USDКурс снизился 1.9703
EURКурс снизился 2.1019
| 03 марта 2012

Давайте работать, не создавая никаких искусственных проблем

Пути развития бизнеса Беларуси и Украины во многом похожи. В обеих странах в экономике доминирует крупный бизнес. Малые предприятия развиваются в недостаточной степени, однако существуют объективные условия для их поступательного роста. В Беларуси малый бизнес может выйти на первый план в связи с системным кризисом, в Украине его «подталкивает» необходимость разносторонней интеграции – со странами Единого экономического пространства и Европейского союза.

О том, как развивается малый и средний бизнес в Украине, какие вызовы таит для страны Таможенный союз и какими являются перспективы сотрудничества Украины и Беларуси, порталу BEL.BIZ рассказывает президент Украинского союза промышленников и предпринимателей (УСПП) Анатолий Кинах.

– Анатолий Кириллович, какую роль в экономике Украины играет малый и средний бизнес?

– Малый и средний бизнес для нас имеет огромное значение, и не только экономическое, но и общественное. Это очень гибкий и эффективный механизм для создания новых рабочих мест и адаптации к тем рискам, которые сегодня существуют на мировом и европейском экономическом пространстве.

Предпринимательство – очень важный фактор формирования среднего класса. А средний класс определяет платежеспособность внутреннего рынка, «держит» стабильность в стране, обеспечивает способность людей защищать демократические ценности. Средний класс – это люди, которые умеют защищать свои права. И для нас это тоже очень важно. Сегодня в Украине малый и средний бизнес дает 12–15% ВВП. Это мало. Соседняя Польша – до 40%, Франция, Япония – за 70%. Поэтому мы эту работу считаем одной из приоритетных.

– Такой низкий удельный вес малого бизнеса в ВВП – это результат давление крупного бизнеса на малый?

– Нет, это результат несовершенства государственной регуляторной, налоговой, кредитной политики в отношении поддержки малого бизнеса. Это результат структуры украинской экономики.

Украина еще в Советском союзе имела минимум 72–75% производств группы А. Это оборонная промышленность, машиностроение, химия, металлургия. И только 25–27% – производство товаров и продукции группы Б. Сегодня нам нужно менять это соотношение.

Речь идет о техническом и технологическом обновлении основных фондов, вопросах, связанных со структурными изменениями. Нам нужно повышать долю продукции с высокой добавленной стоимостью, экспорта и создавать условия для роста таких секторов экономики, которые направлены на повышение качества жизни людей.

Мы уже сделали очень серьезный шаг. С 1 января 2012 года в Украине действует новый закон, который усовершенствовал упрощенную систему налогообложения, создал очень серьезные стимулы, в том числе налоговые, для развития предпринимательства. Сейчас идет регистрация субъектов предпринимательской деятельности по новому закону. И мы видим, что темпы на 20–30% выше, чем было ранее. Количество субъектов предпринимательской деятельности растет. И нам надо этот процесс поддерживать, чтобы он стал долгосрочным.

– Этот закон был принят в рамках целенаправленной политики по усовершенствованию предпринимательской деятельности?

– Он был принят в сложных форс-мажорных условиях исправления ряда недостатков налогового кодекса. И в этом законе учтено около 70% всех предложений ассоциаций бизнеса, объединяющих предпринимателей. Этот закон – результат диалога бизнеса и власти. То, что он был высоко оценен бизнес-сообществом, еще раз подтверждает, насколько этот диалог важен. Наконец-то удалось добиться, что парламент принимает решения не только в кабинетах, но в результате коммуникаций с экспертным сообществом.

– С 1 июля 2011 года начал функционировать Таможенный союз, с 1 января 2012 года начало работать Единое экономическое пространство. Получилось, что Украина стала несколько более обособленной от своих традиционных партнеров по СНГ. Насколько это повлияло на работу бизнеса? Ведь мы видим, что сейчас и молочники столкнулись с серьезными проблемами на традиционных рынках…

– У каждой страны, и, я уверен, Беларусь не исключение, есть свои приоритеты. Для нас сегодня важно развивать сотрудничество с государствами постсоветского пространства. Доля России во внешней торговле у нас порядка 34% и, в частности, товарооборот с Россией у нас, по последним данным, порядка $ 56 млрд. Аналогично у нас очень хорошие темпы роста товарооборота с Беларусью. По результатам 2011 года, товарооборот Украины и Беларуси составил почти $ 6,4 млрд, рост по сравнению с 2011 годом составил практически 37%. А за последние 5 лет – это рост в 3 раза. И даже несмотря на то, что Украина не в Таможенном союзе, 2011 год еще раз подтвердил, насколько серьезны наши возможности повышать параметры экономического сотрудничества.

