USDКурс вырос 1.9703
EURКурс вырос 2.1019
| 19 августа 2013

Из кармана в карман

Если взглянуть на  белорусский реальный сектор, то в конечном продукте импорт составляет не менее 60%. То есть максимум, на что может рассчитывать Беларусь, составляет не более 40%. А как Беларусь распоряжается этими 40%, при условии, например, что мы представим нашу страну как одно большое предпринятие.

Если продукцию удается продавать на экспорт, то ввозной НДС «погашается» вывозным. Но когда с экспортом возникают проблемы, то НДС «ложится» на экономику большого предприятия под названием «Беларусь». И неважно, что оно получает ресурсы с НДС от лизинговой компании, ведь эта лизинговая компания своя, то очевиден процесс  «перекладывания из одного кармана в другой». А НДС – это половина от 40%!

Следующая проблема – стоимость ресурсов. В настоящий момент она составляет 35-40%. А так называемые «льготные» кредиты – это то же «перекладывание из одного кармана в другой», так как внутри большого предприятия Беларусь для самого себя льгот нет. И в случае поставок товаров в лизинг, особенно при  существующем курсе, – эти проценты (стоимость рублевых ресурсов) «ложатся» на экономику.

Нельзя забывать и о налоге на прибыль, для уплаты которого «созданы» все условия: не переоценены основные средства после девальвации 2011 года (искусственно занижены амортизационные выплаты), а работа директорского корпуса оценивается от полученной прибыли (чем больше – тем лучше). В результате суммы искусственно увеличенного налога на прибыль приходится компенсировать новыми кредитами, а проценты по ним – «ложатся» на всю экономику.

Официально заработная плата составляет около 580 долларов США, но для работодателя (большого предприятия Беларусь) эта сумма значительно выше – около 800 долларов США (с отчислениями в различные фонды), то есть рабочая сила обходится дороже. Сюда стоит добавить и стоимость аренды, остальных налогов и сборов. Конечно, не все так пессимистично, какие-то потери удается компенсировать, где-то получается «обойти» законодательство, какие-то «потоки» компенсируют друг друга. Но возможностей для заработка при строгом соблюдении законов остается совсем немного (если остаются вообще).

Ничего удивительного, что «выживать» в таких условиях могут только несколько категорий предприятий:

- экспортеры, которые производят конкурентоспособную продукцию;

- сырьевой сектор (в основном нефтехимическая отрасль);

- льготники (по именным указам или резиденты СЭЗов);

- те, кто имеет гарантированный сбыт (за счет внутреннего рынка или по внешним госдоговорам);

- торговля, которая «перекладывает» все издержки на покупателей, к тому же имеет больше возможностей для использования различных схем по уходу от налогов, чем производственный сектор.

А кто не утратит способности зарабатывать (да и вообще работать) в Беларуси через несколько лет?

Экспортеры? Уже в 2013 году стало ясно, что нынешняя номенклатура промышленных товаров себя исчерпала.

Сырьевой сектор? Цены на калийные удобрения уменьшатся, а вопросов с поставками нефти становится все больше при падении доходности от нефтепереработки (схемы практически «закрыты»).

Льготники? С 2017 года вступает в силу соглашение ЕЭП по работе СЭЗов, то есть схема с льготами при реализации товаров белорусских СЭЗов в России завершится, и предприятия СЭЗов начнут конкурировать за внутренний рынок.

Соответственно, от этих трех секторов сократится объем притока валюты, и как следствие: имеющие гарантированный сбыт предприятия останутся, но рынок заметно сократится, как и торговля.

Подводя итоги, можно констатировать, что без срочных изменений (структурных реформ) уже через несколько лет большое предприятие по имени «Беларусь» превратится в отсталую страну. Причем даже не аграрную, так как природные и географические условия позволяют производить сельскохозяйственную продукцию в промышленных объемах только при значительных денежных вливаниях. А таких возможностей при сокращении работы экспортеров уже не будет.

В результате чуть ли не единственным экспортным товаром останется дешевая и неквалифицированная рабочая сила (отсутствие производственной практики на современном производстве даже в течение 3-5 лет означает потерю квалификации, то есть действующие инженеры как специалисты «заканчиваются», а новых не появляется, так как деградация инженерно-технического образования идет семимильными шагами). Гастарбайтеров же никто учить не станет, так как во временную рабочую силу никто не инвестирует. А возможностями одних только программистов и сокращающимся сырьевым сектором экономику не поднимешь.

Результаты реформ появятся (если появятся) не раньше, чем через несколько лет, поэтому времени на «раскачку» просто не осталось. Так Беларусь может оказаться следующей в этом печальном ряду бывших постсоветских республик…

Таджикистан, Узбекистан, Молдова, …, Беларусь?

 



Теги: экономика, прогноз, Беларусь
Будь в курсе событий
Подпишитесь на наш пятничный дайджест, чтобы не пропустить интересные материалы за неделю