«Дзайбацу» – формат белорусской олигархии

В странах с недостаточной конкурентной средой в экономике роль олигархии наибольшая. Поэтому практически любая власть в подобных государствах не может существовать без олигархов. Сейчас богатые и влиятельные люди страны начали демонстрировать заметную социальную динамику и, похоже, выходят на авансцену общественной жизни Беларуси. Что же это может означать?

Одна из старых концепций развития экономики Беларуси называлась «экономикой 48 семей». Суть ее заключалась в том, что с полсотни крупных промышленных объединений, как бы «семей», образовывали костяк белорусской промышленности и ее экспортного потенциала. При кажущейся олигархичности концепция имела в себе зародыши прогрессивизма и демократизма. В силу своей многочисленности, 48 промобъединений, в небольшой стране никак не могли быть уж очень монополистическими и олигархическими. Сейчас ситуация похоже возвращается на круги своя. Александр Лукашенко 15 июля текущего года заслушал доклад директора Белорусского металургического завода, приносящего вместе с «Беларуськалием» львиную долю валютной выручки. Как сообщила пресс-служба главы государства, Президент после доклада заметил: «Во многих странах две-три крупные компании определяют экономику всего государства». Однако такой крутой олигархический разворот в экономическом развитии Беларуси нереален. Он возможен лишь в стране, сверхбогатой двумя-тремя видами стратегического сырья. Министр промышленности Дмитрий Катеринич, внимательно выслушав директора завода Анатолия Савенка, а затем и Александра Лукашенко, сделал вежливое замечание. Дескать, не для двух-трех, а для четырнадцати-шестнадцати холдингов или промобъединений, Президент должен подготовить соответствующие указы об их создании. На это глава государства ответил, что в 16 указах нет необходимости. Достаточно одного системного указа по холдингам, регулирующего все правовые вопросы их деятельности. И он должен увидеть свет не позднее 1 сентября 2011 г.

Шестнадцать не два, но и не сорок восемь

Предложенный формат очень способствует развитию олигархии. С конца прошлого века на просторах бывшего СССР это понятие стало широко использоваться для обозначения узкого круга политически влиятельных богатейших предпринимателей. В их ряды зачисляли глав крупнейших финансово-промышленных групп. «Чем больше будет белорусских фирм, брендов, успешных белорусских предпринимателей, тем сильнее будет страна», – отметил Лукашенко в своем выступлении накануне празднования Дня Независимости. Тем самым как бы подчеркивая, что сегодня власть не может существовать без опоры олигархов. После распада Советского Союза в Российской Федерации за считанные годы передали в частные руки две трети, если не больше, государственной собственности. Не на много отстали с этим процессом в промышленном Донбассе, да и на всей братской Украине. Незадолго до того правительство Маргарет Тетчер в Великобритании за десяток лет с огромным трудом приватизировало приблизительно десятую долю британской госсобственности. Борису Ельцину не проще ли было передать основной массив приватизируемой госсобственности нескольким десяткам или сотням олигархов? Видимо, для того, чтобы найти в них могучих защитников от коммунистического реванша. Пришедшему на смену Владимиру Путину не легче ли управляться с теми же десятками или сотнями олигархов? Журналисты Белгостелерадиокампании в нашумевшей прошлогодней телепередаче «Тихая буржуазия» о жизни разбогатевших белорусов поведали стране и миру о существовании четырех тысяч долларовых миллионеров в Беларуси. Однако не всех миллионеров принято считать олигархами. Олигархия кроме богатства, напомним, характеризуется еще политическим влиянием и близостью к власти. А белорусские власти уже дали знак, что готовы к сотрудничеству с крупным бизнесом. Создаются национальные холдинги, объединяющие государственные предприятия под управлением частных структур. Приглашаются частники на место управляющих менеджеров. Выгода верхам от такого формата государственно-частного партнерства очевидна. Эффективнее работают заводы и фабрики. При этом национальный бизнес в значительной степени противостоит российскому капиталу в борьбе за отечественные активы.

Кто в РБ олигарх №1?

Сейчас в Беларуси партнерство государства и бизнеса все чаще характеризуют заморским словом «дзайбацу». Им называли основную форму монополий японского империализма. Они возникали не в конкурентной борьбе в результате концентрации производства и капитала, а путем передачи сверху государственных заводов и фабрик в частные руки. Приближенные к императорскому дому и становились владельцами «дзайбацу». Также и у нас сейчас.

