USDКурс вырос 1.9789
EURКурс вырос 2.122
Александр Литвин | 08 апреля 2015

3 недели со дня ареста Виктора Прокопени: реакция бизнес-сообщества, юридическая оценка и практика других стран

Нота закона

Напомним, Виктора Прокопеню задержали 18 марта по подозрению в незаконной предпринимательской деятельности. За 2 недели статус бизнесмена сменился с «подозревается» на «обвиняется». Третьего апреля следственный комитет озвучил официальную позицию следствия:

«Установлено, что бизнесмен, действуя в составе организованной группы, занимался предпринимательской деятельностью в сфере продажи информационных технологий без соответствующей государственной регистрации как субъекта хозяйствования. В результате незаконной деятельности им был получен доход в размере 650 тыс. долларов. В настоящее время Виктору Прокопене предъявлено обвинение по ч. 3 ст. 233 («Незаконная предпринимательская деятельность, совершенная организованной группой, с получением дохода в особо крупном размере») Уголовного кодекса Республики Беларусь. В отношении его применена мера пресечения в виде заключения под стражу. Расследование уголовного дела продолжается».

За официальной формулировкой – недоумение, страх и вопросы без ответов. Бизнес-сообщество страны замерло в ожидании развития ситуации. Убедятся, что невиновен и отпустят? Оштрафуют за старые провинности? Дадут реальный срок и конфискуют имущество? По количеству возможных сценариев развития дело Виктора Прокопени может посоревноваться с лотереей. Только цена победы здесь – не двухкомнатная квартира в Минске, а судьба человека и инвестиционное будущее целой страны.

Как стало известно 7 апреля, Минский городской суд отказал в удовлетворении ходатайства об изменении меры пресечения для предпринимателя.

Такая разная реакция

Представители IT-сектора страны на арест своего коллеги реагируют по-разному: рассудительно, активно и даже безразлично.

Реакция первая: рассудительная

В своем комментарии порталу Bel.biz ее показывает Юрий Зиссер, основатель портала TUT.BY:

«Само по себе расследование у меня сомнений не вызывает. Если Виктор в чем-то виноват – он должен ответить по закону, невзирая на прежние заслуги. В то же время за время нашего знакомства я увидел честного человека, который вряд ли сознательно делал что-либо противозаконное. Надеюсь, его все же выпустят под расписку о невыезде и денежный залог.

Понятно, что информация об аресте быстро распространится и за рубежом. Если в ближайшие дни Прокопеню не выпустят, можно предположить, что начнется массовый переток ИТ-компаний и их персонала в другие страны. Компании и их руководители предпочтут спасаться бегством от любителей поискать блох в старом ветхом бизнес-белье, особенно в ИТ-отрасли, где заключаемые в интернете сделки (покупки, переводы и т.д.) нередко трудно или вовсе невозможно оформить по белорусскому законодательству, то есть с бумажными документами с подписями».

Реакция вторая: активная

Она последовала от руководителей и совладельцев крупных IT компаний страны и выразилась в письме, отправленном ими в Администрацию президента 7 апреля. В своем послании отправители ходатайствуют об «изменении меры пресечения Виктору Прокопене как не представляющему общественной опасности с нахождения под стражей на подписку о невыезде и надлежащем поведении и денежный залог, соразмерный сумме вменяемых ему финансовых санкций, а также о выведении из-под ареста той части активов, которая не имеет отношения к рассматриваемому правонарушению».

Предварительное взятие под стражу или ограничение свободы в виде тюремного заключения бизнес-сообщество считает нерациональным: «Капитал предпочитает страны с лучшим предпринимательским климатом. А в тех странах, где экономикой пытаются командовать люди в погонах и общаются с бизнесом через тюремные камеры, не будет ни денег, ни технологий».

Реакция третья: безразличная

Ее мы получили, когда обратились за комментарием в администрацию Парка высоких технологий (ПВТ). Заместитель директора Парка Александр Мартинкевич оказался не в курсе сложившейся ситуации. Это странно, учитывая, что Парк должен защищать интересы своего резидента, генерирующего немалую долю прибыли. Чиновник скептически отнесся к предварительным прогнозам экспертов относительно того, что в результате ареста Виктора Прокопени экспортная выручка ПВТ вместо традиционного ежегодного роста может упасть на 30% и более. По его словам, для таких заявлений нужны конкретные расчеты. А расчеты ПВТ показывают, что за первые 2 месяца 2015 г прибыль Парка выросла по отношению к аналогичному периоду 2014 г на 36,4%. Удивившись тому, что Виктору Прокопене инкриминируют незаконную предпринимательскую деятельность, Александр Мартинкевич заметил: «у нас в Парке он вел законную предпринимательскую деятельность».

Юридическая оценка ситуации

За экспертной оценкой произошедшего с точки зрения закона мы обратились к Сергею Медведеву, адвокату юридической фирмы VILGERTS Legal & Tax (www.vilgerts.com)

По словам эксперта, на фоне недавнего задержания почти полного состава таможенного поста «Каменный Лог» и ряда других не менее резонансных задержаний представителей бизнеса, а также должностных лиц государственных органов, арест Виктора Прокопени в очередной раз подтверждает серьезный курс государства на борьбу с коррупцией и экономическими преступлениями в Беларуси.

