USDКурс снизился 1.9739
EURКурс снизился 2.0967
| 03 октября 2011

Для компаний минусы кризиса уравновесятся плюсами

Аналитики продолжают анализировать причины нынешнего экономического кризиса в Беларуси и оптимальные сценарии поведения компаний. На вопросы Bel.biz отвечает Александр Синкевич, экономист-практик, преподаватель Института сертифицированных финансовых менеджеров ICFM (Великобритания), директор консалтинговой компании Sinkevich Technologies.

– Что породило нынешний кризис?

– Многие ссылаются на пресловутое повышение зарплаты до $500. На самом деле это – второстепенный фактор. Зарплату повышали перед каждыми выборами – но экономика всегда «переваривала» дополнительные расходы. Если бы в январе-феврале этого года властям удалось в очередной раз «подстелить финансовую соломку» из внешних источников – никто бы, кроме экономистов, опять ничего не заметил. Конечно, решение о росте зарплат стало непосредственным «спусковым крючком» кризиса. Но «курок» был взведен еще в 2004 году, когда Россия начала пошагово переводить Беларусь на европейскую формулу оплаты энергоносителей. Как реагирует нормальная экономика на рост нефтяных и газовых цен и, самое главное, вызванный этим торговый дисбаланс? Ростом эффективности, техническим перевооружением, расширением рынков сбыта и т.д. Но белорусские власти продолжали уповать на внешнюю поддержку. Тем временем отрицательное сальдо внешней торговли росло, страна тратила больше валюты, чем зарабатывала. Лично мне уже в 2006 году стало ясно, что кризис вроде нынешнего – неизбежен.

– Хотя история не знает сослагательного наклонения, какие возможности повышения эффективности экономики, на ваш взгляд, Беларусь упустила в 2004 году и позже?

– Самое главное – не было проведено нормальной инвентаризации имущества на госпредприятиях. То, что приватизация не состоялась в 1990-х – было, на мой взгляд, большим благом для страны, потому что в те годы никто не знал реальной стоимости собственности. Но мы так и не использовали огромную по времени фору для того, чтобы внедрить правильную методологию оценки имущества, международную систему финансовой отчетности, институт аудиторов – и с реальными ценами начать выборочную приватизацию государственных объектов (в первую очередь – убыточных и нестратегических). Даже в 2004–2006 годах время еще оставалось, страна еще могла получить большие деньги для перевооружения экономики. Но российские дотации сыграли дурную шутку: правительство расслабилось. А в 2008 году пик цен на собственность и недвижимость неожиданно остался позади: с началом мирового кризиса потенциальные объекты приватизации упали в цене. К сожалению, уровень стратегического целеполагания у белорусских чиновников крайне низкий – максимум, на год-два вперед. Именно эта близорукость и делает Беларусь безвольной игрушкой в чужих руках, тогда как телеономическая миссия Хартленда Восточной Европы могла бы выдвинуть нас на передовые позиции всего человечества. Впрочем, это беда большинства стран мира, которые, в основном, озабочены текущим потреблением. Я вижу только два мировых центра силы, которые мыслят хотя бы на поколение вперед: США и Китай. Первые выстраивают сетевой феодализм на основе концепций «золотого миллиарда» и «нулевого роста». Вторые – терпеливо, миллиметр за миллиметром, расчищают для себя место под солнцем...

– Ваш прогноз: что будет с курсом белорусского рубля в ближайшие месяц-два?

