USDКурс снизился 1.9739
EURКурс снизился 2.0967
Александр Литвин | 03 сентября 2015

Сохранить нельзя снести: что объединяет бульдозеры, инвестиции, архитектуру и коррумпированных чиновников

В цивилизованных странах памятники архитектуры восстанавливают. В Беларуси люди в прямом смысле борются за сохранение культурно-исторических ценностей. И это – борьба без правил: те, кто должны следить за соблюдением законов, закрывают глаза на их нарушения. Выполняя планы, благословляют инвесторов и застройщиков на беспредел…

 

Экскурс в историю

Полководец Иван Федорович Паскевич – известная фигура. В свое время г. Гомель принадлежал семье его сына. Федор и Ирина Паскевичи много сделали для любимого города.

На средства их семьи содержался детский приют городского попечительства о бедных, богадельня, училище. В приютах княгиня лично отбирала одаренных детей, оплачивала их образование, готовила специалистов. В окрестностях города семья Паскевичей открыла 4 учебных заведения на 240 учащихся. Меценаты выплачивали жалованье учителям, поддерживали работоспособность училищ.

 

С помощью княгини в Гомеле построили водопровод, роддом, глазную лечебницу, гинекологическую больницу, детский музыкальный салон. Во времена Первой мировой войны Ирина Паскевич помогала организовать в городе лазареты, где активно работала сама. В свое время даже император Николай II с благодарностью посетил построенный ею госпиталь.

Вскоре к власти пришли советы и конфисковали дворец князей со всем имуществом. Саму Ирину Паскевич выселили в скромную квартиру. Последние годы своей жизни графиня Эриванская, Светлейшая княгиня Варшавская Ирина Ивановна Паскевич провела в частном доме, который еще 1,5 года назад можно было спасти…

Советы с «уважением» отнеслись к благодетелю города, а их наследники – к дому, в котором она жила. Без самоотверженной работы краеведов, историков и небезразличных волонтеров дом почил бы под ковшом бульдозера, продолжив список бесславно утерянных жемчужин нашей истории.

С февраля по май 2014 года активисты вручную разобрали дом, пронумеровав бревна, балки и доски. Все элементы дома перенесли на временное хранение в надежде восстановить его в другом месте.

Страсти по дому княгини Паскевич

Дом находился в квартале малоэтажной застройки в центре Гомеля. Здание 1913 г. постройки выглядело на удивление хорошо: деревянные стены создавали впечатление монолитных, а декоративные элементы, включая оригинальный кованый навес над крыльцом и богатую деревянную «лепнину» над ставнями, находились в прекрасном состоянии, спустя 100 лет после постройки. Массивный цоколь приподнимал и без того высокие окна на высоту 2–2,5 м. Хороший дом на хорошей земле.

Участок в тихом центре города, между рекой и парком, приглянулся и застройщику, ООО «Электропром». Столь лакомый кусочек достался компании без аукциона, хотя последний должен был быть проведен хотя бы по 2 причинам: 1) территория относится к парковой зоне; 2) планируемый к постройке дом обладает улучшенной планировкой.

До сноса дом принадлежал музыкальному училищу им. Соколовского, а в последнее время – никому. Частные инвесторы неоднократно озвучивали желание выкупить дом и отреставрировать его.

Мы обратились к одному из них – человеку, который в свое время являлся потенциальным инвестором, предлагал перенести дома и реализовать проект «Музей деревянного зодчества». На условиях анонимности он сообщил, что в свое время обращался в Гомельский горисполком с предложением создания на базе дома № 17 по ул. Волотовской комплекса ремесленнических мастерских. Отказ городского органа власти был оперативным и… недобрым. Человеку, который ведет бизнес в областном центре, прозрачно намекнули на возможные негативные последствия. Ведь сохранение дома не входило в планы застройщика. "Место определяет все!" - гласит слоган ООО "Электропром"...

