Александр Калинин | 22 сентября 2011

Если курсы и сблизятся, то не раньше нового года

У бизнеса шока нет – есть вздох облегчения

Проведение торгов на дополнительной сессии Белорусской валютно-фондовой биржи дало бизнесу надежду на то, что в стране начнет формироваться нормальная экономика. То, что на допсессии был фактически легализован курс теневого рынка наличной валюты, малый бизнес не шокировало, т.к. он ориентировался именно на него. Все вздохнули с облегчением: наконец-то можно валюту легально купить и продать, никому ничего не переплачивая. И за это тебя не схватят за руку, не конфискуют деньги.

 

Белорусский бизнес давно уже отошел от различных теневых схем – привык работать легально. Но, чтобы не потерять свое дело, люди вынуждены были пойти на это. И как еще потом эти сомнительные схемы будут анализироваться контролирующими органами и с какими последствиями – трудно предсказать.

 

В целом для бизнеса этот год очень трудный. Часть малых и средних частных предприятий, у которых не было многопрофильных направлений деятельности, закрылась еще до допсессии из-за проблем с валютой. Прекратили свою деятельность и немало индивидуальных предпринимателей.

 

Мы прогнозировали инфляционный скачок и начали говорить о нем открыто в конце прошлого года. Повышение в административном порядке зарплаты в целом по стране от 350 долларов до 500 не могло не сказаться негативно в начале 2011 года.

 

Деловое сообщество Беларуси с самого начала этого кризиса в стране предлагало провести торги на допсессии БВФБ, чтобы определить реальный курс белорусского рубля по отношению к основным конвертируемым валютам, и в дальнейшем выйти на единый курс. И то, что Нацбанк и правительство столь длительное время не принимали мер в этом плане, усугубило экономическую ситуацию в стране.

 

Произошло колоссальное падение жизненного уровня населения. Реально средняя зарплата в Беларуси уменьшилась примерно до 210 долларов с 500 (в 2,4 раза).Теперь правительство начнет поднимать заработную плату, чтобы компенсировать ситуацию в бюджетной сфере. Малому же бизнесу повысить зарплату занятым в нем людям сложно – для этого нет достаточных резервов. А если доходы работников не увеличить, люди из малого бизнеса просто уйдут.

 

Сейчас появился легальный доступ к валюте, как наличной, так и безналичной. Но реальностью остается значительный рост цен, рост затрат по сырью и материалам. В результате реализация продукции упирается в потолок покупательского спроса.

 

Единовременно ситуация в Беларуси не улучшится

 

Правительству нужно серьезно сократить расходы бюджета и уменьшить аккумуляцию денег в бюджете через снижение налоговой нагрузки на предприятия. Пока к этому никто не готов.

 

В Беларуси ставки налогов самые высокие в Таможенном Союзе. НДС – 20 %, а в других странах ТС – 12-18 %, налог на прибыль – 24%, в России и Казахстане – по 20 %, социальный налог (отчисления в ФСЗН) 34 % – у нас тоже самый высокий. При этом количество работающих уменьшается, а количество пенсионеров увеличивается. Формировать доходную часть фонда соцзащиты только за счет отчислений с зарплаты работающих бесконечно невозможно. У этого фонда должен быть и другой источник доходов, а именно – доходы от использования госсобственности. Но пока этот вариант властями не рассматривается.

 

При этом, если большая разбежка между официальным курсом доллара и курсом на допсессии будет сохраняться, то это однозначно не будет стимулировать наших экспортеров к возврату валюты. Ведь получается фактически, что они продают 30 процентов валюты себе в убыток по официальному курсу. Множественность курсов не будет способствует тому, чтобы частный бизнес завозил в страну валюту, а усилит рост цен и использование обходных расчетов в белорусских рублях. Это сейчас уже происходит, например, при сделках в России. Сделка проводится в российских рублях, но при расчетах партнер переводит эту сумму в белорусские рубли, которые и поступают в Беларусь.

