USDКурс снизился 1.9703
EURКурс снизился 2.1019
Владимир Артюгин | 23 сентября 2013

Что происходит на рублевом рынке?

С июля 2013 года сменилась тенденция на рублевом рынке: избыток ликвидности перетек в нехватку. Основной причиной стал повышенный спрос на валюту со стороны населения и субъектов хозяйствования, а  дополнительной проблемой можно считать изменение ставок по ФОРам (на валютные депозиты она выросла на 2% – до 14%). В результате в последний период формирования ФОРов (середина августа-середина сентября) на рынке сформировалась постоянная нехватка рублевых ресурсов. При этом начала расти сумма несформированных ФОРов, особенно с первых чисел сентября, и к концу периода по данным Нацбанка эта сумма превысила 58 трлн.  белорусских рублей (то есть около 2 трлн. белорусских рублей в день).  Причем, судя по тому, что частные комбанки проблем с формированием ФОРов не имели, эта нехватка относится к госбанкам.

Процентные ставки на «рублевом межбанке» выросли с 40% до 80-100% к середине сентября. После чего Нацбанк принял меры, «попросив» не «задирать» ставки и взамен пообещав предоставлять ресурсы в «наиболее сложные дни» под 45%. В результате процентная ставка резко сократилась до 40-50%. Один день со ставкой в 24% в конце периода формирования ФОРов можно не рассматривать, так как после «прощения» госбанкам обязательств по ФОРам спроса на белорусские рубли не оказалось. Но уже с начала нового периода формирования ФОРов ставки вернулись на «желаемый» уровень в 45%.

Изначально рост процентных ставок по рублевым ресурсам, вызванный Нацбанковским сокращением объема поддержки комбанков, был связан с желанием сохранить объемы рублевых депозитов и не допустить роста спроса на валюту. Для чего ставки по рублевым ресурсам и вывели на уровень в 45%. Версия о желании Нацбанка добиться продажи валюты комбанками не стоит рассматривать хотя бы из уважения к профессионализму этого учреждения (в преддверии девальвации рассчитывать на продажу валюты просто глупо)…

Причиной же доведения ситуации на рублевом рынке до откровенного парадокса, когда государство должно само себе, но ничего не делает для решения этого вопроса, скорее всего, является попытка сокращения объема кредитования экономики по льготным ставкам. Объем обязательств у госбанков по финансированию экономики, которые исполняются почти автоматически при наличии необходимых средств у банка, вынуждает искать «объективные» причины по невозможности их выполнять (что и произошло в первой половине сентября, когда госбанки «приостановили» некоторые виды кредитования). «Нулевой» корсчет госбанка – лучшее объяснение для «невозможности» кредитования. А нарастание «проблем» с ФОРами является «платой» за «решение» проблем по сокращению «печатанья» денег. Пересмотр же объемов социальных обязательств (самое простое и очевидное решение) оказался невозможен, так как этот вопрос не относится к компетенции Нацбанка.

С нового периода формирования ФОРов  их объемы, судя по данным Нацбанка, сократились на 4,5 трлн. белорусских рублей (с 14,9 трлн. белорусских рублей до 10,4 трлн. белорусских рублей). А так как объем депозитов (базы для ФОРов) так резко не менялся, то это означает, что сокращены нормативы отчислений по ФОРам для госбанков. Доля госбанков в объеме депозитов составляет 65-70%, соответственно сокращение нормативов по ФОРам для госбанков составило 45-50%. То есть они получили льготу перед комбанками.

Теперь себестоимость валютных депозитов для госбанков будет меньше на 2-2,5%, чем у комбанков (при планируемых ставках на межбанке 40-45% отчисления по ФОРам составляют 5-6%). То есть госбанки смогут предлагать более выгодные условия для населения и субъектов хозяйствования. То же самое будет и по рублевым ресурсам для субъектов хозяйствования.

Все это может позволить госбанкам предлагать на рынке более выгодные условия как для населения (по валютным депозитам), так и для субъектов хозяйствования (по рублевым и валютным депозитам). Полученные ресурсы можно будет направлять на решение государственных проблем (через покупку ГДО Минфина) и собственных проблем госбанков с ликвидностью (через привлечение рублевых ресурсов от субъектов хозяйствования).

Оценивая события на денежном рынке за последние два месяца, возникает несколько вопросов.

  1. Насколько объективно и адекватно происходит определение ставок на рублевом межбанке. Процентная ставка на этом рынке рыночная, спекулятивная или директивная?
  2. ФОРы – это макроэкономический инструмент регулирования стоимости денежных ресурсов или просто «дань традиции» (у всех есть – пусть и у нас будет)
  3. Продуманы и просчитаны ли были последствия от увеличения ставок по ФОРам на валютные депозиты в 2%? Роста спроса на ГДО Минфина не произошло, а увеличение ФОРов на 2 трлн. белорусских рублей как раз и вызвало нынешние проблемы.
  4. Если госбанкам можно не выполнять обязательства по ФОРам или выполнять их частично (по «объективным» причинам), то почему бы им завтра не начать нарушать иные нормативные требования (также по «объективным» причинам)?
  5. Какой смысл оставлять ФОРы для оставшихся 30-35% рынка? Может проще отменить ФОРы и перейти на директивное определение коридоров по ставкам на депозиты?

 

Подводя итог, можно отметить, что так и остались неясными причины проблем:

- необходимость обеспечить «спокойствие» на валютном рынке, чтобы дать возможность в более спокойной обстановке урегулировать последствия в российско-белорусских отношениях после конфликта в БКК (то есть экстренный случай);

- противоречия между «желаниями» (то есть взятыми социальными обязательствами с низкими процентными ставками) и «возможностями» (стоимость ресурсов, вызванная необходимостью поддержания уровня рублевых депозитов и недопущения паники на валютном рынке), то есть системная проблема.

Конечно, за счет создания льготных условий для госбанков можно какое-то время обеспечить им условия для работы. Но негосударственная доля составляет только треть от всего рынка и «закончится» очень быстро. Поэтому если причиной кризиса на рублевом рынке стало противоречие между «желаниями» и «возможностями», то уже в ближайшем будущем (возможно, уже в следующем месяце) все повторится.

P.S. Судя по данным СМИ, госбанки начали сокращать «льготное» кредитование населения, повысив процентные ставки по таким кредитам. То есть какая-то «работа над ошибками» была проведена.

 




Будь в курсе событий
Подпишитесь на наш пятничный дайджест, чтобы не пропустить интересные материалы за неделю