– По моим ощущениям, до начала зимы курс будет колебаться на уровне 7–8 тысяч рублей за доллар, а в декабре-январе – продолжит падение. Конечно, если удастся получить новые кредиты от ЕврАзЭС и МВФ, скидки на российские энергоносители, а также продать Белтрансгаз (в масштабную приватизацию я пока не верю) – экономика получит временную передышку. Но насколько продолжительную? И кредиты, и продажа Белтрансгаза – пока под вопросом. И хотя Путин еще летом пообещал скидки на газ – насколько существенными они окажутся в итоге? Сейчас у россиян самих – бюджетный дефицит и падение курса национальной валюты. Скорее всего, вопрос о скидках повиснет в воздухе до выборов президента РФ в марте следующего года.
– А после выборов?
– Россия наверняка продолжит действовать в том же ключе, что и весь последний год. Вспомните: в конце 2010-го белорусы с россиянами «не поняли» друг друга по поводу нефтяных пошлин, нынешней весной – по поводу многомиллиардного кредита... Все это до боли напоминает рейдерские спецоперации российских чиновничье-олигархических кланов по захвату «лакомых» компаний собственной страны. Единственная разница – здесь на грань банкротства целенаправленно ставится целая страна. Совсем упасть не дадут, но вынудят к продаже собственности по дешевке. Не следовало белорусской власти играть с российскими олигархами, которые живут по акульим законам первичного накопления капитала XIX века. К сожалению, часть белорусской элиты сегодня также объективно заинтересована в игре «на понижение», в ухудшении ситуации и даже, возможно, в развитии катастрофического сценария. Ведь у них впервые за многие годы появляется шанс монетизировать свою власть, связи, управленческие амбиции через участие в хаотической приватизации в стиле российских девяностых. Участие самостоятельное, либо – в качестве «агентов» российских олигархов. Впрочем, если начнут развиваться подобные процессы, что-то прогнозировать станет вообще невозможно.

– Сегодня средняя зарплата в Беларуси отстает от российской в 3–4 раза. Означает ли это, что в те же 3–4 раза менее эффективно работает отечественный частный бизнес?

– Как раз за частный бизнес я более-менее спокоен. По крайней мере, многие экспортоориентированные компании сейчас делают резкий рывок за счет подешевевших в долларовом выражении зарплат, тарифов на электроэнергию, арендных ставок и др. Да и в целом нет поводов стыдиться за лучших представителей белорусского бизнеса. Как известно, многие из них, перебираясь в Россию, Украину, Казахстан и другие страны, достигают фантастических результатов, становятся мультимиллионерами, попадают в рейтинги «Форбс» и т.д. Наша страна – отличный полигон для закалки характера и отработки оригинальных бизнес-схем. За рубежом на наших бизнесменов смотрят как на экспертов по выживанию в самых сложных условиях. К сожалению, власть воспринимает предпринимателей как потенциально неуправляемых людей. И когда те перерастают определенный уровень и стараются что-то сделать для людей – их выталкивают из страны. Опасаюсь, что и будущая приватизация спровоцирует «зачистку» белорусского бизнеса – чтобы у чиновничьих кланов не осталось конкурентов.

– Как бы вы посоветовали действовать компаниям в нынешних условиях?

– Об экспортерах я уже говорил. Компаниям-импортерам нужно попытаться любой ценой переключить часть ресурсов на экспортную деятельность. Это не просто: придется ломать бизнес-логику компании, искать товар, который можно экспортировать либо заниматься его производством. Но сейчас наступило время для подобных трансформаций. Второй важный момент – управленческий учет. Нужно считать баланс, кэш флоу, отчет о прибылях и убытках в любой твердой валюте, будь то доллар, евро, российский рубль, золотые слитки и т.п.. Сейчас во многих бухгалтериях радуются «сверхприбылям» в белорусских рублях – а на самом деле предприятия стремительно проедают «оборотку», особенно если используют импортные комплектующие. Третий момент – тщательный анализ ситуации и принятие на его основе выверенных решений. Ведь нынешний кризис породил не только минусы, но и плюсы для бизнеса. Затраты – оптимизируются. Сотрудники – консолидируются вокруг руководства, поскольку боятся потерять работу. Конкуренты – умирают. Новые ниши – открываются. Бизнес-образование – дешевеет... Результаты SWOT-анализа нынешней ситуации для типичной белорусской кампании я свел в таблицы. Надеюсь, читателям Bel.biz будет интересно и полезно с ними познакомиться.







Теги: Беларусь, экономика, Александр Синкевич, Кризис, бизнес
Будь в курсе событий
Подпишитесь на наш пятничный дайджест, чтобы не пропустить интересные материалы за неделю