USDКурс снизился 1.9739
EURКурс снизился 2.0967
| 21 августа 2013

«Компания должна быть готова к продаже каждую пятницу!»

Заброшенный колодец, ржавые ворота и еще множество ненужных вещей, которые залежались на территории предприятия… все это может быть включено в стоимость бизнеса…

Проблемы оценки бизнеса по-белорусски обсуждали эксперты на втором круглом столе, организованном BEL.BIZ  в рамках подготовки ко Всемирной неделе предпринимательства. Он прошел  в формате интеллигентной дискуссии. Модератору  Игорю Ковалеву, председателю правления «БАВИН» удалось направить общение в максимально предметное русло, и каждый имел возможность высказаться по сути.  В круглом столе приняли участие представители UNITER, «БАВИН», GLIMSTEDT, «Белфранчайзинг», посольства Республики Польша в Республике Беларусь, МТБанка, Республиканской конфедерации предпринимательства.

Как это происходит

В мировой практике существует три основных вида оценки бизнеса: затратный, доходный и на основе активов. Все они используются, в том числе и в Беларуси. Однако, по словам Дмитрия Кириленко, начальника отдела исследований и аналитики инвестиционной компании UNITER, проблемы кроются в мелочах. А для белорусской действительности именно такие «мелочи» зачастую составляют основные сложности, многие из них вытекают из того, что в нашей стране большую долю рынка занимает государственный сектор: «Государственные предприятия могут оценивать только государственные оценщики, имеющие соответственную лицензию. Хозяин – барин, он определяет цену, если она кого-то не устраивает – сделка не случится, а если устраивает – начинает разговор об оценке, методах и инструментах.  Когда оценка происходит, государство зачастую использует все три метода и потом взвешивает их результаты. Как правило, итоговая стоимость будет не ниже балансовой».

Говоря о позиции инвестора, как иностранного, так и местного, стоит отметить, что большее внимание он обращает на доходный метод. И это понятно, ведь для бизнесмена главное – доход, эффективность. Важнее всего капитализация компании в будущем. «В этом случае возникает проблема – не каждый бизнес можно оценить с точки зрения денежной доходности, если есть конкретный понятный продукт, зрелая компания, которая работает на сформированном рынке, стадии роста или зрелости – прогнозы относительно прибыли строить просто.   А вот с коэффициентом  дисконтирования возникают проблемы», – продолжает Дмитрий. Чаще в белорусской оценке этот коэффициент ниже того показателя, который хотят видеть инвесторы. Например, в Беларуси его могут назвать в районе 12-13, а иностранные инвесторы ориентированы, скажем, на 16.  Кроме того, иностранные инвесторы привыкли к живым процессам слияния и поглощения, к фондовым рынкам. В Беларуси ничего подобного нет.

Также нет и развитого рынка капитала, а значит, отсутствует возможность пользоваться, к примеру, методом сравнения. Любые данные, которые можно получить о продаже компаний в других странах, стоит оценивать с оглядкой на местные реальности, оценивая страновой риск. А это понятие довольно субъективное, и в переговорах  стороны могут не сойтись в вопросе оценки этого вида риска.  

Методологически все в Беларуси выдержанно, применяются известные мировые формулы, однако проблемы есть: из практики следует, что  госпредприятия никогда не будут продаваться ниже балансовой стоимости, хотя в реальности они стоят меньше.  Плюс существует проблема, связанная с интерпретациями точек, по которым не может быть 100% верного вывода, когда есть место вероятностным суждениям.  Вот на этой разнице в восприятии бизнес среды и строится диалог покупателя и продавца.

«Мы работаем как на стороне покупателя, так и на стороне продавца, в любом случае, выбирая методику оценки, мы опираемся на интересы заказчика. Разумеется, вторая сторона поступает так же. Таким образом, приступая к обсуждению цены бизнеса, стороны отталкиваются от двух оценок», – рассказывает Дмитрий Кириленко. Когда речь идет о крупных государственных активах, эта разница может достигать десятков раз. Как правило, в других случаях разбежка невелика. Кстати, по опыту  Дмитрия, около 10-15 сделок между нерезидентами и резидентами Беларуси не состоялись именно из-за разницы подходов оценки.

В случаях же когда  речь идет не о крупных проектах, тогда процесс оценки больше напоминает процесс торговли помидорами на рынке: я хочу столько-то, а я не согласен – давай меньше…

О международном опыте оценки бизнеса рассказал Веслав Покладэк, 1-й советник, руководитель отдела  содействия торговли и инвестиций посла Республики Польша в Республике Беларусь: «В Польше используются все варианты оценки. У нас в стране с этими вопросами дела обстоят четче, ведь дополнительным инструментом оценки выступает фондовая биржа, которая дает шанс на более объективный результат. Таково преимущество рыночной экономики – это не тайна.  Что касается потенциальных польских  инвесторов, которые приходят на белорусский  рынок с желанием работать, то я им не предлагаю заниматься приватизацией, особенно крупных предприятий – это дело сложное, как правило, безуспешное. Я им прямо говорю: хотите инвестировать – пожалуйста, но только не приватизация». 

