USDКурс снизился 1.8751
EURКурс снизился 1.9833

Василий Иванов | 02 ноября 2011

Бизнес в Швеции: конкурируй – развивайся – конкурируй

Очевидно, что за последний год условия существования белорусской социально-экономической модели изменились, и она уже не сможет оставаться прежней – будет трансформироваться в ту или иную сторону. Редакция BEL.BIZ решила проанализировать опыт социально-ориентированных государств мира, элементы которого могли бы быть интегрированы в белорусскую модель.
 
Цикл публикаций открывает интервью с известным в Европе предпринимателем и консультантом, руководителем Шведского Института менеджмента при Стокгольмской школе экономики и собственником ряда успешных компаний Кристером Ферлингом. Он не понаслышке знаком и с белорусским бизнесом, поскольку много лет руководит в Бизнес-школе ИПМ программой для собственников и топ-менеджеров «Развивай свой бизнес» (по поиску новых стратегий развития компаний).
 
– Что означает «жить и вести бизнес в Швеции»?
– Для ответа на этот вопрос необходимо вспомнить, что происходило в моей стране 20 лет назад. В тот момент шведское общество было чрезвычайно позитивно настроено по отношению к компаниям, но негативно – к капиталистам. Это интересное сочетание. Собственники, изымая деньги из своих компаний, платили тогда сумасшедшие налоги. Но когда деньги работали в компании, налоги были мизерными. Таким образом рост компаний очень хорошо стимулировался. В Швеции немало успешных корпораций и очень много мелких фирм, а вот среднего бизнеса практически нет – и это проблема. У нас не нашлось достаточного количества людей, готовых инвестировать в расширение своего бизнеса, не имея достаточных материальных стимулов. Осознав это, шведы многое изменили. Законодатели пришли к выводу, что успешные компании должны иметь успешных владельцев. Прежде эта идея шведам не нравилась: у нас были успешные компании и бедные собственники. Футболисту позволялось быть богатым, а бизнесмену – нет.
 
 
– Что изменилось в общественном сознании?
– Многие, особенно молодежь, захотели стать независимыми, сами себе работодателями, иметь свои компании, разрабатывать собственные идеи и концепции. За последние 20 лет Швеция превратилась в рай для капиталистов. Корпоративные налоги и налоги на капитал снизились, нет больше налога на добавленную стоимость. Через эту революцию страна прошла без особых жалоб. Наоборот, люди говорят: это отличная система. В частности, мы избавились от теневой экономики. Например, чтобы нанять плотника для ремонта в доме, раньше приходилось платить ему «по-черному» – иначе плотник выставил бы мне НДС, и услуга обошлась бы слишком дорого. Сейчас все по-другому: если я нанял вас как плотника, то получаю 50%-ное сокращение налогов от той суммы, которую я вам заплачу – но при условии, что вы выставите мне счет. Это создало совершенно другую ситуацию: если сейчас мне кто-то предложит оплатить его работу наличными, я откажусь. Ведь если я помогу тебе уклониться от налогообложения, мне самому придется платить больше налогов. Благодаря новой налоговой системе все меньше людей живет на пособие и все больше – работает.
 
 
– Сложно ли открыть свой бизнес в Швеции?
– Сегодня регистрация компании занимает два часа. При этом никуда не нужно ходить – все делается через интернет. Вообще, шведы ненавидят очереди, а правительство старается служить людям, поэтому очень многое делается в сторону упрощения различных процедур. Например, один из законов, принятых в прошлом году, гласит, что компании с годовым оборотом менее ? 300 000 не нуждаются в аудите, который раньше был для них обязательным. Также шведский бизнес получил много стимулов благодаря участию страны в ЕС – мы избавились от кучи глупостей и приобрели взамен массу полезных инструментов. Возьмем публичный доступ к информации: я могу получить любую информацию, отчет из любого общественного института. Могу узнать позицию по какому-либо вопросу именно того парламентария, за которого голосовал на выборах.
 