Инвестор попытался решить этот вопрос напрямую с собственником здания – ГГКИ им. Н. Ф. Соколовского. Колледж также не захотел расставаться с пустующим домом: «Если здание включат в список историко-культурных ценностей, мы сделаем в нем музей музыкальных инструментов». Оставив строение себе, учебное заведение ничего не сделало для его сохранения.

За сохранение дома ратовали другие люди. Несколько десятков историков и архитекторов признали уникальность дома по ул. Волотовской, 17, подписав обращение в Минкультуры о сохранении здания. В защиту деревянной застройки Гомеля высказались известные деятели культуры: белорусский актер и телеведущий Юрий Жигамонт и литературовед, критик и публицист Адам Мальдис. Перечисленные аргументы не помогли разрешить ситуацию.

«От горисполкома было сложно добиться конкретики по этому вопросу, никто ни за что не хотел брать ответственность, – вспоминает историк, общественный активист и председатель ГМКОО «Талака» Евгений Меркис. – Теоретически можно было бы обязать этим заниматься компанию-застройщика. Оставить эту застройку в центре, перевезя на другое место рядом – значит, «закрыть» другую перспективную площадку для будущего строительства. К тому же факт единичного переноса подразумевает создание полноценного района исторической застройки.

Мы не выступаем за сохранение абсолютно всей деревянной застройки. На наш взгляд, стоит создать музей под открытым небом на площадке в центре города. В нем можно собрать самые примечательные здания, отремонтировать их и использовать как музейные площадки, мастерские, выставочные павильоны, сувенирные лавки и кафе».

Гомельчане ратуют за создание музея деревянного зодчества, предлагая использовать для этих целей открытую площадку в центре города на пересечении ул. Артема и Садовой. Здесь на площади примерно 13 тыс. м² такой комплекс будет смотреться как нельзя кстати: близость парка, дворца Румянцевых-Паскевичей и набережной р. Сож сделают объект доступным и востребованным среди туристов и жителей города.

 «Деревянная архитектура – это не то, что нужно сохранять, это не лицо города…»

Согласно протоколу заседания Белорусского республиканского научно-методического совета по вопросам историко-культурного наследия при Миникультуры от 23.10.2013, дом по адресу ул. Волотовская, 17 не получил статус историко-культурной ценности. При этом комиссия внесла на рассмотрение Совмина предложение о присвоении аналогичного статуса «Фрагменту деревянной застройки г. Гомеля 19 – нач. 20 вв.» по ул. Парижской Коммуны, 9, 11, 12, 14 с присвоением категории 3.

Примечательно, что строительные работы на этой территории не ведутся и снос упомянутым домам пока не угрожает. Защищая то, что и так находится в безопасности, специалисты из Минкультуры не отрицали культурно-историческую ценность, присущую «проблемному» строению по адресу ул. Волотовская, 17.

Снос нужно обосновать, однако списать его на ветхость не получится – дом находился в очень хорошем для своего возраста состоянии. Платить за перенос дома и его реставрацию у Министерства культуры не было юрисдикции, у Гомельского горисполкома, и, судя по всему, застройщика – желания, а у частных инвесторов – возможности?..

Что ожидает историческую деревянную застройку Беларуси? Список историко-культурных ценностей стремительно сокращается... ГАП института «Гомельгражданпроект», заслуженный архитектор Беларуси Сергей Кривошеев в интервью корреспонденту газеты «Гомельская правда» еще в декабре 2012 г. отмечал, что «…деревянная архитектура – это не то, что нужно сохранять, это не лицо города... Допустим, появится в Гомеле такой квартальчик. Но я уверен, что он не привлечет никого. Никакой исторической ценности в этих домах нет…. на мой взгляд, кроме резных наличников, они ничем не привлекательны. Более разумный подход – сохранять отдельные резные детали, делать точные обмеры этих домов, фотографировать. И на базе нескольких домов создать филиал этнографического музея».

Начальник управления по охране историко-культурного наследия Министерства культуры Игорь Чернявский констатировал, что гомельская ситуация не единична: с похожими проблемами сталкиваются жители других городов Беларуси. По его мнению, одна из их основных причин, – несвоевременность подачи заявок на внесение объектов в список историко-культурных ценностей. Впрочем, в случае с многострадальным «домом княгини» Минкультуры успело рассмотреть заявку. И ответило отказом.

