USDКурс вырос 1.9789
EURКурс вырос 2.122
| 11 апреля 2014

«Беларуськалий» и «Уралкалий»: жизнь после развода

Конфликт между акционерами БКК, произошедший в 2013 году и незавершившийся до сих пор, поставил вопрос о дальнейшем сотрудничестве Беларуси и России на уровне СП не только в калийной сфере. Теперь любой проект должен включать такой вопрос, как процедура завершения деятельности СП. Ведь со стороны Беларуси в любом СП будут участвовать те же лица, которые инициировали выведение внутреннего конфликта в БКК в политическую плоскость. Попытки же белорусской стороны представить произошедшее в БКК как исключение, в России поняты не будут. С их точки зрения это был спор хозяйствующих субъектов, который не должен был выходить на госуровень.

Создание любых белорусско-российских СП под вопросом

Основной проблемой, которая будет постоянно вставать на любых переговорах о создании СП, это получение контрольного пакета акций для российского участника и штаб-квартира создаваемого СП вне белорусской юрисдикции. Эти условия являются неприемлемыми для Беларуси с ее идеями о паритетности участия в совместных проектах и росте ВВП, для чего и нужен строгий контроль штаб-квартиры на белорусской территории.

Причем условия и российской стороны, и белорусской не позволяют им отступать, поэтому объединение если и возможно, то только на политической основе. Что сразу же выводит обычные хозяйственные отношения на уровень межгосударственных отношений. И если для белорусской стороны это вполне приемлемо (и даже желательно, так как позволит иметь больше поводов для встреч на высшем уровне), то для российской стороны – неприемлемо, причем по тем же причинам.

Нынешнее руководство России контролирует ситуацию в экономике страны с помощью баланса сил и договоренностей, в отличие от Беларуси, где контроль осуществляется с помощью жесткой вертикали управления. Поэтому для российского руководства принятие на себя обязательств по политическому «прикрытию» российского участника СП с Беларусью, может создать лишние проблемы не только для руководства России, но и для всей системы управления с ее сложной системой отношений. По этим причинам политического давления на российских участников возможных СП не будет. Разве что как часть каких-либо политических договоренностей, но Беларуси в этом случае также придется заплатить свою цену.

Прежнего симбиоза не будет

Таким образом, создание СП между «Беларуськалием» и «Уралкалием» на уровне субъектов хозяйствования невозможно, хотя обе стороны и признают, что совместная деятельность будет выгоднее, чем по отдельности. Все упирается в процесс управления, потому что серьезный бизнес изначально рассчитывается и на удачную мировую конъюнктуру и на неудачную. И в случае неудачно складывающихся обстоятельств повторять судьбу Баумгертнера и Керимова (которые по мнению российских участников рынка не сделали ничего плохого) никому не хочется.

Постоянная нехватка валюты у Беларуси создает проблемы с выбором стратегии у СП, так как вариант с сокращением отгрузок ради сохранения высокой цены Беларусь может не устроить. По большому счету, именно из-за этого и произошел конфликт в БКК – нехватка валюты вынудила белорусскую сторону искать возможности ее нахождения в обход БКК и спровоцировала дальнейший конфликт среди участников.

К тому же спешить с созданием СП «Уралкалию» особо некуда: у него есть работающая сеть сбыта своей продукции, да и себестоимость его продукции ниже, чем у «Беларуськалия». А для северного Китая, куда калийные удобрения поставляются по железной дороге, «Уралкалий» вообще является практически монополистом.

Посчитали – прослезились

Еще одним плюсом «Уралкалия» является наличие ресурсов для инвестиций. Например, «Уралкалий» приобрел 25% акций портового терминала для перевалки калия в Бразилии. «Беларуськалий», работающий практически с колес, не может себе этого позволить. К тому же ему приходится лихорадочно выстраивать свою собственную сбытовую сеть, которой у него не было. И тут серьезной проблемой для «Беларуськалия» является острая нехватка квалифицированных кадров по продажам. Желание сэкономить на создании сбытовой сети уже сказалось на работе Белкалия и будет влиять еще долго.

И хотя по отчетам производство и отгрузка продукции на «Беларуськалии» восстановлена, говорить о возврате к «золотым временам», когда компания приносила Беларуси 2,5-3 млрд долларов США в год, не приходится. Красивые отчеты реальную картину отражают не полностью – не случайно льготы (нулевая ставка вместо 75-85 евро за тонну) по уплате экспортной пошлины на калийные удобрения, введенные в 4 квартале 2013 года, были сначала продлены на первый квартал 2014 года, а затем и до конца 2014 года.

За январь 2014 года валютная выручка «Уралкалия» выросла на 84% и составила 173 млн. долларов США, а у «Беларуськалия» – на 4%, до 142 млн. долларов США соответственно. По итогам 2013 года чистая прибыль «Уралкалия» составила 31,3 млрд российских рублей (1 млрд долларов США), снизившись в сравнении с 2012 годом на 36,2%, а прибыль «Беларуськалия» за 2013 год сократилась по сравнению с 2012 годом почти в 5 раз до 1,35 трлн белорусских рублей (150 млн. долларов США), и это при том, что в конце года белорусской компании были предоставлены льготы по уплате экспортной пошлины.

Надежды белорусской стороны, что со сменой собственников и руководства «Уралкалия» удастся восстановить совместную работу, не оправдались. Курс «Уралкалия» не изменился. Никто вроде и не против возобновления сотрудничества с «Беларуськалием», но прежний формат БКК совершенно не устраивает российскую сторону. То есть причины не в каких-то персонах (с тем же Керимовым Беларусь работала несколько лет и вполне успешно), а в различных целях сотрудничества: чистый бизнес для российской стороны и работа для решения текущих  государственных проблем для белорусской стороны. Отсюда и неизбежные внутренние противоречия интересов сторон. 

Туманные перспективы

До тех пор, пока участниками СП не будут структуры, работающие по одним правилам, совместная работа государственного белорусского участника и частного российского будет сводиться к некоторому периоду неопределенности, во время которого стороны будут делать вид, что все хорошо. А потом, когда белорусской стороне остро понадобятся деньги, будет наступать «момент истины», и либо российская сторона будет получать контроль над совместной структурой, либо все со скандалом будет возвращаться в исходное состояние.

На данный момент крупными работающими в Беларуси российскими структурами являются Белтрансгаз, несколько дочерних банков и сфера IT. Но тут, во-первых, контрольный пакет принадлежит российской стороне, а, во-вторых, с российской стороны выступают государственные или близкие к ним структуры, то есть российская сторона допускает определенные уступки из-за политических интересов. Но распространять эту практику на все направления Россия точно не собирается. Не случайно буксуют и проанонсированные проекты (5 СП) российско-белорусского сотрудничества.

Подводя итог, можно констатировать, что российско-белорусское сотрудничество на частном уровне возможно либо на общих основаниях (обычные внешнеторговые сделки), либо по принципу заработали-поделили-разбежались. О долгосрочном сотрудничестве можно только мечтать и надеяться, что когда-нибудь для этого будут созданы условия. Пока же это возможно только на политической основе, то есть в стратегических направлениях или на уровне глав государств



Теги: Беларусь, Россия, «Беларуськалий», Уралкалий
Будь в курсе событий
Подпишитесь на наш пятничный дайджест, чтобы не пропустить интересные материалы за неделю