| 01 апреля 2013

Примирит ли розничную торговлю новый закон?

Проект Закона «О государственном регулировании розничной торговли и общественного питания в РБ» уже этой весной поступит на рассмотрение парламентариев. Между тем, он настоящим фокусом противостояния между владельцами небольших торговых точек и крупными торговыми сетями. Ряд проблем, связанных с новым законом, ритейлеры обсуждали в Минске на минувшей неделе.

Розница раздора

Частные предприниматели, содержащие небольшие магазины и торговые киоски, уже давно жалуются на недобросовестную конкуренцию со стороны крупных торговых сетей. Дескать, те завоевывают рынок за счет неоправданных скидок (а порой и откровенного демпинга), а также за счет активного использования административного ресурса. И если в Минске и областных центрах рынок велик и на нем хватает места всем, то в малых городах (райцентрах) приход на местный рынок сетевого гипермаркета нередко влечет банкротство местных ИП и малых фирм, занимавшихся торговлей продуктами.

В свою очередь, крупные торговые сети («Евроопт», Bigzz, «Постторг» и другие) апеллируют к тому, что у них низкие цены («социальная роль»), а также что они обеспечивают большие налоговые поступления в бюджет и реально поддерживают местных производителей заказами больших партий их продукции.

Производители продуктов питания, однако, не слишком довольны обеими сторонами конфликта. С одной стороны, небольшие частные магазины закупают малые партии продуктов – поставки «дробятся». Зато небольшие магазинчики шаговой доступности закупают продукты на общих основаниях – то есть по ценам, которые указал производитель.

В свою очередь, торговые сети и гипермаркеты закупают продукты большими партиями, обеспечивая производителям значительный оборот. Но взамен требуют для себя больших скидок, которые порой доходят до 30-45%. Плюс, «бонусы», плюс плата «за выкладку», «за мерчандайзинг», «за рекламу», «за вход в сеть» и т.д.

Вообще же, говоря о ритейле в Беларуси, нужно учитывать, что 90% объема розничной торговли находится в частных руках. У государства осталось только около 10%. Тем не менее, оно старается влиять на ситуацию двумя путями. Первый путь – через Закон «О торговле», подзаконные и нормативные акты, отделы торговли в исполкомах. Второй путь – через структуры потребительской кооперации. Формально потребкооперация независима от государства, но истинную цену этой независимости мы узнали 8 февраля на отчетном общем собрании Белкоопсоюза. Выступавший на мероприятии президент предписал кооператорам «активнее проводить государственную политику в торговле, прежде всего на селе, в глубинке».

Тогда же, кстати, Александр Лукашенко сказал еще одну знаковую фразу: «Посмотрите, как позиционируют себя торговые сети, выступая единым оптовым покупателем, диктуя поставщикам условия оплаты, ценовые параметры».

Законопроект на круглом столе

Нынешний вариант законопроекта «О государственном регулировании торговли и общественного питания в РБ» активно обсуждался 28 марта участниками круглого стола, который состоялся в рамках 6-й Международной практической конференции «Технологии розничной торговли». Ее организатором стала «Ассоциация розничных сетей», представляющая интересы 222 магазинов общей торговой площадью порядка 100 тыс. кв. м.

Вела мероприятие Татьяна Закжевская, исполнительный директор «Ассоциации торговых сетей». Открывая круглый стол, она сказала:

- Наш рынок очень активно и динамично развивается и диктует новые правила игры. Во-первых, мы с сентября месяца получаем новый закон «О торговле», который сегодня и будем обсуждать. Второй вопрос: сегодня рынок растет, растет покупательская способность населения. По крайней мере, Белстат заявляет о росте товарооборота. С другой стороны, это падающий рынок, так как нас становится все больше. И главная тема сегодняшней конференции – это оптимизация.

Далее участники круглого стола взялись за обсуждение различных нюансов закона «О торговле». Первым встал вопрос о сложности работы торговых сетей с новыми для рынка товарами. По мнению руководителя розничного проекта «На недельку» Анны Заборонюк, «Для многих наших предприятий-производителей вход в торговую сеть является некой увеличенной отсрочкой платежа на определенную массу товара. То есть это некое коммерческое предложение со стороны предприятий, благодаря которому мы идем навстречу, чтобы работать с новинками, новыми для рынка продуктами. Но при этом, согласно закону, бремя непродажи товара полностью лежит на плечах розницы. И это осложняет работу с новыми товарами – мы не знаем, как они будут продаваться. Это может автоматически привести к тому, что розница будет стараться не так активно вводить новинки в ассортимент. Потому что есть определенные риски».

Потом речь пошла о системах автоматизации учета в розничной торговле, которые помогают не только вести собственно торговый бизнес, но и организовывать эффективное взаимодействие розничных торговцев с производителями и поставщиками. Прежде всего – в сегменте скоропортящихся продуктов.

По словам представителя компании «Савушкин продукт», их система автоматизации – это система собственной разработки. Ее преимущество – небольшие временные затраты по усовершенствованию программного продукта при изменении законодательства. «Когда мы хотели перейти с системы двух накладных на одну накладную, у нас это заняло месяц – со всеми переговорами и объяснениями бухгалтерам, как это будет работать», – сказала представитель «Савушкин продукт».

Затем участники круглого стола взялись за обсуждение проблем взаимоотношений розничных торговцев и поставщиков продуктов. По этому поводу высказался гендиректор ОАО «Постторг» Сергей Смольский:

- Есть серьезное лобби производителей, которое пытается продавить в этом законе преимущество производителей в отношениях с торговыми сетями. Причем это лобби составляют не лучшие, на мой взгляд, производители. А те, у которых действительно есть проблема со сбытом продукции. Вот они любыми законными и незаконными путями пытаются все-таки наладить сбыт того, что они производят – продуктов не всегда хорошего качества.

