| 04 декабря 2012

Позднесоветский застой и приватизация в Беларуси

Грядущие изменения в экономике по вопросу формы собственности на предприятия Беларуси – процесс объективный и неизбежный. Поэтому уже сейчас важно рассмотреть варианты этих изменений. Их несколько: либеральный, когда приватизируется все, народная приватизация, государственно-частное сотрудничество. Помимо этих вариантов есть еще и российский, когда предприятия становятся частными, а государство от этого практически ничего не получает.

Возможные сценарии

Народная приватизация уже доказала свою неэффективность, так как миноритарные акционеры редко рассматривают свои вложения как стратегические инвестиции. Как правило, они их расценивают как источник получения дохода, причем побыстрее. Поэтому развитие таких предприятий невозможно (вся прибыть просто забирается). Теоретически, эта форма приватизация может распространяться не более, чем на 10-15% акций предприятия, причем без каких-либо льгот, и только в случае согласия стратегического инвестора (собственника).

Государство может получать доходы от предприятий, находящихся на его территории, в виде налогов и сборов, рабочих мест. Если государство является еще и акционером (собственником) предприятия, то и в виде дивидендов и влияния на его экономическую политику. По понятным причинам основным видом доходов для государства оказываются дивиденды и участие в экономической политике предприятий (управление собственностью).

Либералы считают, что необходимо приватизировать все предприятия, а государство должно только собирать налоги и принимать законы (определять правила игры). Но это будет работать только если норма выработки на одного работника высокая, а безработица относительно низкая (как в ведущих экономиках Европы или в США). Для Беларуси, как развивающейся страны, с ее небольшой экономикой, в разы меньшими нормами выработки и потенциально высокой безработицей такой путь не подходит. Доходы будут обеспечивать только минимальные потребности, ни о каком росте экономики не может быть и речи. В результате таких реформ Беларусь попадет в «ловушку бедности» и станет поставщиком трудовым ресурсов для более развитых соседей.

Российский же вариант предполагает переход госсобственности в руки «директоров с чиновниками», причем за символическую плату. На сегодняшний день, складывается такое впечатление, что именно по этому сценарию ими и планируется приватизация в нашей стране.

Приход иностранного инвестора как реального собственника одинаково не устраивает и руководство Беларуси, и «директорат с чиновниками». А вот по поводу развития госпредприятий за госсчет или под гарантии государства мнение отличается. Если руководство Беларуси, как официальный представитель собственника (государства), рассчитывает получить от вложений отдачу в бюджет государства, то вторые рассматривают развитие госпредприятий как нежелательное действие. И это понятно ведь таким образом увеличивается реальная стоимость предприятий, что может серьезно осложнить будущую приватизацию «по-тихому».

Скорее всего, именно конфликтом будущих возможных собственников и объясняются непонятности с логикой холдингостроения «по-белорусски».

В качестве примера государственно-частного партнерства стоит привести Китай, который сохраняет за собой контроль за совместными предприятиями (точнее предприятиями совместного сотрудничества), обеспечивая при этом реальную (то есть, выполняя свои обязательства) защиту интересов миноритариев. А также Венесуэлу, которая создает СП, где доля составляет, как правило, 60%. Таким образом, государство обеспечивает большую отдачу от госсобственности, получая доходы не разово (от приватизации), а постоянно.

{quote-1}

Например, продажа Белтрансгаза (его второй половины) в конце 2011 года – это не только потеря дивидендов, но и возможности выторговывать себе преференции еще, как минимум, в течении 10-20 лет. Средства, полученные от продажи первой половины Белтрансгаза были просто проедены, как и 50 млрд долларов США в виде энергодотаций от России, полученные Беларусью в 2000-2010 годах. В результате этих ошибочных действий пришлось продавать вторую половину Белтрансгаза. При этом распорядились этими деньгами также не самым лучшим образом, раз через год снова встает вопрос о надвигающемся кризисе.

Реальный выбор

Беларусь выбрала самый плохой вариант развития экономики – позднесоветский бюрократический контроль за всем и вся без «прорывных задач», проще говоря  –   застой.

В этой ситуации  естественное желание чиновника ничего не делать не уравновешивается ответственностью за невыполнение «прорывной задачи». Обеспечить небольшой рост (по плану в несколько процентов) любой чиновник сможет и на бумаге, а вот прорывной рост на бумаге сделать невозможно. Прорывные задачи в Беларуси только озвучиваются, но реальной ответственности за их невыполнение не наступает. Как следствие – красивые отчеты и грустная реальность.

