USDКурс вырос 1.9789
EURКурс вырос 2.122
| 15 октября 2013

9,05 и 36 миллионов евро – что больше?

Треть территории Беларуси покрыта лесами, и поэтому одним из основных отечественных «продуктов», который идет на экспорт, является древесина. Нынче за первое полугодие было продано около 346 тысяч кубометров мелкотоварной древесины из сосны, за которую удалось выручить почти 9,05 миллионов евро. Сумма впечатляющая! 

«Проблема в том, – говорит генеральный директор Республиканской Лесопромышленной Ассоциации Валерий Александрович, – что страна могла заработать на экспорте этой древесины в три-четыре раза больше, то есть около 36 миллионов евро!»

А эта разница впечатляет еще больше.

{quote-1}

Продали меньше, чем могли?

Или же запросили низкую цену?

Основу биржевых экспортных продаж, то есть более 80% от общего объёма круглых лесоматериалов, составляет балансовая древесина, большая часть которой – это сосна диаметром 6-13 сантиметров, которую заготавливают на так называемых рубках промежуточного пользования. Используется она, в основном, в производстве целлюлозы. Но у нас целлюлозных заводов не так уж много, и поэтому невостребованное отечественными производителями сырье уходит на экспорт.

И тут возникает логичный вопрос: а почему оно не востребовано? Неужели отечественные умельцы не нашли ей другого применения, кроме изготовления бумаги? Оказывается, нашли: «невостребованное» сырье можно использовать для производства изделий из оцилиндрованной древесины, которые широко применяют на Западе для обустройства садов, приусадебных участков, детских площадок, парков, городских улиц, площадей, автомагистралей. Из них делают вольеры для животных, ограждения на пастбищах, преграды против схода лавин в горах, а также подпорки для виноградников, поскольку для лучших сортов винограда металлические или бетонные столбики не годятся.

Спрос на белорусскую продукцию за рубежом достаточно высок, поскольку деревянные изделия пропитываются специальным составом и не разрушаются в течение длительного срока даже в сырой, болотистой местности. И если за кубометр древесины, которую лесхозы поставляют на экспорт, можно выручить всего около 30 евро, то, в пересчете на куб сырья, готовые изделия приносят стране уже 104 евро!

Спрашивается, почему же мы теряем три четверти валютной выручки? Может, у нас не хватает заводов по производству незатейливой экспортной продукции?

{quote-2}

Для производства одного кубометра готовых изделий необходимо около 2,2 кубометра сырья. После его обработки получается много щепы, которая поставляется на наши ТЭЦ, на экспорт, а также применяется при производстве топливных гранул – пеллет. То есть при изготовлении экспортной продукции у нас получается полностью безотходное производство! Для полной загрузки производственных мощностей необходимо, примерно, 300-350 тысяч кубометров древесины, но парадокс состоит в том, что из-за нехватки сырья загружены они всего на 50-60%.

Проблемы с сырьем?

О каких проблемах может идти речь, если ежегодно на экспорт мы продаем более 600 тысяч кубометров сосны!

Тогда в чем же дело? Почему бы 300-350 кубометров из этого объема не продать отечественным предприятиям, чтобы, в конечном итоге, страна выиграла и получила больше валюты?

Валерий Александрович продолжает: «Дело в том, что государственные предприятия заинтересованы в выполнении показателей. Им нужно отчитаться, сколько  кубов леса отправлено на экспорт и сколько получено валютной выручки.

- Лесхозы обязаны выполнять план по экспорту?

- Нет, государство не доводит им план по экспорту. Более того, во всех редакциях Указа Президента Республики Беларусь № 214 от 7 мая 2007 года, в том числе и в последней, то есть в Указе № 504 от 8 ноября 2012 года, вступившего в силу 1 января, сказано, что приоритет при продаже древесины должен отдаваться внутреннему производителю. И лишь при полной обеспеченности отечественных предприятий сырье следует продавать за рубеж по высокой цене. Именно полная обеспеченность сырьём производственных мощностей отечественных предприятий создаёт положительную мотивацию инвесторов для создания новых перерабатывающих заводов. А если нет сырья, то нет и мотивации!