 

Поступление валюты в страну может стимулировать только наличие единого, так называемого равновесного курса. Поэтому сейчас очень многое зависит от дальнейших решительных действий Нацбанка по сближению курсов.

 

Скорая ревальвация рубля? Не верю!

 

Нет, я не верю в значительное снижение курса доллара и укрепление рубля, которое предсказывают некоторые эксперты.

 

Нацбанк, конечно, может сбить курс доллара и других конвертируемых валют, если начнет проводить валютные интервенции. Но насколько долго он сумеет потом этот искусственный курс поддерживать? Необходимо адаптироваться к установившемуся на допсессии курсу. И я, например, не вижу смысла в том, чтобы пытаться существенно укреплять курс рубля за счет валютных интервенций, растрачивая резервы. Нужно просто обеспечить, чтобы установившийся курс больше не рос. А для этого требуется: не проводить дополнительных рублевых эмиссий, ограничить госрасходы, разработать программу бюджетозамещения, о необходимости которой бизнес-сообщество говорит уже два года. То есть нужно допустить частный капитал (причем именно частный белорусский капитал) в сферы, где преобладают бюджетные расходы.

 

Если же не проводить реальных реформ, предпосылок для укрепления белорусского рубля не будет. Но, думаю, скорее всего, практика бюджетно-налоговой политики в Беларуси в следующем году существенно не изменится. Просто я пока не вижу серьезных признаков движения в этом направлении. Хотя, конечно, будут проводиться какие-то "косметические меры".

 

Держим курс на сближение курсов? – это еще вопрос

 

В настоящее время наиболее оптимально сближать курсы на уровне, достигнутом на допсессии. Причем у делового сообщества насчет того, что это произойдет в ближайшие два месяца, есть сомнения, вызванные предыдущим опытом, когда множественность курсов в подобной ситуации в 90-х годах держалась два года. Дело в том, что в поддержании разницы курсов задействованы интересы некоторых представителей госструктур. Они вообще-то выигрывают, имея доступ к валюте по явно заниженному официальному курсу. Так что, по различным причинам, в том числе и неэкономического характера, официальный курс будут скорее всего отпускать не резко, а постепенно, плавно, удерживая его какое-то время. Поэтому мой прогноз, что раньше нового года официальный курс и курс допсессии не сведут. Для того, чтобы прийти к равновесному курсу за два месяца, нужна политическая воля.

 

Высказывания отдельных экспертов о возможной ревальвации белорусского рубля до 4000 рублей за доллар противоречат интересам экспортоориентированной экономики Беларуси. Такая ревальвация белорусского рубля – тяжелый удар по экспорту и значительное стимулирование импорта, поэтому рассматривать такой сценарий не стоит.

 

Дайте миллион – одной банкнотой!

 

Так как мы чемпионы в СНГ по инфляции, на сегодняшний день для обслуживания наличного оборота снова необходима эмиссия банкноты в 1 млн рублей. Это нужно для удобства наличного оборота и кассовых расчетов, нормальной работы банкоматов. Можно для примера напомнить: в Европе ходят банкноты в 500 евро, что в переводе на наши рубли – 6 млн белорусских рублей.

 

А для наглядности давайте посчитаем, какому количеству современных белорусских рублей был бы равен один советский рубль? Ответ: 1 рубль СССР образца 60-х годов (когда доллар стоил 60 копеек) условно равен (в исчислении через перевод в доллар и с учетом проведенных деноминаций) 140 млн нынешних белорусских рублей.

 

Вывод: без серьезной реформы экономики многолетняя практика инфляционного обесценивания рублевых сбережений населения будет продолжаться.

 

Елена Зенкевич, BEl.BIZ




Будь в курсе событий
Подпишитесь на наш пятничный дайджест, чтобы не пропустить интересные материалы за неделю