль Белорусского калийного комбината, а еще учесть и накапливаемые банками резервы, которые отчасти можно считать их прибылью, то преимущество банков над остальной экономикой станет еще выше.

Но это еще не все: банковские работники получают зарплату, примерно в 1,8 раза превышающую среднюю по стране. Так, в августе 2011 года в банках начисленная зарплата составляла Br 3,5 млн, тогда как в целом по стране она равнялась Br 2 млн.

То есть, в сумме по прибыли и заработной плате работников эффективность работы банковской системы страны примерно на порядок превышает эффективность белорусской экономики в целом.

Возможно, в этом и заключается проблема белорусских банков – они работают слишком эффективно.

Прибыль слишком велика

Вопрос о прибыльности банков в Беларуси имеет давнюю историю. Фактически с момента возникновения частных банков в стране шла дискуссия о том, должны ли банки зарабатывать, или их задача решать какие-то государственные задачи.

В разные годы этот спор решался то в пользу банков, то в пользу государства, и только несколько лет назад банкам удалось решить обе задачи одновременно. Частные банки получали довольно высокие показатели рентабельности капитала, одновременно привлекая в Беларусь валютные ресурсы и увеличивая объемы кредитования экономики.

Это было своего рода неписаное соглашение между банками и государством, которое не было зафиксировано ни в каких документах и даже не было сформулировано: государство позволяло банкам получать высокую прибыль как бы в обмен на привлечение капитала и кредиты. То же самое фактически было сделано и в отношении заработной платы в банках.

Данное сотрудничество фактически продолжается до сих пор, но, похоже, что государство решило изменить свою политику в отношении банков. Дело здесь не в смене руководства Нацбанка, так как Надежда Ермакова, судя по ее действиям во главе АСБ «Беларусбанк», в данном вопросе придерживается той же позиции, что и Петр Прокопович. Претензии к банкам есть у президента Беларуси Александра Лукашенко.

В ходе состоявшейся 25 октября встречи с председателем правления ОАО «Банк ВТБ» Андреем Костиным, президент заявил: «Мы серьезно займемся коммерческими банками и очень аккуратно, рыночным образом попытаемся все-таки повернуть банки лицом к государству».

Правда, претензии президента были связаны, насколько можно понять, с проблемами на валютном рынке, так как он считает, что некоторые банки помогали экономике Беларуси недостаточно активно.

В связи с этим президент сказал Надежде Ермаковой, «чтобы она поближе держалась к коммерческим банкам, интересовалась их работой. И не только корректировала, но и направляла их деятельность, чтобы не было расхлябанности в стране».

Что имел в виду президент, сказать сложно, у белорусских банков, собственно, только один существенный «недостаток»: они слишком сильно выделяются на общем фоне, хотя и в лучшую сторону. Поэтому государство ожидает от них финансовой помощи. Это вполне естественно с точки зрения тенденций, которые в настоящее время существуют в стране. Так, Белорусский калийный комбинат, наверное, лидер по эффективности среди предприятий страны, перечисляет государству высокие дивиденды, делает специальные отчисления в бюджет как предприятие, имеющее высокую рентабельность, и заимствует деньги для пополнения золотовалютных резервов страны.

По-видимому, нечто подобное ожидает и белорусские банки. Поэтому не стоит удивляться, если Нацбанк через некоторое время «рыночным способом» попытается ограничить ставки по кредитам, предоставляемым банками белорусским предприятиям. Впрочем, это может произойти и естественным образом в силу ухудшения состояния белорусской экономики и роста конкуренции между банками.

 

Не исключено, что банкам будет предложено откупиться посредством увеличения объемов поддержки экономики страны, что также может оказаться не очень прибыльным делом. В принципе, банки уже и так многое делают, привлекая валютные средства в Беларусь.

Валюты всегда мало

Последнее также может быть причиной претензий президента к некоторым банкам. На протяжении прошлого года и в начале текущего белорусские банки активно размещали валютные средства в Национальном банке в рамках сделки СВОП. Всего Нацбанк получил таким образом около $3,5 млрд, которые использовал для пополнения золотовалютных резервов страны.

Но разные банки внесли различный вклад в дело помощи государству. Так, например, сумма средств БПС-Сбербанка, размещенных в Национальном банке на 1 октября 2011 года составила Br 3,9 трлн, причем с 1 октября 2010 года она увеличилась в шесть раз. Эти средства составили 41% от кредитов, предоставленных БПС-Сбербанком клиентам. Данный банк оказался лидером среди крупнейших частных банков Беларуси по объемам помощи Нацбанку.

В то же время, например, у Белросбанка сумма средств, размещенных в Национальном банке, на 1 октября 2011 года составила всего Br 0,25 трлн, что составило 13% от кредитов клиентам. И выросла данная сумма за год всего в 1,5 раза, то есть в долларовом выражении с учетом почти трехкратной девальвации рубля даже снизилась примерно в два раза.

Возможно, что президент Беларуси и собирается оценить банки по их активности в деле помощи Национальному банку. Это не исключено, тем более что вопрос о финансовой поддержке экономике Беларуси сейчас по-прежнему актуален, правда, не в связи с необходимостью пополнения золотовалютных резервов, а вследствие снижения объемов поддержки экономики за счет средств бюджета и Национального банка.




Будь в курсе событий
Подпишитесь на наш пятничный дайджест, чтобы не пропустить интересные материалы за неделю