USDКурс снизился 1.9703
EURКурс снизился 2.1019
Денис Лавникевич | 30 ноября 2011

Эксперт: «IPO поможет только тем, кто готов к серьезной реструктуризации

Практически любому белорусскому предприятию для проведения IPO требуется пройти глубокую реструктуризацию, провести оценку стоимости активов по мировым стандартам, изменить стандарты бухгалтерского учета и т. д. В то же время многие белорусские руководители и «рулящие» ими чиновники смотрят на IPO как на способ быстрого привлечения зарубежных денег без особых изменений в самом предприятии и без расставания с собственностью на него.
 
Между этими двумя позициями – настоящая пропасть. Кто и как может перейти через нее, рассказал в своем интервью Андрей Жвалецкий, российский независимый инвестиционный консультант, работающий с такими компаниями, как DST Global, «Финам» и «РОСТ».
 
– Андрей, в чем для белорусских предприятий преимущество проведения IPO перед другими формами привлечения инвестиций?
– Я бы назвал IPO более справедливым способом в плане оценки предприятия. Стоимость акций определяет рынок, тогда как стратегический инвестор может манипулировать, занижая стоимость покупаемых активов. Но по этой же причине достойные инвестиции за счет IPO могут получить только те белорусские предприятия, у которых хорошая репутация или которые предлагают какую-то уникальную для рынка продукцию или услугу.
 
Кроме того, стратегический инвестор может проводить на предприятии авторитарную политику, совсем этому предприятию невыгодную. Вот реальный случай, который я наблюдал лично. Американская компания купила в России трикотажную фабрику. И одновременно такую же – во Вьетнаме. Сперва российский проект развивался – поменялось оборудование, омолодился коллектив. Но по истечению очередного финансового года американцы посчитали и поняли, что намного выгоднее производить трикотаж во Вьетнаме и оттуда везти его в Россию. Во Вьетнаме и коррупция меньше, и «социалка», и налоги, и стоимость рабочей силы.
И российскую фабрику обанкротили, закрыли. Просто, чтобы освободить рынок для продукции намного более рентабельной вьетнамской фабрики. А российские сотрудники лишились работы. Нормальное акционирование подобный сценарий исключает.
 
– Какие белорусские предприятия с наибольшим эффектом могли бы провести IPO?
– Особенность Беларуси в том, что в ней все наиболее лакомые для инвесторов предприятия принадлежат государству, и оно не намерено ими с кем-то делиться. Хотя инвестиции получать хочет.
Здесь нужно понимать, что, например, Заводу шестерен будет неизмеримо сложнее провести IPO, чем, скажем, изначально частному EPAM Systems (к его примеру я еще вернусь). Тут понадобится серьезная помощь консультантов по размещению эмиссии: они разъяснят, как провести оценку активов в соответствии с международными стандартами, как реформировать бухгалтерию, HR-политику и т. д. Но руководство таких госкомпаний должно понимать: IPO поможет только тем, кто готов к серьезной реструктуризации. Быть может, придется уволить ненужных сотрудников, чтобы предприятие перестало тянуть балласт. Потому что акции балласта никто не купит.
 
Если такая готовность есть, то успешные IPO могут провести белорусские нефтехимические предприятия, МТЗ, МАЗ, МЗКТ, БелАЗ, МоАЗ, БМЗ, ряд производителей агрегатов и комплектующих для различных отраслей промышленности. А вот белорусским сельхозпроизводителям я бы посоветовал об IPO даже не задумываться. Хотя белорусский аграрный сектор экспортирует огромное количество продукции, его коммерческая эффективность не достигает и половины, а то и трети от европейской. А сравнительная производительность труда – еще ниже.
 
Отдельная тема – белорусские IT-компании, разработчики ПО и интернет-сервисов. Практически все они изначально создавались как частные, причем людьми, мыслящими вполне по-современному. И их  услуги востребованы в мире, их знают в профессиональных кругах. У них, можно сказать, весьма неплохие перспективы для IPO – они готовы к проведению независимого аудита, опубликованию отчетности по международным стандартам.
 
