| 17 мая 2011

Белорусский турбизнес пережива­ет уникальный момент

 

Лилия Кобзик, редактор газеты "Туризм и Отдых" / BEL.BIZ
 
Не понимаю людей, которые сравнивают нынешнюю ситуацию с обстановкой в 1990-х годах. Мол, неясный курс, валютчики - короче, лихие 90-е. Помилуйте, какие «лихие» 90-е? Скорее уж 80-е.
 
Какие валютчики? Валюты ж нет (в отличие от 90-х). Вернее, есть, но мало, очень-очень мало, и та - вся в тумбочках. Да и раз­ве ж сравнишь нынешних бес­цветных молодых типов в уны­лых китайских ветровках, робко топчущихся на безопасном расстоянии от пересохших обменников, с видными жизнерадостными бугаями в золотых цепях, гром­ко и сладко певшими нам в 90-х: «До-о-ллары, ма-а-рочки». Пом­ните?.. Из какого времени повы­лазили пенсионеры с нездоро­вой любовью к долларам в глазах и сели на приставных стульчиках возле «ченчей» - я даже не пред­ставляю. Но по многим приметам сегодня действительно 80-е, пер­вая половина. Присмотритесь. В самых неожиданных местах рез­ко возникающий дефицит - сахар, гречка... Импорт запредельно до­рогой. За границу ездят только из­бранные. Похоже? Правда, есть во всем этом и приятный момент. Те, кто постарше, словно вернулись в молодость. Средний возраст буд­то бы откинулся в юность. А моло­дежь, подростки и малыши теоре­тически еще вообще не родились.
 
Что касается белорусского турбизнеса, то сегодня он пережива­ет уникальный момент. Если рань­ше фирмы работали без особой идеи и мощной стратегии, то сей­час нужно научиться обходиться еще и без валюты и где-то даже, бу­дем говорить прямо, без клиентов. Причем во многом это касается не только выездного, но, что весьма любопытно, и въездного туризма.
 
Российский союз туриндустрии в лице ее пресс-секретаря Ирины Тюриной пригласил меня на рабо­чую конференцию, которую прово­дит для туроператоров и прессы. Цель - обсудить текущие вопро­сы, волнующие туристическую ин­дустрию наших восточных сосе­дей. Формат - круиз на пароме по маршруту Петербург - Стокгольм - Таллинн. Сравним размах деятель­ности двух союзов - нашего РСТО и их РСТ (абсолютно не в обиду бе­лорусскому союзу, участники кото­рого, безусловно, достойны уваже­ния, просто - констатирую факт). РСТ организует круизы, чтобы в приятной обстановке обсудить рабочие вопросы, пообщаться и просто отдохнуть, а РСТО годами обреченно пишет письма в высо­кие инстанции с просьбой отме­нить визы для граждан наиболее интересующих нас с точки зрения въездного туризма стран. Речь не только об абсолютно несопостави­мых масштабах двух стран и двух союзов, но еще и о разных време­нах, в которых обитают эти сход­ные общественные организации.
 
К сожалению, мне пришлось от­казаться от приглашения, сослав­шись на довольно тяжелый для нашего турбизнеса момент и не­обходимость именно в это время быть на рабочем месте. Конечно, о наших проблемах с валютой и, со­ответственно, тяготах выезда зна­ют и российские коллеги. Впрочем, информированы они и об инте­ресе российских туристов к Бе­ларуси. Поэтому, тактично посо­чувствовав, г-жа Тюрина логично поинтересовалась: «А российский въездной поток хотя бы как-то не спасает ситуацию?»
 
Вопрос заставил меня пораз­мышлять. Действительно, если речь идет о том, как выжить бе­лорусскому турбизнесу в услови­ях острого валютного дефицита, то один из выходов - частично пе­реориентироваться на экспорт ус­луг. Речь главным образом идет об обслуживании российских путе­шественников. Размышления при­вели к выводу, что, к сожалению, турбизнес так и не научился тол­ком зарабатывать на въезде - в частности, на российском потоке. А момент для обучения плохой. В белорусские санатории москви­чи едут в основном либо напря­мую, либо через свои турфирмы. Российских экскурсантов обслу­живают 2-3 специализированные фирмы, но по большей части любо­пытствующий россиянин бюджетненько прибывает в Беларусь «ди­карем». Бизнес-туристы, а также любители поиграть в казино и раз­влечься - это, безусловно, вопрос загрузки нескольких гостиниц. Где в этих схемах белорусский турбизнес? Пока практически нигде! Ду­маю, что дело опять-таки не в не­умении или нежелании работать. Дело во времени, которое то ли за­стряло, то ли повернулось вспять - и не позволяет в комплексе, как это положено, массово применять понятные бизнес-схемы. Бизнес-стратегия по-белорусски заключа­ется в формуле «выжить». Этим, в общем-то, все и заняты.



Будь в курсе событий
Подпишитесь на наш пятничный дайджест, чтобы не пропустить интересные материалы за неделю