«Не будучи знакомым с материалами дела и основаниями предъявленных обвинений правомочность либо неправомочность задержания Виктора Прокопени правоохранительными органами оценивать невозможно. Следует отметить, что по такой категории дел будущие обвиняемые достаточно долгий период могут находиться в «разработке» правоохранительных органов, и только после сбора определенного набора доказательств предъявляется обвинение. То есть правоохранители не действуют, что называется, наобум, соответственно это позволяет предполагать, что основания для задержания имели место.

Что касается избрания такой меры пресечения как заключение под стражу, то полагаю, как раз положение Виктора Прокопени как крупного и влиятельного бизнесмена, а также сущность вменяемых преступлений сыграли негативную роль: Виктор Прокопеня, используя свои ресурсы, мог не только скрыться за пределы Республики Беларусь, но и предпринять меры по сокрытию доказательств. Именно на пресечение подобных действий и направлено заключения под стражу. Кроме того, по такой категории дел у нас практически никогда не применяются иные меры пресечения» – рассуждает Сергей Медведев.

Юрист полагает, что практика применения уголовного наказания в виде лишения свободы за экономические преступления не всегда является оправданной. Поскольку преступления носят экономический характер, то и наказывать нужно «рублем». Так, в Беларуси сумма штрафа за многие административные правонарушения привязана к базовой величине, в то время как, например, в Финляндии, она зависит от дохода нарушителя и взымается в виде процента от дохода.

«По нашему мнению, такая мера более эффективна: в таком случае не всегда проще «заплатить и забыть до следующего раза», поскольку, чем больше доход, тем больше сумма штрафа.

Не стоит забывать и про то, что первой и основной целью уголовной ответственности является исправление лица, совершившего преступление. Давно доказано, что длительные сроки лишения свободы не способствуют достижению этой цели, тем более в сфере «беловоротничковой» преступности. Если посмотреть на статистку рецидивов по экономическим преступлениям, то их число невелико.

Тюремное заключение если и должно применяться, то только на короткий срок: для «белого воротничка» даже месяц, проведенный в следственном изоляторе на время расследования дела, станет уроком на всю жизнь, тогда как для заядлого рецедивиста, который полжизни провел в заключении, лишние 5 лет в тюрьме никакой перевоспитальной роли не сыграют. Поэтому, на мой взгляд, экономические преступления преимущественно должны караться экономическими же методами, а лишение свободы применяться в случаях совершения преступления повторно либо при наличии особых квалифицирующих признаков.

А как в других странах?

В разных странах Фемида по-своему смотрит на экономические преступления. По статье, которая инкриминируется Виктору Прокопене, в Беларуси ему грозит обязательный штраф, а также срок заключения от 2 до 7 лет с конфискацией имущества либо без него.

В §720 Раздела 26 Свода законов США устанавливается ответственность лиц, которые умышленно пытаются уклониться от уплаты или избавиться от налога, предусмотренного законом. Такие действия наказываются штрафом до 100 тысяч долларов или лишением свободы на срок до 5 лет (могут быть применены обе санкции - и штраф, и тюрьма). В странах англо-саксонской системы права уголовная ответственность наступает как для физических, так и для юридических лиц (корпораций).

В странах континентальной системы права уголовная ответственность юридических лиц не допускается. Однако предусматривается административная ответственность. Согласно § 30 германского Закона об административных правонарушениях, если уполномоченный представитель юридического лица или член руководящего органа совершает правонарушение, которое приводит к невыполнению обязательств или к неправомерному обогащению, то юридическое лицо может быть оштрафовано.

Французский Общий кодекс о налогах предусматривает уголовную ответственность за различные действия, направленные на сокрытие бухгалтерских данных, совершенные путем обмана. Например, за совершение незаконных денежных операций либо искажение части суммы, подлежащей налогообложению, если искажение превышает 1000 франков или 10% доходов, предусмотрена уголовная ответственность в виде штрафа или лишения свободы на срок от 1 года до 5 лет.

О вере и мотивации

Немного странно, что якобы виновный человек с большими деньгами и возможностями остается в Беларуси и продолжает работать на благо нашей страны. Открывает офисы в разных странах мира, привлекает инвесторов, своим примером показывая, как удобно и перспективно вести бизнес в Беларуси. У Виктора Прокопени была мотивация жить и работать на родине. Есть ли она сейчас?

О самом понятии «мотивация» главный герой печальных событий рассуждает так: «Я думаю, что мотивация – это вера. Если мы во что-то сильно верим, то мы мотивированы, если нет – то нет. Вера начинается там, где заканчивается логика и рациональные объяснения. Мы верим не из-за каких-то фактов или рассуждений, а просто без оснований и без остатка».

Мы верим в то, что дело Виктора Прокопени будет тщательно изучено беспристрастным судом, а его бизнес, равно как и весь инвестиционный климат Беларуси, не пострадает.




Будь в курсе событий
Подпишитесь на наш пятничный дайджест, чтобы не пропустить интересные материалы за неделю