 
– Какие плюсы и минусы получает бизнес в подобной системе – как внутри страны, так и на внешних рынках?
– Преимуществ не так много, но не много и препятствий. Идея в том, что промышленность должна сама справляться со своими проблемами. Есть возможность получить стартовый капитал. Если у вас есть идея и желание открыть компанию, можно прийти к кому-то из консультантов и получить стартовый фонд. У нас много венчурных капиталистов, инвесторов, бизнес-ангелов (таких, как я) – тех, кто хочет инвестировать в промышленность,  малый бизнес. И государство устраняется от этого процесса, оно говорит: «Это ваша работа делать бизнес, наша – обеспечивать инфраструктуру». Швеция оказывает большую поддержку при обострении безработицы – но не компаниям, а индивидуальным гражданам, оставшимся без работы, которые получают очень большой пакет, включающий пособие и обучение. Компании в принципе не получают никакой поддержки от государства, потому что это уничтожает конкуренцию. Мы уверены, что конкуренция обеспечивает любой системе идеальное саморегулирование: «конкурируй – становись лучше – конкурируй – становись лучше –...».
 
 
– Насколько сложно дались перемены вашей стране?
– Процесс демонополизации начался в Швеции еще в 1960-х годах. Некоторое время на рынке продолжали работать крупные энергетические предприятия, банки, телекоммуникационные компании с государственным контролем. Но постепенно государство деинвестировало из них свои средства. На данную тему была большая политическая дискуссия: правильно ли это, когда государство отдает частнику контроль над крупными предприятиями? И сегодня, если опросить население, большинство шведов уверено: государство не должно управлять бизнесом. Оно должно заботиться о гражданах, следить за социальной системой, школами, и т. д. В Швеции сегодня очень много частных школ, 40% студентов учатся в частных учебных заведениях – и это ново для нас: 20 лет назад такого не было вообще. Частных больниц не существовало, а сейчас у нас немало действительно хороших частных клиник.
 
 
– Богатые люди платят меньше налогов. По-прежнему ли социально защищены простые граждане?
– Когда-то давно шведы решили, что у нас не будет бедных людей вообще. А если таковые появляются, то мы их поддерживаем. Например, сейчас самая бедная категория граждан –  разведенные женщины с детьми. Большие бюджетные суммы распределяются в их пользу. Социальная система в Швеции поддерживается двумя сильными трендами. Во-первых, пенсионеры стремятся работать и максимально отодвигают время выхода на пенсию. Вот мне 67 лет, а я продолжаю работать, хотя и не испытываю недостатка в деньгах. Во-вторых, Швеция превращается в страну эмигрантов. Многие из них – отличные профессионалы, с хорошим образованием, начинающие работать моментально. У нас много эмигрантов из России, сотни тысяч человек приехали из Ирака и Балкан в периоды военных конфликтов. Коренных шведов, наверное, не больше 50% населения.
 
 
– Есть ли особенности у шведского менеджмента?
– Положа руку на сердце, у нас в этой области очень специфичная ситуация, немного романтичная. Мы заботимся о людях, но не потому, что мы их так любим, а потому, что это прибыльно. Как показывают исследования, 80% всех конфликтных ситуаций внутри компаний связаны не с производственными проблемами, а с конфликтами между людьми. И если мы снижаем напряженность, компании становятся гораздо эффективнее. При хорошем отношении к работникам, они генерируют более высокие результаты. Я бы сказал, что это стало частью современной скандинавской деловой культуры. В течение восьми столетий шведы были одной из самых воинственных и конфликтных наций в Европе. Сегодня нашим конкурентным преимуществом стало умение согласовывать интересы.
 
 
От редакции: во второй части интервью, которая будет опубликована завтра, Кристер Ферлинг поделится мнением о том, что из шведского опыта могла бы позаимствовать Беларусь.




Теги: Кристер Ферлинг, Беларусь, Швеция, бизнес, экономика
Будь в курсе событий
Подпишитесь на наш пятничный дайджест, чтобы не пропустить интересные материалы за неделю