USDКурс снизился 1.9739
EURКурс снизился 2.0967
| 19 июня 2014

Дорогие кредиты и рост ВВП: белорусская экономика не вынесет двоих

Белорусская экономика уже три года живет в условиях высоких процентных ставок. Как ей это удается без очередного кризиса, до конца не изучено. Но факт остается фактом: не только продолжает работать, но и даже прирастает! Уникальность еще и в том, что новых внешних кредитов практически нет, а возможности внутреннего рынка не велики.

Пока же правительство и Нацбанк занимаются поиском «объективных» причин возможного кризиса. В основном, все вертится вокруг высоких процентных ставок по кредитам.

Высокая стоимость рублевых ресурсов объявлена главной проблемой белорусской промышленности. Нехватка ресурсов – постоянная проблема Беларуси. Но их стоимость стала «принципиальной» только в 2014 году. До этого кредиты просто брали.

При этом важна динамика отношения оборотные средства/заемные ресурсы. Согласно данным Нацбанка для субъектов хозяйствования отношение переводных депозитов (в рублях) к объему кредитов (в рублях) в 2004-2014 годах (среднегодовые значения) снижается с 33,9% в 2004 году до 11,5% в 2010 году.

Рис.1 Динамика изменения собственных оборотных средств и привлеченных кредитов предприятий

Из рисунка 1 видно как постепенно сокращалась доля оборотных средств с 34% до 22% (правая ось) в 2004-2008 гг. Это объясняется постепенным сокращением Россией объема энергодотаций и попыткой Беларуси за счет дополнительного госфинансирования компенсировать выпадающие ресурсы. После серьезного сокращения российской помощи в 2008 году это вызвало девальвацию в начале 2009 года на 20%, из-за чего доля переводных депозитов рухнула до 12%. Но в экономике ничего не изменилось, и очередная девальвация в 2011 году стала неизбежной. С 2012 года быстрый рост объема госфинансирования (как условие кредита ЕАБР) замедлился и доля переводных депозитов немного подросла.

Вымывание оборотных средств происходит за счет «хитрого» налогообложения. Например, не переоценены основные средства после девальвации 2011 года, что уменьшает амортизационные отчисления. Это благотворно сказывается на «росте» прибыли (как параметр «эффективности» работы директоров) и, соответственно, налога на прибыль, но сокращает оборотные средства. Также оборотные средства сокращаются за счет различных «ухищрений» с выплатой налогов в счет будущих периодов. Вследствие такого налогообложения и требований безукоснительно выполнять валовые показатели субъекты хозяйствования вынуждены брать дополнительные  кредиты.

Ставки по рублевым кредитам (нельготные) действительно высокие – 40% (и выше), и при достаточно стабильном курсе являются фактически запретительными. Причиной таких ставок является депозитная пирамида, которая сформировалась в кризисный 2011 год и никак не может «рассосаться». Несколько попыток (в 2012 году и в 2013 году) опустить стоимость рублевых депозитов до 25-30% завершались их резким оттоком, повышенным спросом на валюту и возвращением процентных ставок на исходный уровень в 40-45% (см. таблицу 1).

Таблица 1

 

2014 год особо ничем не отличается от 2012 и 2013 годов. Также в директивном порядке происходит снижение процентных ставок по рублевым депозитам, и происходит снижение притока депозитов. Уже с марта начался чистый отток депозитов (без учета капитализации процентов). В апреле эта тенденция только ускорилась, и чистый отток составил (ориентировочно) более 500 млрд рублей (см. таблицу 2).

Таблица 2

 

В 2012 году белорусский промсектор пользовался заделом от девальвации в 2011 году и растущим российским рынком. В 2013 году (после сокращения российского рынка) использовались возможности внутреннего рынка и ЗВР. Поэтому с высокими процентными ставками как-то мирились.

В 2014 году резервов для роста практически не осталось. Кризис в России не заканчивается, внутренний рынок можно оживить только льготными кредитами, а ЗВР балансируют около опасной черты в 5 млрд долларов США. В такой ситуации мириться с высокими процентными ставками уже просто не получается. Вот и идет «перетягивание каната» между желаниями правительства и возможностями Нацбанка.

Вот только правительство, требуя от Нацбанка директивного снижения стоимости рублевых ресурсов, почему-то не хочет найти источники снижения стоимости ресурсов в своей вотчине.

Рис.2 Динамика изменения привлеченных кредитных ресурсов, внешней дебиторской задолженности и складских запасов

Если рассмотреть две таких составляющих как складские запасы и внешняя дебиторская задолженность, то стоимость самих ресурсов оказывается меньшей в разы (см. рис. 2). Так в 2014 году стоимость всех ресурсов (рублевых и валютных) составляет 13,4% в то время как склады и внешняя дебиторка составляют почти 45% от суммы кредитов. И такая картина наблюдается все время за 2004-2014 годы. Стоимость ресурсов составляет 9,5-14,5%, а доля складов и внешней дебиторки составляет от 30% до 60% от суммы кредитных ресурсов. То есть у правительства есть и собственные инструменты для снижения стоимости ресурсов.

Конечно, учитывая экспортоориентированность экономики Беларуси, денежно-кредитная и курсовая политика влияет на экспортные возможности промышленности, но виды и объем промпроизводства в руках правительства.

Еще одной проблемой является даже не столько завышенная средняя заработная плата, сколько высокая доля работников со средней заработной платой и излишнее количество сотрудников. Все это вкупе с налоговой системой, совершенно не стимулирующей к развитию производства создает проблемы с экспортом и ростом валютной выручки. Только рост ЗВР и положительное внешнеторговое сальдо дадут возможность банковской системе снизить стоимость рублевых ресурсов (как это было в 2011 году).

Попытки решить проблему сокращением процентных ставок при сохранении правил игры приведет к еще большей разбалансированности системы. Бороться надо не со следствиями, а с причиной.



Теги: Беларусь, экономика, Кризис, бизнес
Будь в курсе событий
Подпишитесь на наш пятничный дайджест, чтобы не пропустить интересные материалы за неделю