Мы сейчас с вами все обсуждаем так, как будто закон уже принят. А он только на ближайшей сессии будет рассматриваться в первом чтении. И там еще возможны изменения, но мы пока не знаем, какие. Кроме того, на все законы потом еще приходится куча подзаконных актов, которые, собственно, все конкретные вещи и регулируют.

Татьяна Игнатовская, член совета некоммерческого партнерства «Содействие развитию конкуренции в странах СНГ», напомнила, что в текущем варианте законопроекта о госрегулировании торговли местные исполнительные и распорядительные органы наделены правом «осуществления мероприятий по насыщению товарных рынков, проведения закупочных и торговых интервенций».

По ее мнению, из-за этого вполне возможен вариант, когда местные власти станут «настойчиво предлагать» ритейлерам на своей территории товары, пылящиеся на складах какого-нибудь нерасторопного местного предприятия.

Это признал и Андрей Зубков, гендиректор ООО «Евроторг» (сеть магазинов «Евроопт»), сопредседатель «Ассоциации розничных сетей». «Все, что будет выгодно государству, так или иначе будет воплощено в жизнь, – сказал он. – Нужно убеждать чиновников, что интервенции не выгодны, в конечном счете, самому государству. Пока же слабые производители фактически используют местные исполкомы как собственные «отделы продаж».

В свою очередь, Татьяна Закжевская подняла вопрос о том, что термин «торговая площадь» применительно к белорусским предприятиям розничной торговли требует корректировки. «Индекс обеспеченности населения торговыми площадями в Беларуси явно завышен. Принято считать, что в Беларуси сейчас около 450 кв.м. торговых площадей на 1000 человек. На самом деле это не так, – заявила Закжевская. – К примеру, в России помещения для приема, хранения товаров, подготовки их к продаже, а также административно-бытовые, технические и подсобные помещения, закассовые зоны и проходы, лестничные марши и тамбуры, в которых не производится обслуживание покупателей, не относятся к торговой площади объекта. Мы предлагаем дополнить определение и исключить из подсчета торговых площадей проходы объекта недвижимости, в котором расположен магазин».

Недовольство ритейлеров в проекте закона вызывает также определение термина «ассортиментный перечень товаров». «Сейчас это перечень социально значимых товаров, которые должны быть в продаже постоянно или в течение периода, предназначенного для их продажи, в стационарном торговом объекте розничной торговли или общепита либо при организации развозной торговле, – констатировала Татьяна Закжевская. – Но далеко не всегда производители товаров выполняют обязательства по поставке продукции согласно заявок субъектов торговли по ассортиментному перечню».

Чтобы снять эту проблему, Ассоциация розничных сетей предложила свою формулировку: «ассортиментный перечень соблюдается при условии того, что наличие товаров в соответствии с ним обеспечивается при выполнении организациями и индивидуальными предпринимателями–производителями потребительских товаров договорных обязательств по поставке товаров, заявок субъектов торговли по ассортименту».

Альтернативный взгляд

На вопросы, связанные с принятием нового Закона «О торговле», порталу BEL.BIZ ответил первый вице-председатель ОО «Минский столичный союз предпринимателей и работодателей», член Совета по развитию предпринимательства в РБ Виктор Маргелов.

- Стали ли себя торговые сети увереннее чувствовать, скажем так, в политическом плане, после выступления президента перед Советом по развитию предпринимательства? Или после усиления позиций Петра Прокоповича в правительстве?

- Ваш вопрос не лишен смысла. Хотя президент к этому совершенно руку не приложил, и ни слова им не было сказано, но крупные торговые сети осознают, что им нужно влиять на государственную политику. Так что они активизировали свои действия, в том числе формирование деловой среды «под себя», формирование законодательства. Таким образом, фактически, они активно укрепляют свои позиции – это безусловно. Здесь вы попали в точку.

- Как вы оцениваете нынешнюю версию проекта Закона о торговле?

- Это лучшее, что удалось провести. Но это не идеально. Преждевременно говорить, что закон решает вопрос баланса интересов и будет способствовать оптимальной структуре торговли. Хотя большой шаг в этом направлении сделан.

Никто и не скрывал, что белорусский закон «О торговле» списан с российского. Российский закон, кстати, не так уж плох, поскольку они в развитии торговли как минимум на пять лет опережают нас. И то, что нам еще предстоит пережить, они уже пережили и отрегулировали. Вопрос в другом – в том, что далеко не все нормы этого российского закона были включены в белорусский законопроект.

- Когда, по-вашему, может быть принят этот закон?

- Скоро откроется весенняя сессия парламента. И я очень надеюсь, что за нее депутаты этот проект примут. Вопрос только в том, смогут ли они там еще кое-что подправить. Вы будете смеяться, но я впервые вижу парламентариев, которые всерьез хотят в законе что-то поменять, которые с этим законом серьезно работают на всех уровнях. Не знаю, что у них получится, но такое желание у большой группы депутатов присутствует – это я точно знаю.

- А как вы прокомментируете высказывания о том, что к торговым сетям «применяются недобросовестные методы противодействия со стороны мелких частных торговцев и бизнес-ассоциаций»?

- Бог им судья. Извините, но мы бизнес ни у одной сети не отобрали. Мы пытались сохранить конкуренцию, создать законодательство, которое бы противодействовало недобросовестным методам конкуренции, законодательство, которое бы выравнивало условия хозяйствования, – если это считать «недобросовестными методами», тогда такими мы пользуемся, да.



Теги: госрегулирование торговли, законодательство, Беларусь
Будь в курсе событий
Подпишитесь на наш пятничный дайджест, чтобы не пропустить интересные материалы за неделю