Ирина Юзвак | 09 июля 2012

Кризис Еврозоны придет в Беларусь с Востока

Три сценария развития

Евро обновил двухлетний минимум к доллару США, снизившись до 1,2290. По отношению к иене евро также упал до отметки 97,93 пункта. Таким образом инвесторы отреагировали на заседание министров финансов Еврозоны, которое пройдет 9–10 июля. Главной темой встречи Еврогруппы станет спасение "утопающих" членов альянса – Испании, Греции и Кипра. Впрочем, самый важный аспект – условия предоставления "спасательного круга": будет ли у долга по льготному кредиту от ЕС приоритетный статус выплат. Для Испании, которая запросила 100 млрд евро для спасения банков, этот вопрос отнюдь не праздный. По мнению экспертов, главный риск встречи – высокая вероятность очередной отсрочки реализации ранее принятых мер. Новые трещины в европейском единстве не пройдут даром для евро. Лихорадит и долговой рынок Европы – десятилетние гособлигации Испании сегодня торгуются с доходностью 7,03%. Показатель находится в «красной зоне». Подбираются к ней и десятилетние гособлигации Италии с доходностью 6,1%.

Леонид Желтонога, завкафедрой организации и анализа предпринимательских процессов БНТУ, представил на Республиканском Клубе директоров три сценария дальнейшего развития ситуации на мировых рынках и их влияние на экономику Беларуси.

Первый, и самый вероятный, по мнению эксперта, – катастрофический, когда евро исчезает как валюта. Учитывая, что Россия держит в евро примерно 200 млрд своих резервов, а Китай около 30% резервов, последствия этого сценария непредсказуемы. Кроме того, КНР активно торгует с ЕС и, естественно, кризис в Старом свете ударит по китайской экономике. Уже сейчас это отражается падением фондового индекса Китая и падением курса австралийский доллар/доллар США, что характеризует охлаждение экономики Поднебесной, обусловленное уменьшением поставок сырья (меди) из Австралии в Китай. Этот сценарий наихудший и для Беларуси. Учитывая валовый внешний долг в $33,4 млрд долларов, стоимость его обслуживания значительно вырастет. Доходность наших евробондов может «прыгнуть» до 25%. Во-вторых, при падении евро высока вероятность дальнейшего падения цены на нефть. Возможно, физический объем экспорта белорусских нефтепродуктов в ЕС не сократится, но основная опасность – снижение цены. Кроме того, от стоимости нефти напрямую зависит экономика России.

Как отмечает Сергей Костюченко, председатель Правления ОАО «Приорбанк», «объем белорусского инвестиционного экспорта (машины, оборудование, транспорт) в Россию, как правило, находится под влиянием доходов российского бюджета. Причина – финансирование российскими покупателями значительного объема поставок из Беларуси бюджетными средствами по централизованным программам или средствами крупных банков, корпораций и муниципальных органов. Снижение цен на главные статьи российского экспорта – нефть, газ – в короткие сроки приведет к сокращению возможностей финансирования импорта из Беларуси». В этом случае угроза снижения поставок скажется в первую очередь на белорусском машиностроении, считает Сергей Костюченко.

Падение цены на нефть тянет за собой российский рубль. По расчетам Леонида Желтоноги, при развитии худшего сценария, курс российского рубля может упасть до 50 рублей за $1. Эксперт не исключает, что нам придется платить Br13.000 – 15.000 за $1.

Второй сценарий предполагает, что сегодняшняя ситуации будет волатильной: сохранение евро с регулярными периодами нестабильности. Экономика Европы будет пребывать в состоянии рецессии. Определяющим фактором в этом сценарии для Беларуси будет цена на нефть и состояние экономики России. Известно, что бюджет России сверстан под стоимость «черного золота» на уровне $115–120 за баррель. Цену до 100 долларов российская экономика выдержит, а значит, выдержит и белорусская, уверен Леонид Желтонога. Проблемы будут при средней цене в $80–90. В этом случае России придется искать финансирование дефицита своего бюджета на мировых рынках капитала, что в условиях европейского кризиса будет сделать практически невозможно. Корпоративный долг в размере $560 млрд так же надо обслуживать. Если же цена на нефть упадет ниже $80 за баррель, может начаться широкомасштабный отток капитала, который, к слову, фиксируется даже сейчас при профиците торговли – по оценке ЦБ РФ чистый отток капитала из России в первом полугодии 2012 года составил $43,4 млрд.

Курс российского рубля при втором сценарии может составить 37 рублей за $1, белорусского – 10.000 рублей за $1. Ставки по белорусским евробондам могут достигнуть 15%.

Третий сценарий – оптимистичный – ситуация в Еврозоне полностью стабилизируется. Вероятность такого варианта, по мнению экспертов, небольшая, хотя ЕЦБ и другие мировые центральные банки прикладывают неимоверные усилия, чтобы его реализовать.

Что же делать? Ханс Тиммер, директор Группы анализа перспектив развития во Всемирном банке, считает, что «в среднесрочной перспективе волатильность на мировых рынках капитала и в настроениях инвесторов, скорее всего, будет сохраняться, что усложнит задачу по выработке экономической политики». Поэтому эксперт уверен, что в таких условиях «развивающимся странам следует сосредоточиться на проведении реформ, обеспечивающих повышение производительности, а также на инвестициях в инфраструктуру, вместо того, чтобы реагировать на каждодневные изменения в мировой конъюнктуре». Леонид Желтонога также подчеркивает, что «самое время по-настоящему проводить реформы и, самое главное, увеличивать спрос на белорусский рубль». Сергей Костюченко добавляет, что только будучи конкурентоспособными можно минимизировать последствия любых внешних угроз.




Будь в курсе событий
Подпишитесь на наш пятничный дайджест, чтобы не пропустить интересные материалы за неделю