На вопрос Игоря Ковалева «Как скорректировать рыночное поведение в Беларуси, чтобы иностранным инвесторам, в том числе и польским, было проще работать, что является стопором?», пан Покладэк ответил так: «Я считаю, что много проблем возникает из-за того, что в Беларуси многие нюансы той же оценки не отрегулированы. Все инвесторы боятся рисков, многие  из которых связаны именно с непонятными законодательными моментами.  Плюс белорусская сторона выдвигает завышенные требования и ожидания к иностранным инвесторам».  

Во франчайзинге все немного иначе

Все уже придумано, успешный бизнес можно построить по выверенному сценарию – это правда, которую  уже не первый год  до белорусских бизнесменов доносит Ольга Леонтьева, директор «Белфранчайзинг»:  «Наше бюро разработки франшиз занимается оценкой бизнеса, который может работать по принципу франчайзинга, продавая свою франшизу. Мы используем европейские методы оценки. Учились этому у англичан, которые имеют 30-летний опыт.  В основу оценки заложена итоговая доходность каждой торговой точки. И никакие другие методы не используются. Единственная особенность  в том, что размеры выручки должны быть таковыми, чтобы и покупатель франшизы и ее продавец были удовлетворены доходом.  При оценке франшизы оцениваются реально работающие предприятия, по их доходности и происходит формирование финальной стоимости».

При покупке франшизы происходит покупка технологий, налаженных процессов, а не стен и стульев. Работа ведется с известными белорусскими предприятиями, у которых есть уже некое количество точек и они планируют расширять сеть. «Для этих компаний мы разрабатываем франшизу, и первая самая большая ступень ее разработки –  оценка. Далее покупателями франшизы могут выступать как белорусские предприниматели, так и иностранные. В нашем случае, в качестве иностранных чаще выступают россияне и украинцы. Наши заказчики для разработки франшизы предоставляют статистику работы своих действующих точек. Как правило, они дают информацию по точкам сети, показывающим средние результаты. Если на  деле показатели работы покупателя франшизы окажутся лучше – отлично! Наша задача – объяснить заказчику, что нельзя приукрашивать реальные показатели, не дать заказчику реализовать во франчайзинговой модели некие несбыточные фантазии», – продолжает Ольга.

Продавцов франшиз много, особенно на рынке ритейла и общепита. Все франшизы продаются на разных условиях, и условия продажи каждой из них основаны на показателях реально работающих точек этой сети.

Любопытно, что не смотря на то, что открытые франчайзинговые точки не являются собственностью головной компании, при их успешной работе стоимость головной компании растет. Такой рост обусловлен повышением стоимости нематериальных активов: бренда, товарного знака, технологий и т.д

«Рынок франчайзинга в Беларуси слаборазвит, говорить о шквале запросов по кредитованию под покупку франшиз нельзя, но здесь есть двухсторонняя позиция: как только появляется инфраструктурная поддержка, как, например, предоставление финансов, появляются сразу и  желающие покупать франшизы».  На сегодняшний день в Беларуси есть банк, который выдает кредиты под покупку франшизы, до конца года еще один планирует запустить подобный продукт. Однако большинство все же кредитуют не саму покупку франшизы, а материальные активы. Это отметил и Петр Андрусевич, заместитель Начальника Управления корпоративных продаж ЗАО «МТБанк». Однако, по словам Петра и их банк шагает в сторону разработки специального предложения для кредитования бизнеса под франчайзинг. В целом, участники стола признали, что современные белорусские банки занимают достаточно консервативную позицию в вопросах кредитования.

Проверить репутацию – дело не лишнее

Оценка бизнеса – процесс сложный. Это очевидно. Разумеется, прозрачности способна добавить любая информация, поступающая из квалифицированных, профессиональных источников. А вот кредитный список, составленный частным лицом, на первый взгляд может вызвать сомнения. Но только на первый. Когда предприниматель начал свою деятельность и какова его кредитная история? Все это можно узнать из кредитных публикаций Владимира Шишкова,  директора сервисной службы Республиканской конфедерации предпринимательства, которые уже несколько лет доступны онлайн. Участников круглого стола интересовало, каким образом Владимир собирает эту информацию. «Прежде всего, общедоступность. Эти данные в разрозненном виде содержатся в сети на интернет-страницах регистрирующих государственных органов, в том числе судебных.  Важно не забывать о том, что публикации дают  лишь перечень информации, а ее получатель сам делает выводы». Стоит отметить, что Веслав Покладэк отметил важность этих кредитных публикаций, он и сам прибегает к их помощи.  

