USDКурс вырос 1.9703
EURКурс вырос 2.1019
Василий Иванов | 10 мая 2011

Белорусская экономика: как выйти из тупика?

Белорусская экономика зашла в тупик. Отсутствие валюты в стране, размывание золотовалютных резервов, инфляция, скрытая безработица кажутся симптомами раковой опухоли, которая начала расти с 2010 г. Поступает много предложений, как лечить эту болезнь. Например, путем продолжения внешних заимствований. 
 
Именно об этом способе спасения экономики Беларуси портал BEL.BIZ беседовал с заведующим кафедрой организации и анализа предпринимательских процессов ИПК и ПК по новым направлениям развития техники, технологии и экономики БНТУ Леонидом Желтоногой.
– Беларусь попала в кризис как слабое звено в мировой экономической системе. И не исключено, что мы являемся индикаторами того, что мировая экономика так и не вышла из стагнации.
Сейчас отмечается рост цен на сырьевую группу товаров одновременно с падением мировой торговли. Это свидетельствует о перегреве товарных рынков (которые, по сути, являются финансовыми), что очень серьезно влияет на развитие белорусской экономики.
 
– Значит, когда правительство говорит о том, что причина настоящего кризиса в отголосках мирового финансового, оно не врет?
– Не врет. Но в России ситуация начала развиваться по другому сценарию, потому что это сырьевая страна. Там начался приток капитала. У нас же все произошло наоборот – мы почувствовали чистый отток. И стоит открыто говорить, что капитал уходит из страны не от действий населения (они скупили лишь $ 700 млн), а от нарастания внешнего краткосрочного долга.
Я уверен, что в данном случае нужно считать не государственный, а валовый внешний долг. В нынешнем году краткосрочные кредиты составляют примерно $ 12 млрд (подчеркну, с учетом корпоративных заимствований).
 
– И что делать в этой ситуации?
– Нужно по-прежнему выходить на внешние заимствования, как на уровне государства, так и с инициативы субъектов хозяйствования.
 
– Даже если брать «дорогие» долги?
– Да. Например еврооблигации потом можно будет выкупить. В результате, если процесс заимствования будет непрерывным, доходность еврооблигаций упадет. Возьмем Украину: доходность ее еврооблигаций была выше 20% годовых, а позже упала до 7% по долгосрочным облигациям. Другой пример – действия американских компаний во время кризиса. Они продали свою продукцию по низким ценам, выкупили свои же долги, оформленные облигациям,и и очистили балансы. В результате пошли вверх их акции, через которые корпорации могли получать денежные потоки.
На рынках необходимо работать непрерывно. Нужно создавать положительную кредитную историю. Есть различные схемы, которые обеспечивают понижение доходности. Например, сегодня ряд российских банков делает заимствования в юанях, а потом через своп меняют их на доллары. Заимствования получаются дешевле. 
А цены на сырье? Почему никто заранее не покупал фьючерсы на нефть и другие сырьевые товары, которые нам крайне необходимы? Ведь эти с виду товарные рынки, работают как финансовые.
К сожалению, мы своего фондового рынка не создавали, и у нас не было опыта работы на рынках. Кроме того, в конце прошлого года мы допустили очень большую ошибку – нам нельзя было прекращать внешнее заимствование. Нужно, чтобы оно шло, шло и шло. Тогда мы бы установили необходимую равновесную доходность по нашим займам. Сейчас же из-за того, что доходности по нашим облигациям сильно выросли, очень трудно сделать новые заимствования. Но это все равно нужно делать.
 
– Почему вы считаете, что в конце 2010 г. Беларуси нужно было выходить на мировые рынки с белорусскими еврооблигациями?
– Для нас единственная возможность выжить – это рефинансирование белорусского внешнего долга. Другого источника его погашения нет. Чтобы не было оттока капитала, мы должны непрерывно проводить заимствования и выходить на внешние рынки.
 
– Многие эксперты говорят, что Беларуси нужна структурная перестройка экономики…
– Модернизация и внешние заимствования не будут мешать друг другу. Раньше мы жили и хвалили белорусское экономическое чудо. Но оно было построено на притоке капитала. Росли наши активы, цены на жилье и квартиры. Сейчас они не растут, а падают. Для того, чтобы мы могли рефинансировать наш долг, нужно, чтобы наши обязательства были ликвидны, а активы росли.
Не так-то просто перестроить нашу экономику. Ведь непонятно, на что ее ориентировать. Китай ориентируется на экспорт, и для этого экспортирует капитал. Германия делает то же самое.
 
– Получается, что модернизация экономики должна проходить на фоне экспорта капитала?
– Да, если мы хотим ориентироваться на экспорт.
 
– А вы бы посоветовали ориентироваться на экспорт?
– Чтобы был экспорт, нужно еще и экспортировать наши сбережения. Вот пример. После Крымской войны Россия была в тяжелом положении. Царское правительство взяло золотой займ. Но за этот займ Российская империя кредитовала европейских импортеров хлеба, за счет чего вышла на первое место по экспорту хлеба. Что-то подобное американская компания Caterpillar делает в Китае. Это отличная схема. По-другому экспорта не будет.
 
– А под какие проценты мы можем сейчас выйти на рынок?
– Сейчас наши еврооблигации торгуются под 11% годовых. Подобная доходность наблюдается у еврооблигаций Испании и Португалии, но они продолжают внешнее заимствование. С выпуском новых белорусских еврооблигаций процентная ставка может быть выше. Но это плата за то, что мы прервали процесс одалживания.
Но, подчеркну, что эту работу необходимо продолжить , ведь альтернативы ей нет. Долги нужно отдавать, а отдавать их нечем. Если процесс вывода еврооблигаций будет продолжаться, то доходности будут снижаться.
 
– Можете сказать, когда правительство все-таки возьмется за выход на внешние рынки финансирования?
– Никто не может сказать. Нужно стабилизировать ситуацию. Те меры, которые предпринимает правительство, могут стабилизировать ситуацию, но этому мешает опережающий рост цен. Потребуется дальнейшая девальвация. Иначе импорт не может не расти из-за снижения конкурентоспособности белорусской продукции, ведь цены в долларах на наши товары уже сейчас растут. И мы можем попасть в девальвационно-инфляционную спираль. Тем более, что основа белорусского импорта – промежуточный импорт.
Упомянутая спираль была в середине 1990-х, потом в конце 1998-го и до начала 2000-х. Пока Петр Прокопович резко не поднял процентные ставки. Чтобы не попасть в девальвационно-инфляционную спираль, нужно проводить жесткую денежно-кредитную и бюджетную политику. 
Если сейчас проводить девальвацию, жесткую бюджетную и денежную политику, мы можем избежать попадания в спираль. Но тогда «сожмется» внутренний спрос и темпы роста ВВП, скорее всего, упадут. Падение ВВП приведет к тому, что произойдет разбалансировка «долг/ВВП». Нам нужно, чтобы долг рос меньшими темпами, нежели рост ВВП.
 


Теги: Леонид Желтонога, экономика, Экспорт, Кризис
Будь в курсе событий
Подпишитесь на наш пятничный дайджест, чтобы не пропустить интересные материалы за неделю