"Допустим, появится в Гомеле такой квартальчик. Но я уверен, что он не привлечет никого. Никакой исторической ценности в этих домах нет…. на мой взгляд, кроме резных наличников, они ничем не привлекательны".

 

Систему нужно менять

Примеров такого бесхозяйственного и откровенно наплевательского отношения к истории и культуре – масса. Здания сносят, а на их месте строят что-нибудь другое – непременно многофункциональное, торгово-развлекательное или гостинично-спортивное… А если не сносят – оставляют стоять под дождем и ветром, пока время и стихия не сделают то же, что и бульдозер.

Неужели просвета нет?!

«Пока я не вижу просвета в этой ситуации. Судебные споры мы не выигрываем, а на действия местных властей не повлияешь, пока они назначаются сверху, а не избираются на местах, – делится наболевшим Антон Астапович, председатель Республиканского совета Общества охраны памятников истории и культуры.

Система замыкается на защите самой себя. И эту систему нужно менять. Как говорит пословица, «крумкач крумкачу вока не выклюе»…

Правовые нормы не до конца прописаны, а те, что есть, игнорируются. И здесь вопрос не к инвесторам, а к органам власти. Инвестору, если он не меценат, нужна выгода, и это понятно. Но наши власти готовы позволить инвестору все, лишь бы выполнить план по инвестициям!

Парадоксально, но факт: органы контроля «не видят» явные, бросающиеся в глаза нарушения, одобренные министерством культуры и другими ведомствами.

Дискредитируют себя не только власти. Некоторые проектировщики сами поставили себя на уровень продажных женщин! Они готовы проектировать что угодно и как угодно, не учитывая исторический и культурный контекст, особенности близлежащей застройки, лишь бы выполнить требования заказчиков и заработать деньги.

Да, несовершенны и технические нормы по реставрации зданий. Но с действующей системой не соблюдаются даже они».

Как заинтересовать инвесторов во вложении в наши замки, усадьбы, храмы?.. Антон Астапович убежден, что начинать нужно с доработки правового поля и его неукоснительного соблюдения.

А пока мы сами нарушаем (или просто не выполняем) то, что обязались и велели другим. В рамках госпрограммы «Замки Беларуси» до 2018 г планируется реставрировать 38 (!) замков, дворцов и замчищ. Деньги планируется выделять их государственного и местных бюджетов.

«Программа «Замки Беларуси» – это, по сути, анекдот, PR-ход бывшего министра культуры Павла Латушко. Финансирование остановилось, а из 38 объектов по факту есть только 2 приоритетных – Кревский и Ольшанский замок. Впрочем, и те сегодня стоят без денег…» – рассказывает о реальном положении дел Антон Астапович.

Память о культурно-историческом наследии уничтожают не везде. «Скансен», первый в мире этнографический музей под открытым небом, основали в центре Стокгольма еще в 1891 г.

 

На территории «Скансена» – около 160 усадеб, привезенных сюда со всей Швеции, Норвегии и Финляндии. Большинство из них – 18–20 вв. постройки.

Здесь собраны крохотные избушки и просторные двухэтажные особняки, старинные церкви. Жилые дома и хозяйственные постройки свозились сюда целыми улицами, сортировались по провинциям и бережно устанавливались на новом месте. В комплексе работает лавка пряностей, пекарня, стеклодувная и гончарная мастерские, столярная фабрика, типография, множество мелких мастерских и сувенирных лавок.

Пример «Скансена» доказывает: интересы частного бизнеса, туристов и государства могут сочетаться и работать слаженно. Наступит ли в Беларуси такое время? И сохранятся ли до тех пор исторические объекты, в которые можно инвестировать?..

Фото: Антон Гин, личные архивы Антона Астаповича и Евгения Меркиса




Будь в курсе событий
Подпишитесь на наш пятничный дайджест, чтобы не пропустить интересные материалы за неделю