В пункте 29 главы 5 «Правил реализации древесины на внутреннем рынке Республики Беларусь», утверждённых Указом Президента Республики Беларусь 7 мая 2007 года № 214 сказано:

«Реализация на экспорт балансов, сырья древесного технологического и пиловочного бревна мягколиственных пород допускается из объемов, не реализованных на биржевых торгах на внутреннем рынке, в объемах и на условиях, соответствующих заявленным на биржевые торги на внутреннем рынке (кроме цены товара и условий отгрузки)».    

- Так почему же все-таки наши деревообрабатывающие предприятия недостаточно обеспечиваются сырьем?

- Министерство лесного хозяйства продает лес за рубеж через свое подразделение – Беллесэкспорт, который заключает договоры с европейскими фирмами, и уже под них потом лесхозы заготавливают  древесину. Министерство заинтересовано напрямую продавать лес на экспорт, потому что получает стопроцентную предоплату валютой. Прибыль при продаже сырья, конечно же, невелика: с одного кубометра она составляет всего около 5%, то есть около 1,25-1,30 евро.

- Но вырученные деньги, видимо, важны для лесного хозяйства, поскольку их сразу же можно пустить в оборот: приобрести новое техническое оснащение, рассчитаться с кредитами и так далее?  

- В европейских странах большое количество лесов находятся в частной собственности. В Финляндии, например, 90% лесов принадлежат частному бизнесу. Вместе с тем, все государства жестко контролируют ведение лесного хозяйства, поскольку леса – важнейший природный ресурс, который определяет кислородный и водный балансы, и от них зависит наша жизнь. То есть Европа давно уже перешла на более эффективный уровень организации лесного хозяйства, работники лесхозов выполняют там лишь направляющую и контролирующую функцию, и поэтому в каждом работает от 15 до 20 сотрудников, причем, все они – высококлассные, ответственные и хорошо оплачиваемые специалисты. В Латвии, например, на должность инженера лесного хозяйства конкурс – 24 человека на место! Все остальные работы выполняются подрядными организациями. Причем, неважно, какой они формы собственности или подчиненности: проводится тендер, выбирается подрядчик и ему дается задание по объемам, срокам и качеству.

- А что дает такая специализация?

- У нас в каждом лесхозе работает, в среднем, 400-600 человек, которые занимаются абсолютно всеми работами, связанными  с лесным хозяйством, и такая «универсальность» приводит к низкой эффективности труда. Например, в прошлом году на вооружении у Минлесхоза было 140 машин «харвестер», а с каждой такой машиной должна работать трелёвочная машина «форвардер», плюс необходима ремонтная база и специалисты-ремонтники. И эти сложные дорогостоящие компьютеризированные машины должны управляться высококвалифицированными операторами. В Финляндии оператор «харвестера» готовится в течение трёх лет в специализированных учебных заведениях, и государство тратит на него более 20 тысяч евро в год. У нас же будущие операторы набираются из колхозных трактористов и обучаются в течение двух месяцев. В результате, белорусские «харвестеры» за 2012 год заготовили 1,9 миллиона кубометров древесины.

- Много это или мало?

- Если разделить этот объём на 140 машин, то получится, что средняя выработка машины за смену составила 37 кубометров. А это запросто может сделать один вальщик! В то же время в маленькой  Эстонии – около 300 комплексов лесозаготовительных машин, которые работают по всей Европе вахтовым методом, практически не выходя из леса. Все машины там – частные: частник покупает их на свой страх и риск, ремонтирует, обслуживает, а государство лишь строго контролирует его работу и достойно платит за нее. И каждая машина, которая стоит от 300 до 600 тысяч евро, заготавливает от 100 до 300 кубометров в смену, то есть производительность у них в 3-10 раз больше, чем у нас.

- Так, может, выгоднее было бы нанимать зарубежную технику, а не тратиться на собственную?