В среде нуворишей «самым-самым» белорусским миллиардером называют Владимира Пефтиева. У него вроде нет ни одного публичного бизнеса, где партнерами не выступали бы государственные структуры. В середине прошлого десятилетия на Западе всерьез заговорили о Республике Беларусь как об одном из крупнейших европейских экспортеров вооружений. При этом подчеркивали возросшую боевую мощь белорусской армии, ставя ее на одни весы с польской. Это было как раз то время, когда Владимир Пефтиев заработал свои основные деньги. Какое оружие экспортировал его «Белтехэкспорт»? Злые языки утверждали, что через компанию в страны-изгои по сомнительным сделкам поставлялось изготовленное российским ВПК вооружение. При этом спецпорученцем здесь отдельные круги узрели ранее всесильного, а ныне опального Виктора Шеймана. Якобы он курировал поставки оружия колумбийским партизанам, поддерживаемым венесуэльским режимом Уго Чавеса и ведущим войну против своего правительства. В то же время российское правительство готово было откреститься от своей причастности к оружейным поставкам в обход существующих международных соглашений и договоренностей. Журналисты из украинской газеты «Дело» более года назад оценили состояние председателя общего собрания акционеров ЗАО «Белтехэкспорт» в один миллиард долларов США. Совокупные же активы десяти крупнейших бизнесменов Беларуси, по версии издания, составляют чуть менее двух миллиардов американских долларов. Для сравнения: десятка крупнейших предпринимателей Молдовы владеет активами на сумму около полутора миллиардов американских денежных знаков.

Российская топ-десятка олигархов, по оценке журнала Forbes, совокупно распоряжается более чем сотней миллиардов. Насколько украинская оценка состояния Пефтиева и иже с ним близка к истине, сказать практически невозможно из-за плотной завесы секретности, которая окутывает деятельность белорусского крупного бизнеса. Однако кое-что все-таки становится известным общественности. Так один из холдингов, производящих комплектующие к автомобилям, планируется передать под управление Анатолия Капского. Он не только руководитель футбольного клуба БАТЭ. Капский – генеральный директор и миноритарный акционер ОАО «Борисовский завод автотракторного электрооборудования». Многотысячное предприятие является одним из крупнейших в СНГ по производству стартеров. По слухам, у гендиректора БАТЭ в собственности завидная доля заводских акций. И дело идет к тому, что Капский будет руководить еще дюжиной предприятий с государственным участием. Среди них лидером является многотысячный «Автогидроусилитель» в том же Борисове. В фирме «Полымя», соучредителем которой стал Капский, были сотрудники, отслужившие в Афгане. «Полымя» («Пламя») подчеркнуто демонстрировало заботу о семьях погибших при выполнении воинского долга. В ответ начальство, начиная с городского и областного, давало красному «Полымя» зеленый свет в бизнесе. Этот свет горел позже и для фирмы «Сталкер», основанной с участием Капского. «Сталкер» неплохо менял стартеры БАТЭ на российские автомобили.

Третий бизнесмен в данном ряду – Александр Мошенский. Он, как и Капский, в прошлом году стал доверенным лицом кандидата в Президенты Лукашенко на президентских выборах 19 декабря. Мошенский одержим планами по разливу государственного молока. На базе купленного им четыре года назад «Савушкина продукта», разросшегося предприятиями в Пинске и Столине, создается национальная молочная компания. Во время недавнего визита Президента в Брест один Александр заметил другому: «До конца года с вошедшими в национальную молочную компанию предприятиями вы должны работать как со своими собственными». Роль Мошенского проясняется при упоминании о десятках миллиардов долларов, выделяемых государством на развитие молочного животноводства и переработку молока. Фактически это крупнейший государственый инвестиционный проект, тесно связанный со строительством агрогородков. Не думает ли Мошенский стать кем-то вроде белорусского Миллера, чья молочная компания, как и «Газпром», будет питать Европу? Один газом, другой молоком…




Будь в курсе событий
Подпишитесь на наш пятничный дайджест, чтобы не пропустить интересные материалы за неделю