USDКурс снизился 1.9739
EURКурс снизился 2.0967
| 13 мая 2013

Источники кризиса

В отсутствие реальных изменений в структуре белоруской экономики практически единственным источником получения ресурсов остались внешние займы. Тройкой основных заемщиков выступают государство, банки и субъекты хозяйствования. Для лучшего понимания развития кризиса в Беларуси можно рассмотреть две составляющие: долгосрочные и краткосрочные кредиты.

Долгосрочные кредиты – это стратегический поиск ресурсов. Резкий рост произошел с 2007 по 2011 годы после пересмотра Россией условий распределения доходов от цен на энергоносители. Банки подключились позже, с 2010 года (по мере сокращения госзаймов). А с 2011 года в работу «включились» и субъекты хозяйствования, так как ресурсов, привлекаемых государством и банками, не хватило.

Таблица 1

Динамика изменений долгосрочного долга по секторам экономики, $ млн.

Краткосрочные кредиты – временная мера, то есть для того, чтобы «перехватить» или «закрыть дыру». Их пик также пришелся на 2007 год. Нацбанк в 2010 году сам также «перехватил» у нерезидентов деньги. В 2011 году субъекты хозяйствования привлекали ресурсы, чтобы наладить работу в условиях кризиса, а банки – чтобы нарастить ВВП.

Таблица 2

Динамика изменений краткосрочного долга по секторам экономики, $ млн.

Отдельно рассмотрю привлечение Нацбанком валютных ресурсов у комбанков в 2010-2011 годах. Эти заимствования, несмотря на их длительность (более года), можно считать как краткосрочные, так как Нацбанк их использовал для решения текущих вопросов. А перевести их в разряд системных и постоянных (то есть долгосрочных) не удалось:  в 2011 году этот процесс был прекращен по условиям предоставления кредита ЕАБР.

Ситуация в 2011-2012 годах

Если рассматривать события в экономике Беларуси в 2011-2012 годах, то станет ясно – этот период можно разделить на 3 части: первая половина 2011 года (завершился подписанием кредитного договора с ЕАБР), середина 2011 года – сентябрь 2012 года (окончание схемы с «растворителями-разбавителями»), октябрь 2012 года – начало 2013 года.

В кризис 2011 года (первая половина года) проблемы экономики Беларуси решались за счет государства (рост госдолга), банков и субъектов (рост долга). После прекращения «печатанья» денег с июля 2011 года (как условия кредита ЕАБР) – за счет государства и субъектов. Банки же за их счет «зарабатывали» и выводили капиталы.

{quote-1}

Что делать?

Для обеспечения роста экономике Беларуси необходимо обеспечивать рост инвестиций и оборотных средств. О ПИИ пока речи не идет, поэтому остаются только кредитные ресурсы. Повышать конкурентоспособность реального сектора помимо технологий можно девальвируя свою валюту и (или) снижая стоимость ресурсов. В идеале нужно и то, и другое. Именно так сейчас и стимулируют свои экономики развитые государства (и деньги «печатают», и стоимость ресурсов снижают).

Беларусь, как развивающаяся экономика, этого себе позволить не может. Кризис 2011 года наглядно продемонстрировал, что происходит, если «раздавать» кредиты под низкие ставки. И проблема не столько в экономической модели Беларуси, сколько в неразвитости цепочки «ресурсы – реальный сектор – ресурсы», присущей всем развивающимся экономикам. Например, примерно те же проблемы испытывают и Россия, и Индия, и др.

Поэтому выбор вариантов для стимулирования экономики сводится к дилемме: либо девальвация при относительно высокой процентной ставке, либо снижение стоимости ресурсов при относительно устойчивом курсе. В первом случае выгоду получают отечественные производители. Во втором случае наоборот, выгоду получают население и импортеры в ущерб отечественным производителям.

