USDКурс снизился 1.9746
EURКурс вырос 2.1262
Владимир Артюгин | 05 марта 2012

Давление на валютный рынок будет расти

На докризисный уровень процентных ставок Беларусь выйдет в лучшем случае через 2–3 года. А за этот период потери в разы превысят экономический эффект от девальвации.

С начала 2012 года Нацбанк начал активно скупать валюту у банков (от населения), а с февраля и у нерезидентов. Затем, чтобы эти белорусские рубли не хлынули на валютный рынок, через рублевые заимствования забирал их с рынка, поддерживая высокую межбанковскую процентную ставку. С ноября 2011 года по февраль 2012 года стоимость ресурсов в белорусских рублях не опускалась ниже 40% годовых. В декабре-январе вообще достигала 70%. При этом курс белорусского рубля к доллару США не только не вырос, а скорее даже чуть укрепился. А это значит, что кто-то оплачивал все эти проценты, причем в валюте, по ставке 40–70% годовых!

 

Только по рублевым депозитам юридическим и физическим лицам за ноябрь– январь банки заплатили почти Br 3 трлн ($ 350 млн), а в феврале – еще более Br 1 трлн ($ 130 млн). Кроме того, не очень понятна природа «иных» (кроме депозитов) средств субъектов хозяйствования, выросших в декабре на Br 13,5 трлн и не уменьшившихся в январе. Если по ним также платились проценты по межбанковской ставке, то еще добавляется Br 0,8 трлн ($ 90 млн) в январе и Br 0,45 трлн ($ 55 млн) в феврале. Если к сумме процентов по средствам юридических и физических лиц приплюсовать проценты по рублевым межбанковским заимствованиям в декабре-феврале, то получатся цифры в $ 0,5–1,0 млрд.

 

Так как банки – это коммерческие организации, то все эти проценты, да еще и свою маржу, банки перекладывают на получателей кредитов, а те, в свою очередь, передают далее по цепочке. И если на внутреннем рынке еще как-то возможно обеспечить сбыт товаров с «процентами», заложенными в цену, то, как будет идти сбыт отечественной продукции на внешних рынках, сказать сложно. Курс стоит, проценты платить надо, а конкуренция не даст повысить цены. Как один из выходов, можно вернуться к практике возмещения потерь на внешних рынках за счет внутреннего рынка. Например, производители сахара уже предложили поднять цену на внутреннем рынке до Br 9 000 за килограмм (для сравнения, цена сахара в России – около Br 6 500 в эквиваленте). Учитывая, что правительство уже потребовало от субъектов хозяйствования ограничивать рост цен и заявило о необходимости предприятиям искать иные источники повышения своих доходов, то об этой методике вспомнили не только производители сахара. Попытка решить проблемы экспорта за счет «неофициального» экспорта (отмена постановления правительства Беларуси о защите потребительского рынка, принятого в июне 2011 года в разгар обесценивания белорусского рубля) вряд ли сильно поможет, так как цены на внешних рынках уже стали сравнимы с внутренними. А разница есть только на товары, цены на которые регулируются государством, то есть рост такого экспорта реальной выгоды для государства не несет.

 

Происходящее в последнее время снижение курса вызвано превышением предложения валюты над спросом из-за временной высокой разницы между процентными ставками на белорусские рубли и валюту.  Это снижение отрицательно отразится на финансовых результатах деятельности реального сектора, чьи доходы от экспорта в белорусских рублях будут уменьшаться. Также ухудшатся условия работы отечественных производителей и на внутреннем рынке, так как цены импортеров в рублях будут снижаться. В этой ситуации понижать ставку рефинансирования жизненно необходимо, но при высокой инфляции это делать сложно. А проблема с уровнем инфляции есть: с 2011 года осталось 25–30% отложенной инфляции, которую по каким-то причинам не захотели оставить в 2011 году и списать на последствия кризиса (особенно социально значимые товары и услуги, регулируемые государством). Вот и приходится растягивать этот рост по времени, вынужденно обеспечивая рост инфляции (один бензин чего стоит: цены ниже, чем у всех соседей, даже России), так как резко повышать цены нельзя: если инфляция будет значительной, то как объяснить снижение ставки рефинансирования? Думается, что те, кто принимали решение о переносе части инфляции на 2012 год, уже сильно жалеют об этом.

 

Следующей проблемой может стать планируемый в 2012 году рост заработной платы на 72% по отношению к уровню 2011 года до Br 3,3 млн в среднем по году. Так как в январе средняя зарплата составляла Br 2,9 млн, то в декабре должна будет составить Br 3,7 млн. Еще на 2012 год запланировано кредитование экономики на сумму Br 18 трлн, и, хотя эмиссия должна ограничиться 7 трлн, как будет в действительности – неизвестно. Пока же в 2012 году банки продолжили наращивать свой кредитный портфель, обращаясь, как и раньше, за ресурсной поддержкой в Национальный банк. Несмотря на общий рост объема депозитов, вызванный в первую очередь текущими высокими процентными ставками по белорусским рублям, большую их часть составляют краткосрочные депозиты, что не улучшает положение банков. При этом банки могут получить проблемы, вызванные резким снижением процентной ставки: привлечение ресурсов и, соответственно, их размещение осуществляется под достаточно высокую ставку, а резкое снижение ставки может вызвать конфликты с заемщиками, и, как следствие, с возвратом кредитов. К тому же, в случае резкого снижения процентной ставки может повториться ситуация прошлого года с массовой скупкой валюты. Не случайно Нацбанк уже обратился к банкам с рекомендацией не разгонять процентную ставку.

 

Так как в Беларуси сохранность вкладов гарантируется государством, то Нацбанку не хочется получить проблемы в нынешней и так непростой ситуации. Пока все достаточно контролируемо, но, видимо, некоторые опасения у Нацбанка есть, к тому же снижение ставки рефинансирования планируется продолжить. Еще нужно не забывать, что те, кто продают сейчас валюту, чтобы разместиться в белорусских рублях, потом, после снижения процентной ставки, начнут обратную операцию. То есть, давление на валютный рынок будет расти, и валюту, которую Нацбанк сейчас скупает, затем придется продавать, чтобы избежать резкого роста курса белорусского рубля, причем дополнительно придется продавать еще и валюту на набежавшие проценты по белорусским рублям, где-то 3,5–5% в месяц. Выгода для внешней торговли от девальвации по результатам 2011 года составила около $ 2 млрд (разница между отрицательным внешнеторговым сальдо в 2010 году и 2011 годом плюс трансферты за нефть в Россию). Учитывая, что условия поставки нефти в 2011 году были выгоднее, чем в 2010 году (экономический эффект составил до $ 1 млрд), итоговая сумма окажется еще меньше. Если разбалансировать систему для получения выгоды в краткосрочном периоде, то приведение системы в рабочее состояние будет стоить значительно дороже и растянется на более долгий срок. Только за ноябрь– февраль потери от последствий девальвации, как указано выше, составили $ 0,5–1,0 млрд. И это только начало, на докризисный уровень процентных ставок Беларусь выйдет в лучшем случае через 2–3 года. А за этот период потери в разы превысят экономический эффект от девальвации.

 

Источник: http://bel.biz/




Будь в курсе событий
Подпишитесь на наш пятничный дайджест, чтобы не пропустить интересные материалы за неделю