Владимир Артюгин | 20 марта 2012

Действия Нацбанка: пройти по канату

На предыдущей неделе Нацбанк серьезно озаботился ситуацией на ресурсных рынках (наличном, депозитном и межбанковском). Движение потоков на этих рынках тесно взаимосвязаны: излишние свободные ресурсы на рублевом рынке легко могут оказаться на валютном и наоборот. После событий 2011 года ситуация особой стабильностью не отличается, и даже легкая паника может вызвать серьезные последствия.

 

Начиная с открытия валютного рынка в октябре 2011 года, Нацбанк скупал валюту, а появившиеся в системе белорусские рубли связывал высокими процентными ставками. Но уже с начала марта 2012 года, видимо решив, что ситуация более-менее стабильна, после понижения ставки рефинансирования в феврале на 7%, ушел с рынка. В результате ставки на межбанковском рынке снизились с 40% до 27%, и банки, которые не специализируются на потребительском кредитовании, начали снижать ставку по рублевым депозитам. После появления ставок менее 25% Нацбанк объявил о своем планируемом участии в определении текущих процентных ставок. Давайте попробуем разобраться в причинах, побудивших Нацбанк вернуться на рынок в качестве активного участника. С октября 2011 года изменения на рынке срочных депозитов физлиц и рынке покупки-продажи наличной валюты выглядят так.

 

Таблица 1 Рост срочных депозитов физлиц

 

Таблица 2 Покупка-продажа физическими лицами наличной иностранной валюты

 

 

Если суммировать данные таблицы 1 и 2, то получается, что за период с начала открытия валютного рынка физлица «внесли» в экономику страны почти в $2,5 млрд. Еще можно заметить, что рост рублевых и валютных депозитов почти сравнялся. На рынках покупки-продажи валюты резидентами и нерезидентами ситуация следующая.

 

Таблица 3 Покупка-продажа иностранной валюты на внутреннем валютном рынке субъектами хозяйствования – резидентами Республики Беларусь

 

 

Таблица 4 Покупка-продажа иностранной валюты на внутреннем валютном рынке нерезидентами Республики Беларусь

 

 

Из таблицы 3 видно, что уже с декабря резиденты начали «сворачивать» свою хозяйственную деятельность и уходить в депозиты. Таблица 4 показывает, что нерезиденты заинтересовались депозитами в белорусских рублях с января месяца (рост продажи валюты), а в феврале уже достаточно серьезно попытались «вскочить в уходящий поезд». Если же суммировать все указанные рынки, то получается следующая картина.

 

Таблица 5 Изменения в различных секторах валютного рынка

 

 

Сюда еще можно добавить поступление почти $4 млрд ($1,0 млрд под залог акций Нафтана, $440 млн – второй транш кредита ЕАБР и $2,5 млрд от продажи Белтрансгаза). При этом Нацбанк купил 1,2 млрд на внутреннем рынке. Но ЗВР за этот период выросли всего на $3,3 млрд, то есть почти $2,0 млрд (только за счет органов госуправления) ушло на обеспечение стабильной работы экономики. В отсутствии успехов в привлечении внешних заимствований рисковать таким стабильным источником притока валюты в экономику Беларуси как депозиты нельзя. Даже несмотря на их высокую стоимость, так как других пока просто нет, а выходить на внешние рынки по текущей ставке белорусских внешних заимствований (10-11%) означает признать кризис в экономике. Получить же их по ставке в 8-9%, как в предыдущие разы, точно не получится. Если продолжить резко (как в феврале) снижать процентные ставки, то помимо сокращения источника поступления валюты произойдет отток «спекулятивного» капитала с обратной конвертацией в валюту как со стороны резидентов (в первую очередь физлиц), так и со стороны нерезидентов. И если со стороны нерезидентов сумму можно оценить в $150-200 млн, то резиденты могут «выкинуть» на валютный рынок сумму в разы больше. Плюс к этому субъекты хозяйствования вынуждены будут вернуться к своей хозяйственной деятельности, что также увеличит давление на валютный рынок. Еще одним следствием будет снижение ставок по кредитам. А это все несет в себе опасность повторения событий 2011 года. Структура экономики Беларуси за этот период не претерпела существенных изменений, и высокие процентные ставки по рублевым кредитам являются единственным надежным способом сокращения необоснованного роста денежной массы. В этой ситуации даже кредит по ставке рефинансирования, который давно уже рассматривается как официальная льгота, заставляет потенциального получателя серьезно задуматься о целесообразности его получения. Если к росту «пустых» кредитных денег добавится значительный спрос на валюту, то повторение событий прошлого года лишь вопрос месяца-двух. И наличие ЗВР более $8 млрд не сильно поможет. В 2012 году ожидаются выплаты только по госдолгу более $1,7 млрд, а всего выплаты по внешнему долгу Беларуси составят почти $19 млрд. И хотя опыт прошлых лет говорит, что основные долги (более $10 млрд – субъекты хозяйствования, 2 млрд – банки) будут пролонгированы, дополнительные проблемы не нужны. Но и оставлять текущие процентные ставки высокими не имеет смысла. Только за период с октября 2011 года по февраль 2012 года банки заплатили процентов по депозитам около $0,5 млрд. А высокая стоимость ресурсов создает проблемы реальному сектору.

 

Поэтому понижение будет происходить, но без резких рывков. Скорее всего, дальнейшие действия Нацбанка будут следующими:

  1. Возврат на межбанковский рынок и определение уровня процентных ставок на нем.
  2. Обеспечение тем или иным способом контроля за уровнем процентных ставок по рублевым депозитам (например, через установку неофициального «коридора» процентных ставок).
  3. Понижение ставки рефинансирования на 1–2% в месяц.
  4. Поддержание стабильного курса, пока ставки по рублевым депозитам обеспечивают приток валюты, и постепенное ослабление курса, когда начнется отток валюты.

В нынешней ситуации от Нацбанка требуется пройти по канату, балансируя между снижением процентных ставок и сохранением стабильной ситуации на валютном и депозитном рынках. Источник: http://bel.biz/




Будь в курсе событий
Подпишитесь на наш пятничный дайджест, чтобы не пропустить интересные материалы за неделю