Как новый мировой кризис отразится на нацвалюте России и Беларуси

Мировой экономический кризис 2008–2009 годов нанес экономике России значительный ущерб, из чего, казалось, ее руководство извлекло уроки. Однако, как показали произошедшие в мае текущего года события на финансовом рынке РФ, это не так.

И в случае наступления нового мирового кризиса Россия, по-видимому, будет повторять ошибки, сделанные 2–3 года назад. А это значит, что и Беларуси надо готовиться к худшему, т. к. ее экономика и финансовая система сильно зависят от РФ . Более того, руководство Беларуси, следуя примеру России, не собирается бороться с возможным кризисом.    

Проблемы перекладываются на плечи населения

Пожалуй, главная ошибка России во время прошлого кризиса – это недостаточная поддержка экономики. Конечно, в каком-то объеме помощь была оказана, государство потратило часть валютных резервов, но при этом оно стремилось не столько бороться с кризисом, сколько спасать резервы. Курс российского рубля был отправлен в плавное свободное падение, и всего за полгода доллар подорожал по отношению к рублю примерно в 1,5 раза – с 24 RUB/USD до 36 RUB/USD (рис. 1). Это привело к соответствующему снижению покупательской способности населения и предприятий, что усугубило падение объемов производства, вызванное сокращением доходов от продажи подешевевшей нефти.  

В принципе, девальвацию национальной валюты иногда рассматривают как антикризисную меру, поддерживающую отечественных производителей. Но, по сути, это уступка кризису, ведь правительство прекращает с ним бороться, давая возможность народу и предприятиям обеднеть.    

Представление же о том, что девальвация – антикризисная мера, возникло потому, что политикам удобнее говорить неправду («Мы прибегаем к непопулярной, но эффективной антикризисной мере – девальвации») вместо правды («Мы не знаем, как бороться с кризисом, и прекращаем борьбу, опускаясь на дно посредством девальвации»).  

Это очень важный момент, который, как оказалось, в РФ не был понят. И в случае возникновения нового кризиса Центробанк России собирается точно так же бросить внутренний рынок на произвол судьбы. На это указывают события прошлого месяца.

В первой половине мая текущего года Центробанк покупал валюту на внутреннем рынке; с 18 по 25 мая не участвовал в операциях на валютном рынке, несмотря на быстрое ослабление рубля; и только 28 мая он начал осуществлять валютные интервенции, но в крайне ограниченных объемах – $ 3,1 млн. На следующий день, 29 мая, главный банк России продал валюты уже на $ 16 млн, а 30 мая – на $ 69 млн. И только с 1 июня (после обесценивания рубля на 15%) Центробанк увеличил объемы вмешательства до такой степени, что это начало оказывать эффект.   

Более того, председатель Центробанка России Сергей Игнатьев заявил, что если снижение цен на нефть остановится, то рубль будет укрепляться. Но в случае дальнейшего падения, вероятно продолжение ослабления курса рубля (более медленного, нежели ранее).

Что интересно – свои действия Центробанк считает нормальными. Зампредседателя банка Сергей Швецов на заседании рабочей группы Госдумы по отчету Банка России за 2011 год в начале июня заявил, что волатильность – это «естественное состояние валютного рынка». И такое мнение подтверждается делами: для повышения условий для волатильности, главный банк России ранее увеличил возможный коридор колебаний курса рубля по отношению к корзине валют из евро и доллара с 3 до 5 российских рублей.

Удивительно, что подобные высказывания о естественности наблюдаемой волатильности можно было слышать в последнее время от российских финансистов и экспертов самого разного уровня. Колебания курсов в 15% за месяц – это не естественное, а чрезвычайное явление.      

Здесь можно вспомнить выступление в начале апреля 2008 года главы Европейского Центробанка Жан Клода Трише на неофициальной встрече министров финансов Ecofin. Он сказал, что «излишняя волатильность негативна для экономического роста». Излишняя волатильность курса евро к доллару, которую Жан Клод Трише имел в виду, составляла 10% за 3 месяца.  

Конечно, если взять для примера динамику курса евро к доллару за последние 3 года, мы увидим колебания примерно на 25% (рис. 2). Однако подобные изменения происходят за длительные периоды времени – от полугода до года.

О свободном формировании курса

Почему Центробанк России с легкостью допускает волатильность в 15%? Потому что это выгодно руководству РФ. Это дает возможность отказаться от решения экономических проблем, т. к. в период кризиса можно ничего не делать, позволяя курсу рубля и уровню жизни населения опуститься.

В Беларуси с 2001 по 2008 год такой метод ведения дел не использовался. Курс белорусского рубля по отношению к доллару жестко регулировался Нацбанком, и волатильность была очень низкой. Эта политика была правильной, хотя, возможно, произошедшее укрепление рубля стало несколько чрезмерным.  

В настоящее время, как говорят руководители правительства и Нацбанка, курс белорусского рубля формируется свободно, исходя из спроса и предложения на валюту. И если спрос будет расти, рубль будет свободно дешеветь – никто не собирается тратить на его поддержку ЗВР. Более того, у нас курсообразование даже более свободно, чем в России, где существует некоторый, хотя и плавающий, коридор возможных колебаний курса. В Беларуси никакого коридора нет. 

Тут впору задаться вопросом: с чего бы это в нашей стране, где рыночная экономика всячески подавляется, вдруг такая рыночная свобода? Просто подобное курсообразование позволяет государству переложить бремя решения экономических проблем на плечи населения. А именно: когда экономика не сможет обеспечить необходимый приток валюты, курс рубля снизится, уровень жизни населения упадет, что сократит потребность в валюте.

Таким образом, равновесие на финансовом рынке будет поддерживаться само собой. Не нужны никакие структурные реформы, не нужна приватизация, не нужна демократия.

Надо только убедить народ, что когда его доходы вдруг падают – это естественно. И, вообще, населению надо просто лучше работать, а не считать свою зарплату в долларах. А правительство и Нацбанк могут спокойно заниматься управлением ЗВР. Подобные соображения справедливы и для России, хотя и в меньшей степени, чем для Беларуси.    

Вот в этом и заключаются смысл и цель нового механизма свободного  образования курса рубля в Беларуси. К рыночным реформам он не имеет никакого отношения. Рыночное формирование курса хорошо для развитых рыночных же экономик с полноценным финансовым рынком, где оно позволяет оперативно корректировать возникающие дисбалансы. В Беларуси и России нет ни рыночной экономики, ни развитого финансового рынка, поэтому и свободное формирование курса в наших странах выполняет совсем другие функции – перекладывание проблем правительства на плечи народа.




Будь в курсе событий
Подпишитесь на наш пятничный дайджест, чтобы не пропустить интересные материалы за неделю