Любая проблема в Беларуси решается отдельно, без увязки ее решения с другими. В результате временный выигрыш оборачивается еще большими будущими проблемами. Например, не проведенная девальвация в начале 2011 года на 30-40% обернулась девальвацией белорусского рубля на 100% в мае и почти на 200% в октябре.

Приватизация должна проводиться не ради приватизации, а как тщательно выверенная программа реформирования отрасли, группы отраслей или всей экономики. Что касается стратегических направлений, то проводить приватизацию таких предприятий возможно только под контролем руководства страны.

Полностью можно продавать лишь те, которые не дают большой прибыли. Например, в Беларуси это сектор сотовой связи, который подходит к пределу насыщения рынка, очень конкурентный и уже не слишком прибыльный.  Также можно рассматривать продажу предприятий машиностроительного сектора (МАЗ, БелАЗ, МЗКТ и др.), так как для России (основного рынка сбыта этой продукции) они интересны лишь в качестве собственных…

К сожалению, Беларусь за 20 лет так и не смогла (или не захотела) диверсифицировать рынки сбыта своей продукции. Затягивание вопроса о вступлении в ВТО еще больше сокращает возможности этого процесса.

В этой связи возникает вопрос: почему Беларусь так упорно держится за госдолю в МТС, пытаясь получить вожделенный миллиард? Ее продажа несет для Беларуси гораздо меньшие потери, чем продажа Белтрансгаза.

{quote-2}

Например, попытка вернуть контроль над кондитерской отраслью  через пересмотр итогов акционирования почти 20-летней давности (даже если тогда действительно были нарушения) может только отбить желание инвестировать в Беларусь. В случае же компенсации разумных потерь последствия этого конфликта можно было бы сгладить.

Проблема отсутствия инвестиций в Беларусь – большие риски для инвестора. Именно поэтому они осуществляются в виде кредитов, причем предпочтение отдается внутренним (от белорусских банков). Отсюда недоумение белорусских властей, и нежелание привлекать такие инвестиции: если инвестор вкладывает кредиты (особенно белорусских) банков, то зачем Беларуси такие инвесторы??? Беларусь в лице госорганов сама может взять кредиты. А системное инвестирование через приватизацию на государственном уровне даже не рассматривается.

Действия инвесторов совершенно обоснованы. Например, в 90-е годы в Беларусь пыталась инвестировать пивоваренная компания «Балтика». Но не сложилось. Видимо, у руководства Беларуси и «Балтики» оказались принципиально различные взгляды на будущее предприятия «Крыница». Через несколько лет «Балтика» со скандалом вернула свои деньги. Вот только за этот же период в России она построила три завода! То есть при нормальном развитии событий в сотрудничестве с «Балтикой» Беларусь могла бы построить еще один или несколько заводов. Следом за «Балтикой» в Беларусь точно потянулись бы другие российские (и не только) пивовары. Это наглядный пример того, как важно прекратить оценивать конкретные предприятия, а необходимо учиться оценивать всю экономику. Нужна системная реформа, а не ручное управление.

{quote-3}

К тому же большая часть возможностей уже и так задействована в экономике, и их можно только «перекладывать из одного кармана в другой». Известный «китайский вариант» предполагает невысокую зарплату и низкие социальные стандарты, поэтому Беларусь не сможет стать вторым Китаем.

Нет смысла тратить средства сегодня, чтобы завтра получить вчерашний день. Необходимо сегодня строить завтра – не догонять Китай, а шагать вперед. Выбрать прорывные направления и свою «нишу» в мировой экономике и развивать их. Остальную же часть экономики рассматривать  как обеспечивающую для ведущих отраслей с неизбежными издержками.

К сожалению, в действующей белорусской модели экономики сохранение контроля государства над всеми предприятиями означает отсутствие их развития. Государство физически не может проконтролировать всех, а директорат не очень заинтересован в прогрессе. Получить хоть сколько-нибудь приличные деньги за нынешние предприятия возможно только под действенным контролем со стороны государства.

Любые попытки затягивания с приватизацией означают недополученные деньги, а также будущую приватизацию по российскому варианту.



Теги: Беларусь, госпрограмма, приватизация, прогноз, зарубежные инвестиции
Будь в курсе событий
Подпишитесь на наш пятничный дайджест, чтобы не пропустить интересные материалы за неделю