Руководство Беларуси в настоящее время выбрало второй путь. И основной причиной такого выбора, скорее всего, стал социальный фактор: так называемая «з/п по 500 долларов США». Учитывая, что объявлено о планах дальнейшего ее роста (в валютном эквиваленте),  руководство страны и далее будет придерживаться указанной стратегии. А потери рискнет закрыть привлеченными средствами (внутренними и внешними).

Постепенно снижая процентную ставку по рублевым ресурсам, государство не столько оказывает помощь реальному сектору (для которого и 20% при стабильном курсе очень много), сколько выполняет «прогнозные показатели». В результате выгоду от таких административных (а не экономических) мер получают не те, кто официально заявлен, а другие.

Например, сохраняя высокие процентные ставки по рублевым депозитам (35-40%) и одновременно начав выдавать льготные (по белорусским меркам) кредиты на строительство жилья под 12-16% годовых, государство дало возможность удешевить строительство жилья тем, у кого уже были деньги на квартиру. Положив свои деньги на депозит (на 1-2 года) и получив льготный кредит, такие «нуждающиеся» обеспечили себе скидку в 20%. В результате государство было вынуждено опять ввести имущественный ценз (сверху) для получения таких кредитов.

Не обеспечив сбалансирование процентных ставок на всех секторах рынка и сохранив значительную разницу между ними, государство само создаст условия для различных схем. И потом будет вынуждено отменять свои решения или менять их «на ходу», то есть не просчитывая последствия.

Если государство не сможет кредитовать субъекты хозяйствования в рублях по приемлемым ставкам – их будут кредитовать банки в валюте, не смогут банки – субъекты хозяйствования станут кредитовать себя за границей, также в валюте. При этом все риски от кредитования в валюте лягут на экономику, в том числе в виде роста инфляции. Все дополнительные издержки по такому кредитованию также лягут на экономику, обеспечив рост инфляции.

{quote-2}

Рост денежной массы – только просчитанный. Например, в цепочке национальный производитель - национальный посредник - национальный потребитель. При этом стимулирование такой цепочки должно быть ограничено определенными рамками: доходность не должна быть выше среднерыночной – иначе на рынке появится нерезидент (открытая экономика). Также не получится долго играть с ценами производителя и с ценами потребителя по той же причине – появится нерезидент.

Необходимо развивать экспортоориентирование, не зацикливаться на импортозамещении. Импортозамещение можно и нужно развивать только в цепочке национальный производитель - национальный потребитель.

Не стоит бояться ослаблять свою валюту (в разумных пределах), если это повышает конкурентоспособность местных производителей. А с оттоком трудовых ресурсов нужно бороться повышением з/п ценным сотрудникам, а не всем (пусть это и негативно скажется на социальном равенстве).

Нужно не стремиться снижать расходы в случае нехватки денег (бороться с инфляцией через «замораживание» цен), а поощрять и стимулировать рост доходов. Как это делается в развитых экономиках, где всемерно стимулируется малый и средний бизнес.

Подытоживая, отмечу, что экономика Беларуси развивается по вполне логичному сценарию. Сначала ресурсы привлекает государство. Когда у него возможности «сворачиваются», эстафету «подхватывают» комбанки, и последними выступают субъекты хозяйствования.

Основной рост внешней задолженности начался в 2007 году, когда резко сократилась поддержка со стороны России за счет энергоносителей. Но вместо изменений в структуре расходов и доходов, изменений самой экономики, Беларусь начала привлекать внешние ресурсы для сохранения и даже наращивания текущего уровня расходов. Пик роста пришелся на 2010 год, когда Беларусь пыталась продемонстрировать «успешность».

В итоге, судя по ситуации в 2013 году, привлеченные с 2007 года ресурсы не дали особого эффекта и были просто «проедены». Не изменив логику экономической системы и структуру расходования денежных средств, любые «найденные» ресурсы ждет та же судьба.



Теги: экономика, прогноз, Кризис, бюджет, Беларусь
Будь в курсе событий
Подпишитесь на наш пятничный дайджест, чтобы не пропустить интересные материалы за неделю