USDКурс снизился 1.9703
EURКурс снизился 2.1019
Владимир Артюгин | 14 сентября 2011

Зачем столько ждали?

14 сентября произошло то, чего вся страна ждала уже более полугода. Очень скоро многие начнут задаваться вопросом: если это все-таки можно было сделать, то почему мы столько ждали?

Конечно, не полгода, но три месяца – точно. В марте-апреле ситуация была плохо прогнозируемая. Да и искусственно удерживаемый с 2009 года курс белорусского рубля нуждался в некоторой корректировке. Но уже с конца апреля – начала мая можно было начать выход на единый курс.

Сейчас говорят, что до июля этого было делать нельзя из-за покупки легковых машин. Но до конца июня машины только ввозили, основные оплаты по ним были совершены до середины апреля (большая часть машин была из Америки, а оттуда машины доставляются около трех месяцев). А отгрузка машин без предоплаты – большая редкость. Поэтому объем оттока валюты за автомобили был понятен к концу апреля. Из Европы объем машин был не очень большой, но на доставку тоже необходимо было месяц-полтора, плюс какой-то срок на случайности. Учитывая, что в мае внешнеторговое сальдо (без импорта легковых машин) стало положительным, можно было начать выходить на единый курс. Но этого не произошло, и был объявлен некий равновесный курс.

Самое обидное, что к этому готовились. С 20 апреля были сняты ограничения на работу на внебиржевом валютном рынке, и на высоком уровне говорилось об открытии допсессии на бирже. Но было принято решение ограничиться полумерами. Ситуация на валютном рынке осталась в подвешенном состоянии, но на новом уровне (вместо официального курса в Br 3 000 стал официальный курс в Br 5 000). При этом были опять введены ограничения на отклонение от официального курса. Уже в начале июня курс стабилизировался на уровне Br 6 500 за доллар США. Этот курс держался до конца июля. И чего мы ждали?

Давайте посмотрим, что произошло за эти три месяца (июнь – август):

- курс вырос с Br 6 500 до Br 9 500 (на конец августа);

- объем депозитов в рублях вырос:

у физлиц – на Br 1,3 трлн (Br 9,2 трлн в мае) до Br 10,5 трлн, у юридических лиц – на Br 1,5 трлн (Br 15,0 трлн в мае) до Br 16,5 трлн;

но в валютном эквиваленте по неофициальному курсу сократился:

у физлиц – на $ 0,18 млрд ($ 1,42 млрд в мае) до $ 1,24 млрд, у юридических лиц – на $ 0,26 млрд ($ 2,0 млрд в мае) до $ 1,74 млрд;

- заработная плата в рублях выросла на Br 251 тыс. (Br 1,649 млн в мае) до Br 1,9 млн (ориентировочно), но в валютном эквиваленте (по неофициальному курсу) сократилась с 253 долларов США до 225 долларов США;

- внешнеторговое сальдо (без учета легковых машин) устойчиво положительное и растет;

- инфляция выросла на 21,0% (8,6% за июнь, 3,5% за июль, 8,9% за август);

- ВВП вырос на 10,3% (3,5% за июнь, 2,6% за июль, 4,2% за август);

- валютная выручка экспортеров (в основном госпредприятия) за месяц выросла почти на $ 0,2 млрд (в мае $ 3,917 млрд) до $ 4,1 млрд в июле. В августе эта цифра еще увеличится, так как объем экспорта вырос по сравнению с июлем;

- потребительский импорт (без учета легковых машин) сократился за 2 месяца на $ 90 млн долларов США ($ 310,4 млн в мае) до $ 220,0 млн (ориентировочно), и в августе потребительский импорт вряд ли вырастет.

Предприятия-экспортеры при продаже валюты на допсессии будут закладывать в курс потери на 30% обязательной продаже. При курсе Br 8 600 за доллар США эти потери составляют около 11%. Учитывая, что обязательной продаже подлежат только около половины от 30%, реальный курс должен быть ниже на 5,5% (половина от 11%) от курса, установленного на допсессии. То есть около Br 8 000 – 8 200. До конца года объем денежной массы будет пусть и незначительно, но расти. Поэтому даже с учетом отсроченного возврата валютной выручки этот уровень и будет оставаться. Снижение курса до Br 6 500 – 7 000 означает падение конкурентоспособности белорусских товаров, в первую очередь для госпредприятий. Сейчас они закладывают курс около Br 9 000 за доллар США. Постепенное снижение курса до Br 8 000 – 8 500 можно компенсировать, а вот большее – будет сложно. К концу года можем опять получить рост складских запасов, отрицательное сальдо и рост обязательств государства по рублевым депозитам.

Срок выхода на единый курс объявлен на конец октября – начало ноября. В ноябре начнется оплата коммунальных услуг в отопительный период. Цены на тепловую и электрическую энергию, газ привязаны к официальному курсу доллара США. В ноябре ожидается выделение очередного транша кредита Евразэса. Необходимо договориться с МВФ хотя бы о продлении сроков возврата предыдущего кредита. Одним из главных условий выделения кредитов как МВФ, так и Евразэса является выход на единый курс.

Слабый рубль выгоден для экспортеров, и основной рынок сбыта белорусских товаров – это Россия. Но возросший поток товаров из Беларуси – потери для российских предприятий и российского бюджета. Какое-то время не замечать такую ситуацию можно, но долго – вряд ли. Да и уменьшение покупательной способности населения Беларуси тоже ничего хорошего не несет.

Резкое ослабление своей валюты также негативно влияет на рост инвестиций. А обеспечивать рост экономики только ослаблением своей валюты возможно только в короткий период. Ситуация позволила скорректировать отложенные с 2009 года проблемы в курсообразовании, когда курс рубля искусственно удерживался. Теперь просто необходимо показать всем, как нужно управлять экономикой.




Будь в курсе событий
Подпишитесь на наш пятничный дайджест, чтобы не пропустить интересные материалы за неделю