– С какими-то примерами из белорусской практики вы сталкивались?
– Не то чтобы сталкивался – просто изучал практику IPO в разных странах СНГ. В Беларуси могу сопоставить два показательных примера. Первый – это летнее IPO ОАО «Борисовский завод медицинских препаратов». Мне показалось, что на нем белорусское правительство просто решило «потренироваться», не рассчитывая на особую отдачу. Судите сами: эмиссия акций на белорусской фондовой бирже, по белорусским собственным стандартам, с неадекватной бухгалтерией и т. д. Но, главное, в условиях практически полного отсутствия рынка акций в стране и тотального недоверия (на фоне финансового кризиса) населения к вложению денег в госпредприятия.
Результат закономерен – громкий провал. Я запомнил цифры, потому что они меня просто шокировали: продано было лишь 223 акции, т. е. 0.18% от выставленного на продажу пакета, и это при том, что продать пытались всего 15% предприятия. Ну какие тут могут быть инвестиции?
 
Другой, противоположный пример, – белорусско-российская компания EPAM Systems, крупнейший в Центральной и Восточной Европе разработчик заказного ПО. Он как разработчик бизнес-софта известен во всем мире, компания растет на 30–40% в год.
Собравшись проводить IPO, EPAM Systems представила в Комиссию по ценным бумагам и биржам США всю необходимую информацию, в т. ч. по структуре доходов и собственности. Открыла штаб-квартиру в Нью-Джерси, продемонстрировала, что основной ее рынок – это Северная Америка, пусть даже европейские продажи EPAM Systems растут быстрее американских, и их доля в доходах компании становится все более весомой.
 
В ближайшее время компания планирует разместить свои акции на NYSE. Подготовка к выходу на биржу началась в июне этого года. Озвученная сумма, которую EPAM Systems предполагает привлечь в ходе IPO, – порядка $ 100 млн. И вот у них, думаю, IPO пройдет нормально – они к нему правильно подготовились.
 
Другой достаточно современный (в плане требований для IPO) сегмент белорусского бизнеса – финансовый. Правда, это только банки. Достойных (или вообще каких-либо) белорусских финансовых, инвестиционных компаний я, признаться, не знаю вообще.
 
– На каких площадках белорусским предприятиям лучше всего проводить свои IPO?
– Это зависит, прежде всего, от их деловых связей, рынков сбыта, масштаба деятельности (оборота) и даже «геополитической ориентации», как ни странно это звучит. Крупные сырьевые или промышленные компании могут попробовать разместиться в Лондоне (на LSE) – но это единицы, вроде Беларуськалия, МТЗ, Нафтана или БелАЗа. Такое IPO будет самым дорогостоящим в плане подготовки документов и проведения предварительных мероприятий. Да и подготовка окажется очень долгой в белорусских условиях – это факт.
 
Завязанные на российских контрагентах предприятия – например, Пеленг или БелОМО, тот же МАЗ – могут провести IPO в Москве, на ММВБ. Ряд белорусских предприятий (например, БМЗ) поставляет изрядную долю продукции в Германию. Соответственно, им можно попытать счастья на Берлинской бирже.
 
Успешные белорусские IT-компании международного масштаба, а их в Беларуси уже с десяток наберется, могут отправиться на NASDAQ. Я, кстати, не понимаю, почему EPAM отправился за деньгами не туда, в Калифорнию, а в Нью-Йорк на NYSE.
 
Но все же для большинства белорусских предприятий оптимальная площадка для IPO – это Варшавская фондовая биржа. Там успешно проходят IPO намного меньших масштабов, чем в Америке, Британии, Германии; там более либеральные требования к отчетности эмитентов. И, наконец, восточноевропейский менталитет, более близкий белорусскому бизнесу.



Будь в курсе событий
Подпишитесь на наш пятничный дайджест, чтобы не пропустить интересные материалы за неделю