USDКурс снизился 1.9703
EURКурс снизился 2.1019
| 18 сентября 2012

ЕврАзЭС между экономикой и политикой

Уже 1 января 2015 года вступит в силу договор о Евразийском экономическом союзе, подписанный Россией, Казахстаном и Беларусью. И с этого момента все мы окажемся в новой геополитической реальности. Однако только сейчас законодатели трех стран начали формировать органы управления новой структурой. Им предстоит нащупать тонкий баланс между политическими и экономическими интересами ЕврАзЭС.

На минувшей неделе представители парламентов Беларуси, России и Казахстана обсуждали создание парламентского органа ЕврАзЭС. Эта тема была главной на прошедшем в Москве совещании рабочей группы по вопросам парламентского измерения евразийской экономической интеграции. «Нам предстоит обсудить проект положения о парламентском органе ЕврАзЭС, – сказал, открывая встречу, спикер Госдумы России Сергей Нарышкин. – Это положение должно будет войти во всеобъемлющий договор о ЕврАзЭС, который вступит в силу 1 января 2015 года».

Однако довольно быстро обнаружилось, что обсуждать политическое измерение новой евразийской структуры по-настоящему хочет только Россия. Представитель Казахстана призвал не спешить с политической составляющей ЕврАзЭС и решить сначала экономические вопросы. А также пригласить к участию в обсуждении киргизов и таджиков. Белорусские парламентарии вообще предпочли отмолчаться, что понятно: за полторы недели до формирования нового состава Палаты представителей делать какие-либо геополитические заявления им не с руки.

Совещание по вопросам парламентского измерения ЕврАзЭС прошло в доме приемов Госдумы в Серебряном Бору. Сергей Нарышкин предложил обсудить цели, задачи, порядок формирования и полномочия парламентской структуры союза. «Что это будет? Полноценный парламент как наднациональный орган или парламентская ассамблея?», – задал вопрос Нарышкин.

Проблема тут возникает не столько в формулировках, сколько в полномочиях и механизме формирования евразийской парламентской структуры. Если орган будет формироваться путем выборов, то тогда сложится парламент, а если путем делегирования представителей трех стран, то речь идет о создании Евразийской межпарламентской ассамблеи. «Я бы пошел по двухэтапному пути. На первом – создать Евразийскую межпарламентскую ассамблею, а когда сформируются достаточные условия, то тогда сформировать Евразийский парламент», – обозначил свою позицию спикер Госдумы РФ.

Однако представитель от Казахстана, председатель комитета мажилиса (нижней палаты парламента) по международным делам, обороне, безопасности Муален Ашимбаев в своем выступлении назвал преждевременной подготовку проекта меморандума о концепции межпарламентского органа и попросил обойтись без политических заявлений.

Коснулся он и самого названия, сказав, что нельзя вести речь о парламентском органе союза и прописывать такие моменты, как установление его численности, процедуры избрания председателя, пока нет политического решения глав стран – участниц ЕврАзЭС. «Нужно определиться в первую очередь по экономическим вопросам, для того чтобы формировать политическое поле», – отметил Ашимбаев. Также он заявил, что межпарламентскую структуру ЕврАзЭС нужно создавать с участием Кыргызстана и Таджикистана. «Можно возражать, что уровень их готовности к подключению к ЕврАзЭС низкий, но мы же рассматриваем планы на будущее, и поэтому они должны быть представлены в рабочей группе уже на данном этапе», – отметил представитель Казахстана.

Белорусы оказались более сдержанны в замечаниях и фактически не предложили ничего. Причина была всем очевидна: в ближайшее время в стране пройдут выборы в парламент, и только после них можно будет определить персональную парламентскую составляющую рабочей группы.

Однако тут можно вспомнить и то, что Александр Лукашенко много раз говорил, что ЕврАзЭС имеет для Беларуси, прежде всего, экономическое значение. И это значение еще более возрастает в условиях вступления в ВТО России (уже случилось) и Казахстана (предстоит на протяжении полугода). Теперь Беларуси придется согласовывать с Россией и Казахстаном множество торговых вопросов с оглядкой на ВТО, а делать это в рамках ЕврАзЭС будет все же проще.

Дело в том, что Беларусь сможет присоединиться к ВТО в лучшем случае в 2014 году – и то лишь при условии нормализации политических отношений с Европейским союзом и США. Между тем, обновленный Единый таможенный тариф (ЕТТ) Таможенного союза с учетом обязательств России перед ВТО вступил в силу 23 августа. Иными словами, с 23 августа наступил первый этап выполнения обязательств России перед ВТО по снижению средневзвешенного импортного тарифа. Затем ежегодно показатель будет понижаться вплоть до 2015-го, после чего тариф стабилизируется.

Соответственно, вступление России и Казахстана в ВТО приведет к усилению экономических и финансовых рисков в Беларуси. Так, снижение ставок ввозных таможенных пошлин приведет к удешевлению иностранных товаров – это усилит присутствие иностранного бизнеса на российском и казахстанском рынках. А объемы белорусского экспорта в Россию и Казахстан, соответственно, сократятся.

При этом ставки таможенных пошлин на белорусские товары, экспортируемые в третьи страны – участницы ВТО, сохранятся на прежнем уровне. То есть белорусским предприятиям будет сложно компенсировать потери на российском рынке за счет наращивания поставок продукции на рынки третьих стран.

Очередное обсуждение единого парламентского органа ЕврАзЭС пройдет 22 ноября на встрече представителей стран СНГ и ОДКБ в Санкт-Петербурге.

«Предложение Сергея Нарышкина выглядит вполне логичным в свете решений российского руководства по дальнейшему развитию ЕврАзЭС. Да и было наивно полагать, что российская сторона, задумывая данный союз, ограничится только экономической интеграцией, – говорит эксперт Belarus Security Blog Виктор Евмененко. – Также логичным является желание России принять Таджикистан и Кыргызстан в ЕврАзЭС, тем самым еще более укрепить свое влияние в этих странах. Однако политическая интеграция не входит в планы ни руководства Беларуси, ни руководства Казахстана. Тут важно отметить, что практически все инициативы по развитию ЕврАзЭС исходят от России, то есть интеграция идет по российскому сценарию. И если в рамках экономической интеграции партнеры (Беларусь и Казахстан) получают довольно существенные дивиденды, то политическая интеграция никаких дивидендов не принесет».

«Также не стоит забывать опыт интеграции России и Беларуси в рамках Союзного государства, которая в силу различных стратегий развития, которые предлагали партнеры, так ни к чему и не привела, – напоминает Евмененко. – Хотя вполне вероятно, что единый парламентский орган под давлением России в 2015 году сможет появиться. Но это будет искусственное образование, решения которого, скорее всего, будут носить рекомендательный характер. Да и о какой политической интеграции может идти речь, когда весьма зыбка и сама экономическая интеграция, которая держится на существенных преференциях со стороны России своим партнерам, ради которых, например, белорусское руководство пошло на ряд непопулярных мер в своей стране».



Теги: Беларусь, Россия, Казахстан, ЕврАзЭС, управление
Будь в курсе событий
Подпишитесь на наш пятничный дайджест, чтобы не пропустить интересные материалы за неделю