Владимир Тарасов | 23 марта 2012

Национальному частному банковскому капиталу Беларуси грозят финансовые и имиджевые потери

В первое время существования национальной банковской системы скандалы, связанные с незаконными операциями, проводимыми банками и их акционерами, не были редкостью. Но затем ситуация кардинально изменилась, и банковский бизнес стал, возможно, наименее криминализированным в Беларуси.

 

Но за последние полгода были возбуждены уголовные дела против председателей наблюдательных советов сразу двух банков страны – Трастбанка и Технобанка. Поневоле задумаешься о том, что бы это означало для банковской системы страны и конкретно этих банков. Обвинение кажется неясным Осенью прошлого года стало известно об аресте председателя Наблюдательного совета Трастбанка и председателя совета директоров ЗАО «Белзарубежстрой» Виктора Шевцова. Арестован он был в октябре, но история ареста прояснилась только в конце декабря.

 

В эфире первого белорусского телеканала 23 декабря было сообщено, что Виктор Шевцов вместе с другими подозреваемыми лицами обвиняется в хищении суммы свыше $ 10 млн, находящихся на счету одного из банков. Название банка не оглашалось. В этот же день президент Беларуси Александр Лукашенко в ходе пресс-конференции сообщил, что это обычное уголовное дело, имеющее отношение к строительству объектов в Венесуэле, которым занималось ЗАО «Белзарубежстрой», представляя интересы Беларуси. Сумму ущерба государству президент не назвал, но сообщил, что если Виктор Шевцов компенсирует ущерб в 2–3-кратном размере, то будет освобожден. По данным из венесуэльской печати, при строительстве жилья в Венесуэле были обнаружены хищения стройматериалов, которые, как подозревают в Венесуэле, было совершено с ведома руководства белорусской компании. Нетрудно заметить, что эта версия никак не согласуется с информацией о краже $10 млн. Тем не менее, обвинения, которые выдвинуты в адрес Виктора Шевцова, теоретически могут быть связаны с Трастбанком, который может оказаться именно тем банком, со счета которого уведены деньги. Технобанк ни при чем Совсем по другому сценарию развивались события, связанные с арестом в начале марта 2012 года председателя Наблюдательного совета Технобанка Владислава Коцаренко. Следственные органы сразу же после ареста широко оповестили общественность, что Владислав Коцаренко подозревается в содействии уклонению от налогов в особо крупном размере.

 

Управление Следственного комитета по городу Минску сообщило, что Владислав Коцаренко подозревается в том, что он предоставлял руководителям частных структур заведомо подложные документы, реквизиты подконтрольных им лжепредпринимательских структур, которые зарегистрированы на территории Беларуси и России и имеют счета в банках стран Балтии. Такая деятельность продолжалась более 4-х лет, а ущерб, нанесенный государству, оценивается более чем в Br7 млрд, то есть немногим менее $1 млн. При этом, как подчеркнули в следственном комитете, «преступления, совершенные Коцаренко, не связаны с деятельностью Технобанка». Владислав Коцаренко возглавил наблюдательный совет Технобанка в 2010-м году после слияния с Белорусским индустриальным банком, где он был одним из акционеров. Он также является заместителем председателя Либерально-демократической партии.

 

Таким образом, два рассмотренных случая выглядят совершенно по-разному. В одном случае обвинения выдвинуты в адрес бизнесмена, обслуживающего государственные контракты и, похоже, близкого к власти. В другом случае проблемы касаются независимого предпринимателя, придерживающегося, к тому же несколько оппозиционных взглядов. Из этого вытекает, по-видимому, и различие в освещении дел со стороны следственных органов: информация об обвинениях в адрес Виктора Шевцова появилась с большим опозданием и выглядит довольно неопределенной, а о претензиях государства к Владиславу Коцаренко стало известно сразу же.

