USDКурс снизился 1.9746
EURКурс вырос 2.1262
Владимир Артюгин | 09 октября 2012

Про «валютные качели», курс и положение, которое обязывает

С конца августа – начала сентября опять началась «подготовка» к возможным «катаклизмам» в экономике и, как ее части, на валютном рынке. Внимательно следя за движением курса белорусского рубля к доллару США и видя «качели» (зачастую на 100 рублей в день и выше), люди делают выводы о близком периоде нестабильности. На самом деле такие «качели» имеют в своем основании в первую очередь экономическое объяснение, а уже только во вторую – какие-либо «игры» на повышение/понижение.

О чем идет речь. Не секрет, что целью любого бизнеса (и банковского в частности) является получение прибыли. Особенность банков в том, что для них и белорусские рубли, и валюта – просто ресурсы и источник заработка, причем в силу норм законодательства банки достаточно легко могут переводить белорусские рубли в валюту и обратно.

Упрощенно это можно представить как «игру» населения в начале 2012 года, когда процентные ставки по белорусским рублям (при стоящем курсе) позволяли участникам зарабатывать в валюте больше, чем если просто держать свои деньги в валютных депозитах.

Банки за счет значительно больших объемов ресурсов ведут такие «игры» постоянно, в том числе и на небольшие сроки (например, на один день). Даже заработок в 0,1% от суммы в один миллион долларов США составляет тысячу долларов США. Простых участников также сдерживает маржа (комиссия банка) при проведении обменных операций, что не позволяет вести такие «кратковременные игры». Для банков эта маржа на порядки меньше, поэтому и возможности у них выше.

Чтобы понять, почему происходят «качели», давайте сравним «заработок» на рублевых ресурсах и валютных. С конца сентября стоимость рублевых ресурсов составляет 30% годовых и выше, а валютных – 0,2% годовых. Это означает, что, разместив рублевые ресурсы на день, банк может заработать 30%/360=0,08% от суммы. Заработок в валюте определяется в большей степени курсовым движением. Сравнение заработка в рублях с возможным курсовым движением и определяет действия банка. При этом есть одна особенность: между пятницей и понедельником один рабочий день, но три обычных. То есть, разместив рублевые ресурсы на депозит, банк может заработать в три раза больше.

На цифрах это выглядит так: 8 500*0,08%=7 руб., вот эту величину и надо сравнивать с курсовым движением в обычный день и увеличенную в три раза – с курсовым движением в пятницу-понедельник. Соответственно, ничего удивительного нет в том, что в понедельник, как правило, происходит движение курса вниз, так как многие участники рынка предпочитают разместить свои рублевые ресурсы на депозит (для участия в торгах на бирже необходимо за день перечислить рубли на счет биржи, то есть для участия в торгах в понедельник необходимо перечислить рубли в пятницу), а не перечислять их для участия торгов в понедельник. Соответственно, во вторник на торги перечисляются не только рубли для покупки валюты во вторник, но и отложенные ресурсы с пятницы. Поэтому, как правило, во вторник происходит рост курса.

Аналогично «качели», можно наблюдать и в обычный день, если в предыдущий день курс существенно понизился, то на следующий день количество желающих приобрести валюту будет больше, и курс, как правило, существенно вырастет. Каждый месяц есть еще так называемые «налоговые дни» в начале 20-х чисел, а также дни отчислений в обязательные резервы к 15-му числу, когда происходит сокращение рублевой массы и, соответственно, снижение курса. Но все вышеперечисленное работает только в том случае, когда ситуация в экономике стабильна, есть положительное внешнеторговое сальдо либо есть стабильный источник пополнения ЗВР (например, кредитные линии). При этом процентные ставки по рублевым ресурсам не должны обеспечивать заработок заметно выше заработка на валюте, как это было в начале 2012 года.

Чтобы понять природу движение курса белорусского рубля в 2012 году, сравним «заработок» на размещении рублевых ресурсов на депозит с курсовым движением. Для начала приведем таблицу изменений процентных ставок в 2012 году.

Теперь сравним процентные ставки по рублевым депозитам в месяц и изменение курса белорусского рубля к доллару США.

С января по май ставки на межбанковском рынке постепенно снижались вслед за ставкой рефинансирования. С мая месяца общая направленность доходности на межбанке и курсовых изменений становится одинаковой. В июне-августе ставки по МБК поддерживались, в основном, Нацбанком, иначе они вообще могли опуститься ниже 10%, соответственно, поэтому и курс стоял на месте (с конца мая до конца августа).

Теперь оценим изменения объема рынка межбанковских кредитов и его участников.

Пик пришелся на январь-февраль, то есть на самые высокие ставки по межбанковским кредитам, когда заработки на рублевых ресурсах в разы превышали заработки на валютных депозитах, соответственно, банки и другие участники (например, нерезиденты) все свободные ресурсы «перевели» в рубли и разместили их под проценты. В феврале было максимальное участие нерезидентов, которые разместили более 0,8 трлн белорусских рублей на срок более 2 месяцев. В марте нерезиденты уже размещали свои ресурсы, в основном, на один день. Ситуация изменилась после снижения процентных ставок ниже 30% (во второй половине марта), когда участники начали «фиксировать» свои заработки и переводить рубли назад в валюту. Так называемые «инвесторы»  (можно сказать и «спекулянты») не работают с доходностью менее определенного уровня и для Беларуси такой отметкой как раз и является уровень в 30%.С апреля месяца нерезиденты начали выводить свои ресурсы из Беларуси. В мае оборот МБК был минимален, с лета Нацбанк начал его увеличивать. В сентябре, особенно с конца, это уже стал делать рынок.