Но проверок кредитной репутации мало. Если речь идет, например, о покупке бизнеса, важно провести глубокий правовой аудит. О важности этого процесса, о его сути рассказала партнер юридической фирмы GLIMSTEDT Дарья Жук: «Наша цель – установить правовой статус объекта покупки. Мы проверяем всю биографию компании: какова ее история, каков был ее менеджмент и каков он сейчас, смотрим договора основных поставщиков и покупателей, как выстроены отношения с работниками, каковы по длительности контракты, как менялись собственники и т.д. Главная задача – установить, насколько чисто с юридической точки зрения ведет себя компания.  И дальше очень многое зависит от наших результатов.  Клиент может отказаться от покупки компании либо купить ее как набор объектов недвижимости:  ее оборудование, клиентскую базу. Когда решение принято, мы прорабатываем договор. К сожалению, не все белорусские бизнесмены прибегают к подобному юридическому аудиту. Я думаю, что многие судебные споры отпали бы, если бы он проводился хотя бы в отношении крупных сделок».

Во всей мировой практике обычно проверяется три года жизни компании, для Беларуси это  не актуально. Чем старше компания – тем больше работы для юриста, тем выше риски. Куда проще начинать, например, работу со стартапом, прописывать тонкости их комфортной работы, а также механизмы выхода инвестора из проекта. «И вот вопрос: нужно ли нам покупать долгоиграющие действующие компании или лучше купить что-либо по договору франчайзинга, либо просто часть активов?» – справедливо резюмировала Дарья. « Моя задача объяснить, насколько важно в момент начала сотрудничества провести правовой аудит, чтобы обезопасить себя от будущих проблем. Ведь любые ошибки, которые будут выявлены в ходе такой проверки, можно отобразить  в договоре, разработав характерный для мировой юридической практики раздел «Заявление гарантий». В нем продавец, например, обязывается возместить те ли иные убытки, связанные, скажем, с налоговыми проверками. Таким образом, выявленные юристами  проблемы не всегда являются причиной не покупать бизнес».

Тему оценки именно стартапов, затронутую Анастасией Хоменковой, заместителем директора BEL.BIZ, прокомментировал бизнес-ангел «БАВИН» Виктор Подгайский. Он подчеркнул: «Оценивая потенциальные возможности стартапов в момент рассмотрения возможности инвестирования, мы обращаем внимание на любые значимые заслуги будущего бизнесмена как человека. Бывают ситуации, когда мы имеем супер бизнес-модель, разработанную людьми, у которых никогда и ни в чем не было успеха, с которыми невозможно общаться и работать – это тоже имеет значение». А говоря о сути встречи  за круглым столом, Виктор отметил: «Если вы занимаетесь профессиональной деятельностью в виде покупки компании или доли в ней, тогда нужно создавать некую свою структуру, которая будет заниматься проверками, анализом и тому подобными вещами.  Если же ваш бизнес заключается в чем-то другом, у вас два-три направления бизнеса, то при покупке-продаже доли нужно обращаться к профессионалам. У меня нет ни одной гладкой покупки-продажи, когда на сделку я шел самостоятельно только лишь со своим юристом. При этом есть несколько хороших сделок, где присутствовала поддержка профессионалов.  А на правах действующего бизнесмена я повторю слова моего преподавателя, который всегда говорил: «Компания должна быть готова к продаже каждую пятницу!»

Подводя итог дискуссии, модератор Игорь Ковалев подчеркнул, что нужно хотеть и иметь возможность продать собственный бизнес: «К сожалению, белорусская бизнес-модель построена на рентном доходе, получении доходов  в виде зарплаты, дивидендов и бонусов, а не на доходе от продажи долей бизнеса. Важно, чтобы современные белорусские предприниматели уже с самых начальных стадий создания компаний были нацелены на изменение стоимости бизнеса как такового. Кроме того, важно помнить, что всегда, когда речь идет о серьезных сделках, о работе с регионами, важно обращаться  за помощью к профессионалам. Также желательно иметь в основе бизнеса технологии, и не только промышленные. Реорганизовывать бизнес всегда сложнее, чем изначально все делать более-менее правильно».



Теги: развитие бизнеса, бизнес, события, мероприятия, люди, Беларусь
Будь в курсе событий
Подпишитесь на наш пятничный дайджест, чтобы не пропустить интересные материалы за неделю