USDКурс снизился 1.8774
EURКурс снизился 1.9875
| 22 марта 2013

Жизнь в эпоху Кимерики

Делай деньги, делай деньги
А остальное все дребедень!

Песня из м/ф «Остров сокровищ»

Британский историк Найл Фергюсон издал книгу «Восхождение денег» в 2008 году, когда мир бился в судорогах кризиса, и целые страны становились банкротами, а разорившиеся предприниматели заканчивали жизнь в грязных тупиках самоубийства. В те окаянные дни лишь горстке политиков, бизнесменов и финансистов хватило мужества признать: этот грозный финансово-экономический шторм не уляжется за пару-тройку лет, а устремится в будущее, круша все подряд. Так и случилось: мировой экономике по-прежнему нечем похвастаться и благосостояние людей на разных континентах все так же снижается. Кроме того, ряду стран настолько понравилось печатать деньги, что отказываться от этой пагубной привычки они не намерены (да и не смогут уже). Страшно и то, что мировая финансовая система уподобилась елочной гирлянде: только перегорает одна лампочка, например, с надписью «Греция» или «Кипр», как сразу вырубается вся сеть, а поломку в темноте не исправишь и запасных огоньков — всего пару штук.

{quote-1}

Началась она в Древней Месопотамии, жители которой широко пользовались разнообразными финансовыми инструментами, благодаря чему богатели и развивались. Фергюсон обращает внимание на то, что первый человек, решивший оставить письменные свидетельства о своей жизни, был… бизнесменом — хорошо сохранившаяся табличка из города Сиппар (нынешний Тель-Абу-Хабба в Ираке), датируемая эпохой правления царя Аммидитана (1683–1647 гг. до н. э.), лучшее тому свидетельство. По мнению историка, если бы простые граждане отказались-таки от злобных предубеждений и изучили хотя бы азы финансовой грамотности, то многих крупных перекосов в работе современной финансовой системы можно было бы избежать. Ведь это не смешно совсем: в 2008 году две трети американцев не смогли ответить, что такое «сложный процент» и как его подсчитывать. В Месопотамии такой безграмотности не было! Другие нации и народности тоже хороши: к примеру, стоит Сергею Мавроди открыть офис в каком-нибудь уездном городишке, как сотни людей бегом несут ему личные сбережения и благодарят еще, и родственников своих к участию в МММ подначивают! Или вот «обнажили» для белорусов, переживших страшнейшую девальвацию, суммы комиссии по банковским кредитам, а они все равно соглашаются на предложения банкиров под 100–120% годовых. О, бескрайние поля Страны дураков!

Казалось бы, Фергюсону с лихвой хватило бы этих двух задач: описания истории денег и борьбы с гидрой финансовой безграмотности. Тем более, что ему хорошо удается сочетать исторические экскурсы (один рассказ о страховании солдат, сражавшихся против Наполеона, чего стоит!) и решение финансовых задач (таких, как в примере с покупкой японских гособлигаций на 100 тыс. иен). Однако автор стремится не только научить, но и изучить — «Восхождение денег», прежде всего, научное исследование, посвященное симбиозу государства и финансового рынка, развитию кредитно-долговых отношений в мире, а также проблемным и «узким» местам современной финансовой системы. Например, в книге анализируется, как американские и европейские банки смогли брать в долг и ссужать несопоставимые с их собственным капиталом объемы денежных средств, и объясняется, почему монетарная политика центробанков мира оказалась завязана на крайне узком определении инфляции, которое упускало из виду возможные пузыри на фондовом рынке и впоследствии — на рынке недвижимости.

Один из самых важных разделов исследования, причем эмоционально окрашенных, — тот, где рассказывается о Кимерике. Нет, это вовсе не вымышленная страна, наподобие Лемурии или Эльдорадо. Кимерика — это Китай и Америка, на долю которых приходится 10% земной суши, четверть населения, треть мирового богатства и половина всего экономического роста за минувшие восемь лет. «Это брак, заключенный на небесах», — с сарказмом отмечает Фергюсон. Благодаря чему породнились капиталисты и коммунисты, фактически объединив свои экономики? Ученый дает четкий ответ: восточные кимериканцы сберегают, западные — тратят. Китайский импорт не дает разгуляться американской инфляции, а китайские сбережения позволяют США держать низкой учетную ставку. Дешевый китайский труд ограничивает рост зарплаты в Америке. В результате занимать дешево, а получать большую прибыль легко, разъясняет автор «Восхождения денег». Благодаря Кимерике реальные процентные ставки по всему миру, то есть стоимость заемных денег с учетом инфляции, упали на треть по сравнению со средними за 15 лет значениями. Прибыли американских корпораций выросли примерно на столько же. Но есть одна загвоздка: чем больше Китай готов ссужать США, тем больше США желает брать в долг. Пятый смертный грех: сребролюбие. По убеждению Фергюсона, именно существование Кимерики — главная причина резкого роста банковского кредитования, объемов выпуска новых облигаций и деривативов, начиная с 2000-го года. А еще роста числа хедж-фондов. Именно из-за этого симбиоза частные компании могли занимать направо и налево для покупки активов. Кимериканская экономика обусловила ипотечный бум в США, при котором к 2006 году можно было получить ипотеку на 100% стоимости жилья, не имея ни работы, ни дохода, ни активов. Как далеко в мире денег распространится влияние Кимерики и чем оно аукнется экономикам и финансовым системам других стран? Насколько прочен этот союз вообще? Исследователь не дает здесь ответов — он всего лишь историк, хронист. Тем не менее, Фергюсон отмечает: крест на сегодняшней глобализации, как то произошло с ее предшественницей в 1914 году, может поставить ухудшение политических отношений между Вашингтоном и Пекином. Пока же Кимерика — дружная страна. Но помним основные вехи на пути восхождения денег!

{quote-2}

Так, уход Испанской короны с исторической авансцены для него — не древний реликт, запечатанный в янтаре комар. Столетия назад конкистадоры не смогли понять, что деньги — это вопрос уверенности, если не веры; «уверенности в том, кто нам платит, в том, кто выпускает получаемые нами деньги, наконец уверенности в том, что конкретное учреждение выполнит принятые на себя обязательства». Не задумываясь об этом, испанцы в XVI веке жадно и безостановочно отливали монеты из серебра — «а остальное все дребедень!». Но поскольку серебро для оплаты завоеваний требовалось в невероятных объемах, стоимость самого металла вскоре резко упала, что привело империю к экономическому краху. Не тем ли самым путем слепо идет сегодня США, штампуя доллары? К подобным параллелям Фергюсон подводит читателя на протяжении всей книги — у алчных фондовых рынков и безответственных национальных правительств короткая память, так знай и помни хотя бы ты, читатель.

Знай, помни и участвуй в истории денег — начать же стоит с контроля за личными финансами и повышения своей платежеспособности.





Теги: литература, творчество, мысли
Будь в курсе событий
Подпишитесь на наш пятничный дайджест, чтобы не пропустить интересные материалы за неделю