К концу первой недели октября ставки на межбанке превысили 50%, что опять возвращает Беларусь в ситуацию начала 2012 года, когда из-за высоких ставок на рублевые ресурсы и, соответственно, спроса на белорусские рубли происходило снижение курса последнего. Но в этих условиях, во-первых, достаточно сложно будет продолжать снижение ставки рефинансирования, а, во-вторых, процентные ставки по кредитам для субъектов хозяйствования снова вырастут, что государству совсем не нужно. В тоже время нельзя допустить снижение ставок ниже уровня в 20-25%, так как это может спровоцировать рост рублевой массы на рынке и, как следствие, излишнее давление на валютный рынок. Поэтому Нацбанку необходимо будет «пройти между Сциллой и Харибдой» и уже в ближайшее время снизить ставки межбанка с 50% до уровня 25-30%.

{quote-1}

Если рассматривать период до конца 2012 года, то вряд ли государство допустит рост курса белорусского рубля к доллару США выше 9 000 (30% годовых или 2,5% в месяц означают, что движение курса составит более 200 руб/мес). А это может привести к массовому одновременному переводу рублевых депозитов в валюту, что государству совсем не нужно. Нынешние размеры ЗВР вполне позволяют удерживать курс на уровне плавной девальвации (но не более 2,5% в месяц), о чем и объявил Нацбанк.

Опасение, что на курс может повлиять «кредитная накачка» экономики, скорее всего, напрасно. Обращаю внимание на достаточно спокойную реакцию руководства Беларуси на рост ВВП всего в 2,5% за семь месяцев, как и на нынешний уровень ставки рефинансирования в 30% (то есть достаточно высокой стоимости кредитных ресурсов). Но при этом жестко требуется удерживать запланированный уровень инфляции и курс белорусского рубля.

В этой связи даже постановление Совмина о выходе к концу года на запланированный рост ВВП можно рассматривать как форму отчета и желаемый результат, а не план действий. В этом же направлении можно рассматривать и 8,5% роста ВВП в 2013 году. В правительстве и Нацбанке работают достаточно разумные люди, чтобы не понимать реальные возможности белорусской экономики, но … noblese oblige (положение обязывает). И мы видим вот такие планы.

Можно не сомневаться, что и далее будет проводиться та же экономическая политика: жестко контролироваться размер инфляции, обеспечиваться рост заработных плат (как средство защиты собственного рынка рабочей силы) одновременно с сокращением количества социальных льгот, стабильность курсовой политики (но не как «священной коровы», а как инструмента поддержания ситуации в экономике в более-менее приемлемых рамках). Достаточно оценить оперативную коррекцию среднегодового курса в 2012 году и  на 2013 год вскоре после прекращения «растворительных» и возможном сокращении других нефтяных схем.

Ближайшие платежи по внешнему госдолгу попытаются рефинансировать. Если получится, то провести выпуски гособлигаций. Но, скорее всего, попытаются получить кредит у какого-либо российского банка или нескольких (например, под продажу госбанка). Стоимость кредита российского Сбербанка названа в 8,5%, что точно не выше ожидаемой стоимости заимствований по гособлигациям на внешних рынках. При этом тот же ВТБ был готов рефинансировать 1 млрд долларов США кредита Сбербанка.

Планируемое привлечение валюты на внутреннем рынке через валютные облигации Минфина направлено, скорее всего, на привлечение валюты от комбанков и рефинансирование нынешних валютных обязательств Нацбанка перед ними. В 2013 году согласно обязательствам перед ЕАБР Нацбанк должна будет сократить объем задолженности пред комбанками более чем на 1 млрд долларов США. Попытка же привлечь валюту от субъектов хозяйствования и физлиц через валютные облигации может привести к сокращению ее в валютных депозитах в комбанках, так как новых источников валюты в стране не появилось.

Основным же источником поступления валюты, по-моему, будет рассматриваться продажа госимущества (условием 5 транша кредита ЕАБР является приватизация госимущества на 2,5 млрд долларов США в 2012 году). А весь план сведения валютного баланса Беларуси в 2013 году строится на получении двух траншей кредита ЕАБР. Кроме Белкалия у Беларуси уже не осталось таких крупных объектов, так что его продажа (например, по варианту Белтрансгаза, частями) всего лишь вопрос времени.

Россия проводит последовательную политику «подталкивания» Беларуси к продаже  интересующих Россию объектов. Примером является покупка Белтрансгаза, при этом России даже не нужно будет особо создавать для этого условия: мировой кризис никто не отменял, конкурентоспособность белорусских товаров не растет, затратная модель экономики не меняется. Достаточно просто выбрать подходящий момент и назвать интересующий объект.

Кризис 2011 года наглядно продемонстрировал руководству Беларуси опасность доведения ситуации до такого состояния. Результатом повторения может стать потеря «печатного станка», то есть экономической самостоятельности. При этом такая плата будет всего лишь за полгода (максимум год) сохранения действующей модели экономики, что в ближайшие два года совершенно не нужно.




Будь в курсе событий
Подпишитесь на наш пятничный дайджест, чтобы не пропустить интересные материалы за неделю