Беларусь для нас очень важный партнер. Это соседнее, братское государство. И я хочу подтвердить, что Украина не поддерживала и никогда не будет поддерживать санкции экономического характера против Беларуси, учитывая, что это, в первую очередь, бьет по гражданам, по интересам людей.

Мы будем делать все, чтобы наращивать наше торговое и экономическое сотрудничество. $ 6,4 млрд – это не предел, может быть и гораздо больше.

Но есть структура сотрудничества. Если брать страны Таможенного союза, то их доля в товарообороте Украины составляет до 40%. Доля Европейского союза по результатам прошлого года – около 30%, точнее 29,6%. Но если посмотреть структуру, то 70% в товарообороте с Таможенным союзом – это энергоносители. С Европейским союзом около 40% – это инвестиционный импорт (передовые технологии, машины, оборудование), который нам необходим для модернизации экономики.

Посмотрим инвестиции. На 1 января 2012 года общий объем прямых иностранных инвестиций в Украину составил порядка $ 49 млрд, из которых $ 38 млрд – инвестиции из Евросоюза. Доля Российской федерации в этом объеме – $ 3,5 млрд.

Для нас стратегическое направление – это модернизация экономики и повышения ее конкурентоспособности. И мы работаем с ЕС не только потому, что это рынок сбыта, но и для того, чтобы иметь возможность привлекать иностранные инвестиции, крайне нужные для развития экономики, передовые технологии, оборудование, которые у нас не производятся. Для нас это стратегическая цель. В то же время мы будем делать все, чтобы расширять сотрудничество по направлению на восток и северо-восток. Это тоже наши интересы, и их не нужно противопоставлять друг другу.

Тем более, Украина уже четвертый год – член ВТО. Россия подписала протокол, до июля завершит внутренние процедуры и станет полноценным членом ВТО. Казахстан заявил, что он завершит эти процедуры к концу 2012 года. Беларусь также подала заявку. Мы вместе уже работаем в системе мировых стандартов. А там, где возникают проблемы, решать их нужно цивилизованно, без экономического и политического давления, повышая уровень взаимодействия, развивая товарообмен, инвестирование. И я надеюсь, что так и будет.

А локальные конфликты – сырная проблема, кондитерская и т.д. – нужно решать цивилизованно, не снижая уровня взаимного доверия, конструктивно, обоснованно, без попыток давления. Я думаю, что мы пройдем этот путь. Украина, Беларусь, Россия – соседние братские государства. Тем более у нас, кроме экономики, есть мощнейший фундамент взаимных симпатий, доверия, который сложился столетиями. И на этом фундаменте надо строить современные равноправные отношения как отношения независимых государств.

– А для Украины формат сотрудничества с Таможеным союзом в режиме 3+1 действительно наиболее приемлем?

– Безусловно, потому что есть определенные условия, в которых Украина уже существует. Когда страна вступала в ВТО, в рабочей группе было около 50 государств, которые имели определенные интересы с точки зрения сотрудничества с Украиной, включая экспорт их продукции. Они вели с нами переговоры по тарифам, количественным ограничениям и т.д. И с каждым из этих государств Украина подписала двухсторонние соглашения. Когда мы вступаем в Таможенный союз, мы автоматически разрываем эти отношения. И каждое из этих государств вправе предъявить нам штрафные санкции, решения по ограничению наших товаров и услуг на своих территориях.

Это делать нельзя. Кто будет работать с такой «серьезной страной», которая ведет себя непоследовательно, не выполняет свои обязательства?

Поэтому вариант 3+1 для нас является наиболее оптимальным. Надо реализовывать принцип четырех свобод, на основе которого развивается мировая и европейская экономика – беспрепятственное перемещение товаров, услуг, капитала, людей. Соглашение о свободной торговле в СНГ очень наглядно это подтверждает. Более того, даже цифры свидетельствуют, что хотя Украина не является членом Таможенного союза, темпы нашего товарооборота – около 40%. Они остаются высокими, и давайте дальше работать, не создавая никаких искусственных проблем, давайте отвечать на трудные вопросы на основе цивилизованных нормативных процедур.



Теги: Таможенный cоюз, Украина, внешняя торговля
Будь в курсе событий
Подпишитесь на наш пятничный дайджест, чтобы не пропустить интересные материалы за неделю