- Конечно, это было бы выгоднее для государства, которое сэкономило бы на этом бюджетные средства, но только не для отрасли, вынужденной кормить целую армию работников! Причем, не только огромные коллективы лесхозов, но и ПЛХО – областные структуры, которые занимаются транзитом указаний министерства лесхозам, и, наоборот, – транзитом отчетности лесхозов министерству. И каждое ПЛХО стремится отрапортовать «наверх», сколько леса область поставила на экспорт! Поэтому громоздкая лесная отрасль заинтересована в том, чтобы работать на себя, а не на государство.

- Но каким образом удается Беллесэкспорту обойти 29 пункт президентского указа?

- Допустим, предполагается продать на экспорт 180 - 200 тысяч кубометров древесины, и Беллесэкспорт, в соответствии с указом, выставляет ее сначала на внутреннем рынке. Но выставляет он древесину одним лотом, сразу до 200 тысяч кубометров! А на внутреннем рынке купить такое количество ни одно предприятие не может: во-первых, это сумасшедшие деньги, а, во-вторых, ему такое количество просто не нужно. И если зарубежный покупатель может позволить себе роскошь приобрести древесину впрок, поскольку ее поставляют ему лесхозы, то у нас провоз оплачивает сам покупатель, а при нынешних высоких железнодорожных тарифах это очень дорого. Поэтому мы настаиваем на том, что на внутреннем рынке спецоператор, которым является «Беллесэкспорт», не нужен! И лесхозы нас в этом поддерживают, потому что, во-первых, они вынуждены отчислять деньги посреднику, а, во-вторых, за лот в 200 кубометров древесины никто не торгуется, и он продается по стартовой цене, которая формируется в зависимости от котировочной цены прошлого квартала.

- А как должен выглядеть идеальный вариант?

- Как в Европе: лесхозы выращивают лес, наемные работники рубят и складируют его, а затем древесина продается через биржу, где ее на равных условиях и правах приобретают предприятия любой формы собственности. Мы считаем, что продавцом древесины на биржевых торгах должен быть ее владелец, то есть конкретный лесхоз, который сам для себя выберет наиболее выгодные условия поставки. Лесхозы прекрасно справляются с функцией продавцов на биржевых торгах, поскольку знают  спрос на свой товар на внутреннем рынке. Выставляя его малыми лотами, они привлекут большое число покупателей, между которыми начнется  конкурентная борьба, которая и сформирует настоящую рыночную цену.

- Не станет ли для некоторых она запредельной?

- Да, мне порой говорят, при такой организации торговли из-за острой конкуренции цена на торгах поднимется, некоторые государственные предприятия не смогут приобрести сырье и проиграют частным фирмам. Спрашивается, а почему им создаются тепличные условия из различных привилегий, преференций и государственных дотаций, которые способствуют тому, чтобы они работали себе в убыток? И какой смысл иметь завод, который не в состоянии обеспечить себя сырьем по рыночной цене?   

Абсурдность продажи древесины одним большим лотом, при условии вывоза его покупателем, иллюстрируют торги, состоявшиеся в декабре прошлого года. Тогда из выставленных на продажу 184 900 кубометров древесины было продано всего 60 993 кубов, то есть треть предложенного объема. Причем, максимальное количество, которое приобрел один покупатель, составило 60 000 кубометров: тот решил подстраховаться, поскольку не был уверен, что надолго обеспечит сырьём производственные мощности при покупке его на других условиях поставки.

Нехватка древесины стала хроническим явлением на белорусских предприятиях. Нынешний год – не исключение: производственные мощности переработчиков мелкотоварной древесины обеспечены сырьем всего на 50-60%, и поэтому не могут прогнозировать свою деятельность не то что на год вперёд, но даже на квартал. И это делает реальной угрозу закрытия этих фирм или, как минимум, серьезного сокращения работников.

А лесная отрасль в это время продолжает экспортировать сырье, обеспечивая им европейские предприятия-переработчики, развивая  зарубежные производственные мощности и создавая там рабочие места! В конечном итоге наша древесина обязательно вернется к нам, но уже дорогостоящим импортом, за который мы вынуждены будем платить  валютой.



Теги: лесное хозяйство, экономика, Беларусь
Будь в курсе событий
Подпишитесь на наш пятничный дайджест, чтобы не пропустить интересные материалы за неделю