 

Впрочем, в обоих случаях к банкам у следственных органов нет претензий. Но это не значит, что аресты останутся для банков без последствий. Они обслуживали компании своих акционеров, и возникновение проблем у этих компаний отразится на финансовых потоках в банках. Проблемы акционеров – проблемы банков Трастбанк и Технобанк были созданы еще в начале 90-х годов прошлого века и долгое время занимались, в основном, обслуживанием предприятий, принадлежащих их акционерам. Поэтому еще несколько лет назад происходящие события могли бы оказаться для них смертельными. Но они не так давно изменили свою стратегию, поставив себе цель диверсифицировать бизнес, увеличив число сторонних клиентов и расширив спектр предоставляемых им услуг. Трастбанк объявил об этом в 2010 году, а Белорусский индустриальный банк еще раньше – в середине 2010-х годов. Как раз в то время банковский бизнес в Беларуси стал довольно эффективным, в связи с чем акционерам, по-видимому, стало интересным развивать свои «домашние» банки как самостоятельный бизнес. И это принесло свой эффект

 

. Банки постепенно становились заметнее на белорусском рынке, рентабельность их капитала росла. Но процесс явно не завершился, и до сих пор Трастбанк и Технобанк остаются довольно специфичными. В частности, основной доход они получают не от кредитования, а от других услуг. Так, Трастбанк основной доход за три квартала 2011 года получил в виде чистых комиссионных доходов на сумму Br28,8 млрд и в виде чистого дохода по операциям с иностранной валютой на сумму Br5,4 млрд. Чистые процентные доходы составили всего Br4,5 млрд. Прибыль Трастбанка за данный период составила Br5,7 млрд при капитале Br98,9 млрд. Трастбанк является акционером ряда предприятий, в частности владеет пакетом акций ЗАО «Белзарубежстрой». Но в целом стоимость ценных бумаг, находящихся в его портфеле относительно невелика – Br23 млрд при сумме активов на 1 октября 2011 года Br637 млрд. У Технобанка на первом месте среди источников прибыли за три квартала 2011 года были чистые доходы по операциям с иностранной валютой (Br34 млрд), затем – чистые комиссионные доходы в размере Br18,5 млрд, и только потом шли чистые процентные доходы в размере Br3 млрд. Прибыль Технобанка составила Br16,2 млрд, а капитал – Br 125 млрд. Оба банка зарабатывали прибыль, в отличие от банковской системы Беларуси в целом, не на кредитных операциях. Тем не менее, положение обоих банков кажется довольно устойчивым и хотя, проблемы у председателей их наблюдательных советов могут привести к потере части клиентов или снижению объемов операций, катастрофы не произойдет. Другое дело, что у обоих банков величина собственного капитала в настоящее время вследствие обесценивания из-за девальвации белорусского рубля не дотягивает до норматива, позволяющего работать с вкладами физических лиц.

 

Нацбанк, конечно, не требует увеличить капитал завтра же, но в связи с возникновением проблем у крупнейших акционеров, у банков могут возникнуть трудности с увеличением капитала в ближайшие год-два. Возможно, банкам придется привлекать новых акционеров, что чревато сменой стратегии и отношения к старым акционерам, особенно если новый капитал окажется зарубежным. Что касается банковской системы Беларуси в целом, то для нее происходящие события серьезного значения не имеют. Суммарные активы обоих банков на середину 2011 года составляли всего около 0,7% суммарных активов белорусской банковской системы. В то же время, Технобанк и Трастбанк тогда занимали 15 и 16 места по величине активов среди 31 банка Беларуси, то есть они не на последнем месте. К тому же, они являются крупнейшими банками страны, в которых преобладал частный белорусский капитал. То есть, происходящие события наносят серьезный удар по нему. Причем, пожалуй, не столько по капиталу, сколько по его имиджу.

 

Источник: http://bel.biz/




Будь в курсе событий
Подпишитесь на наш пятничный дайджест, чтобы не пропустить интересные материалы за неделю