USDКурс снизился 1.9703
EURКурс снизился 2.1019
Василий Иванов | 08 февраля 2012

Приватизация: как мокрое горит…

На днях правительство представит президенту План приватизации – 2012. В списке – 133 предприятия, от продажи которых власти хотят получить $2,5 млрд. При этом, в 2011 году из 180 заявленных ОАО, удалось реализовать госпакеты только 38. В результате, вместо ожидаемых Br1,3 трлн, получили лишь Br170 млрд. Изменится ли ситуация в этом году? Или приватизация останется лишь декларацией?

Против ветра

О необходимости приватизации говорил еще несколько лет назад Международный валютный фонд. Тогда, к слову, при выделении кредита на $3млрд в рамках программы Stand-by был составлен проект «пилотной» приватизации. В нем фигурировали 5 ОАО. Однако программа была завершена, а предприятия так и не проданы. В прошлом году, тема вновь стала актуальной, потому как понадобились новые кредиты. К приватизации, но уже «массовой», подталкивал Антикризисный фонд ЕврАЗэС. Продажа госпакетов на $2,5 млрд в год ставилась одним из условий займа. Правительство предоставило Фонду список из 180 предприятий. И если «закрыть» обязательство позволила сделка Белтрансгаз–Газпром, то в целом, итоги приватизации 2011 года, как справедливо сказал вице-премьер Сергей Румас, можно считать «неутешительными и даже провальными».

Какие именно предприятия войдут в список этого года правительство и Госкомимущество не уточняют. Сергей Румас не исключил, что это могут быть и нефтеперерабатывающие предприятия. И, по всей видимости, придется включить что-то из «голубых фишек», иначе $2,5 млрд долларов не собрать. Так как основу списка составят малоперспективные и убыточные предприятия, как и в прошлом году. А значит, может повториться ситуация, когда удалось продать лишь 20%. Тем более, планам правительства оказывается немалое сопротивление.

Вице-премьер С.Румас, выступая на коллегии Госкомимущества, подверг критике нерасторопность в процессе приватизации отдельных министерств и концернов и добавил, что «вместе с тем не видна роль Госкомимущества как координатора работы в процессе реформирования отношений собственности, не предлагаются новые прогрессивные идеи, что конкретно надо сделать». Но, справедливости ради, заметим, что комитет сам по себе мало, что может. Целый ряд аукционов пришлось отменить именно по вине ОАО. Известны случаи, когда используя коллектив, руководители массово рассылали письма по всем инстанциям со слезными просьбами не продавать предприятия. Заручались поддержкой профильных министерств и концернов. Причиной срыва аукционов называлось, как правило, «отсутствие необходимости в приватизации», мол, будем развивать своими силами. Логичен вопрос – почему не развивали раньше? Но подоплека сопротивления понятна – директор боится, что инвестор найдет другого, более эффективного топ-менеджера, а министр – того, что частным предприятием сильно не поруководишь.

Фактор цены

На этой неделе, как сообщил председатель Госкомимущества Георгий Кузнецов, в Совет Министров поступит проект постановления, который изменит подход к определению стоимости. Он пояснил: «Если ранее предприятия в Минске и областных центрах мы продавали по рыночной цене, а остальные – по балансовой стоимости, то в этом году будем оценивать все и выставлять на торги по рыночной, более высокой цене, на первоначальном этапе». До выхода в свет этого постановления, сложно оценить его влияние на процесс приватизации. Но эксперты отмечают, что фактор цены – один из важнейших. Старший партнер юридической группы «АргументЪ» Денис Алейников обращает внимание на примеры прошлого года: «Когда начал падать рубль, и предприятия не были переоценены, инвесторы значительно активизировались. На аукционы стало приходить гораздо больше заявок. Цены стали привлекательными. Это значит, что прежняя цена была завышена и не отвечала ожиданиям инвесторов. Надо понимать, что мы продаем проблемный актив, а не «голубые фишки». Поэтому цена должна быть не рыночной, а значительно ниже».

Планируют власти привлечь к приватизации и зарубежных финансовых консультантов. Как рассказал директор Национального агентства инвестиций и приватизации Дмитрий Клевжиц, «они будут готовить компании к приватизации, делать анализ, оценку рынка, разрабатывать стратегию приватизации, готовить юридические документы по сделке, вести мониторинг и осуществлять поддержку заключения договора купли-продажи акций. Второе направление работы – это уже сама реализация пилотных проектов по продаже ОАО».

Но кто бы и как не оценивал, Денис Алейников уверен, что, прежде всего власти должны четко определиться – для чего нужна приватизация? «Если ради денег, то да, надо ориентироваться на аукционы. Но это не те деньги, которыми можно наполнить бюджет. Если исходить из перспективы, то акцент должен быть сделан на партнерскую приватизацию. То есть искать инвестора-партнера, который сделает из этого предприятия нечто, что выведет производство на новый уровень, и принесет в свою очередь поступления в бюджет в виде налогов, создаст новые рабочие места. Такая приватизация положительно скажется на развитии экономики в целом». Вот пример. В 2011 году государственные ОАО получили поддержку Br3 трлн, а дивидендов выплатили на Br260 млрд или 0,3% дохода бюджета. Это вопрос эффективности госсобственности и управления ею. Рынок ЕЭП и вступление России в ВТО лишь усилит конкуренцию. Выдержат ли ее белорусские предприятия без инвестиций?

Времени нет

В январе, к слову, Евразийский банк развития обнародовал исследование, авторы которого говорят о необходимости приватизационных процессов. «Темпы роста ВВП Беларуси начнут существенно замедляться уже в среднесрочной перспективе (с 4,7% до 2,6%). Одной из причин этого станет невозможность дальнейшего наращивания выпуска на устаревающих производственных мощностях, а также снижение конкурентоспособности белорусской промышленности на фоне роста цен на ключевые виды издержек», – говорится в исследовании. Другого источника для повышения эффективности и конкурентоспособности, кроме прямых иностранных инвестиций, у Беларуси нет. Они же – практически единственная основа так желаемого правительством экономического роста.

А с привлечением ПИИ – проблема. Те, что есть, требуют диверсификации. Вчера об этом говорил министр экономики Николай Снопков: «В основном ПИИ поступают из России и Великобритании, и эти страны занимают 85% в географической структуре привлечения прямых иностранных инвестиций. Министерство экономики считает это риском. При этом качество инвестиций из этих стран указывает на то, что наша экономика привлекает не стратегический капитал, а средства, которые ищут себе применения для целей диверсификации рисков».

Время не ждет, если не сказать точнее – оно упущено. Однако так и не понятно, какой курс выбирает правительство. Вице-премьер Сергей Румас уверен, что надо «активизировать приватизацию государственных предприятий». А премьер-министр Михаил Мясникович все же считает, что делать это надо «спокойно, без гвалта и шума», «на выгодных условиях».

Второго Белтрансгаза нет. Можно, конечно, продать НПЗ, и даже Беларуськалий. Будут и показатели и деньги. Но ненадолго. Да и долго ли просуществует экономика, производящая эмалированные кастрюли на оборудовании полувековой давности?



Теги: Сергей Румас, Георгий Кузнецов, Денис Алейников, Дмитрий Клевжиц, Михаил Мясникович, приватизация, Николай Снопков, госпредприятия
Будь в курсе событий
Подпишитесь на наш пятничный дайджест, чтобы не пропустить интересные материалы за неделю