USDКурс снизился 1.9746
EURКурс вырос 2.1262
Владимир Артюгин | 06 ноября 2012

На сколько хватит имущества…

Судя по последним официальным заявлениям о правильности действий Нацбанка по удержанию курса белорусского рубля мое предположение о том, что базовым параметром для экономики Беларуси будет выполнение плана по инфляции в ущерб росту ВВП, оказалось верным. Это предположение было сделано на основании того, что происходит в экономике в реальности, а не на почве планов, которые перешли в разряд пожеланий.

Если продолжить оценку дальнейших событий исходя из той же логики, то, учитывая выполнение планового ориентира по инфляции в 2012 году, можно с высокой долей уверенности считать, что и в 2013 году руководство Беларуси постарается выполнить прогноз по инфляции в 12% (иначе зачем была проведена работа по удержанию инфляции в 2012 году?). Из этого можно сделать вывод, что курс белорусского рубля к доллару США в следующем году не превысит 9 500 (иначе удержать инфляцию на заданном уровне будет нереально).

Но это означает, что где-то будет найдена валюта. Условием кредита ЕАБР для 5-го транша является приватизация в 2012 году госимущества на 2,5 млрд долларов США. К тому же, если не удастся договориться с МВФ о новой программе, то выплаты по внешнему госдолгу в 3 млрд. долларов США (на долю МВФ приходится около 1,7 млрд долларов США) станут очень трудновыполнимыми без ухудшения ситуации в экономике. Ожидаемые валютные займы Минфина будут использованы на решение текущих задач и для погашения внутренних валютных обязательств Нацбанка.

{quote-1}

Но сознательно ослаблять курс можно только вместе с реформой экономики, иначе никакой пользы от девальвации не будет (все «уйдет в песок»). А вот если никаких реформ и не планируется, то лишний рост курса ни к чему, он только добавит рост инфляции и снизит заработные платы в долларах США, то есть испортит отчеты.

Еще одним базовым (основополагающим) элементом сегодняшней (реализуемой в настоящий момент) модели экономики, помимо основного параметра – инфляции, можно считать пересмотр модели приватизации. И здесь очень показательны недавние события с «Коммунаркой» и «Спартаком», которые можно трактовать как «добрый» совет частным инвесторам не приходить в Беларусь. То есть приватизация будет проходить только на уровне руководства страны.

При отсутствии реформ и необязательности жесткого выполнения плана по росту ВВП, правительству и другие чиновникам ничего не остается, как пытаться «улучшать» отчеты. Например, сокращать количество убыточных предприятий за счет передачи их на баланс более-менее успешных (в Беларуси это называется холдингостроение). Причем «минуса» убыточных не должны превышать «плюсов» успешных. Лет 10 назад так уменьшалось количество убыточных хозяйств в сельском хозяйстве Беларуси, то есть опыт есть.

Приватизация небольших работающих предприятий, как правило, приводит к сокращению числа рабочих мест и установлению «конструктивных» отношений с официальными местными властями. При этом экономический эффект наступает в лучшем случае через несколько лет. И, если для крупных городов трудоустройство уволенных вполне реально, то для небольших населенных пунктов это близко к трагедии. Приватизация давно неработающих предприятий не идет (за первое полугодие 2012 года доходы от приватизации составили менее 2 млн. долларов США), не говоря уже о создании предприятий «с нуля», которых практически нет и, скорее всего, в ближайшие несколько лет не будет. При этом все так называемые ПИИ из отчетов – это рекапитализация (то есть перекладывание с одного счета на другой) уже действующих предприятий.

Поэтому «точечная» приватизация (номенклатурная) плюсов экономике почти не дает, а все минусы ложатся на плечи государства. Пользу от такой приватизации получают только местные власти и бизнес.

Опыт 2011 года показал, что в нынешних экономических условиях (ЕЭП и ТС) обеспечить получение выгоды от девальвации достаточно сложно: границ нет, поэтому частный сектор «переносит» свой бизнес в другие страны, на внутреннем рынке использует неофициальный курс, а потери несут, в основном, госпредприятия и население. При этом основные показатели в экономике очень быстро возвращаются к прежним значениям, то есть девальвация не решает проблему, а позволяет отложить ее решение на некоторое (очень небольшое) время.

Эффект от девальвации возможен только в краткосрочном периоде, а отрицательные последствия будут себя проявлять еще несколько лет. Поэтому повторение девальвации возможно под конкретную дату какого-либо события.

Подводя итог, можно с большой долей вероятности сказать, что руководство страны признало «убыточность» белорусской модели экономики. Но, понимая бесполезность частичных изменений (точечной приватизации), которые ситуацию в экономике серьезно не улучшат, а вот управляемость экономикой заметно ухудшат, от приватизации на местах отказались.

В результате в ближайшие несколько лет экономическая модель будет сводиться к сохранению нынешней модели госэкономики, изменения произойдут только если они дадут «плюс» на уровне государства (если плюс будет только на уровне области, не говоря о районе или предприятии, то никаких изменений не будет). По окончании года, после подведения приблизительного баланса, за счет госимущества будет закрываться «дыра».

Попутно продолжатся попытки получения кредитов на госуровне и поощряться привлечение средств на уровне субъектов хозяйствования. Ну и, конечно, будут использоваться «лазейки», которые открывает участие в ТС и ЕЭП.




Будь в курсе событий
Подпишитесь на наш пятничный дайджест, чтобы не пропустить интересные материалы за неделю