USDКурс снизился 1.9627
EURКурс снизился 2.0815
| 17 октября 2014

Кто и как в Беларуси делает беспилотные вертолеты на экспорт

Следующим нашим героем станет ООО «КБ Индела». Эта частная компания известна тем, что с нуля разрабатывает и производит беспилотные летательные аппараты (БЛА) для нужд гражданских и специальных структур иностранных государств. В компании поддерживается высокий уровень секретности, о клиентах говорят немного и не вдаваясь в детали.

«Все наши беспилотники уходят за границу. Конкретных заказчиков я назвать не могу, – рассказывает директор компании Сергей Сергиеня. – Однако география поставок самая разнообразная: и восток, и юг, и запад».

Покупатели получают в свое распоряжение не наводнившие рынок развлекательные квадрокоптеры, а серьезную летательную машину, которая может находиться в воздухе в автоматическом режиме около 6 часов, выполняя разнообразные задачи по мониторингу, разведке, работая в сложных условиях чрезвычайных ситуаций.

Производство столь наукоемкой продукции – процесс ручной и сложный. Собирается корпус и винтомоторная группа, собираются блоки электроники, размещаются в корпусе, их подключают и проверяют на стенде. После этого наступает этап работы программистов, которые «учат» вертолет думать и отзываться. На заключительном этапе работают испытатели  – на полигоне проверяется летная годность аппарата. Звучит просто, однако за всеми этими процессами стоят годы проб, экспериментов и ошибок.

О том, как компании удалось овладеть всем циклом разработки беспилотных вертолетов, нам рассказал Сергей Сергиеня.

– Сергей Владимирович, расскажите, с чего начиналось столь сложное технологическое производство?

История компании начинается в 90-х годах из общества увлеченных людей, которых объединил Владимир Чудаков, основатель компании,  наш главный конструктор и идеолог развития наших технологий. Именно вокруг него собрались специалисты в области механики, электроники, которые изготавливали устройства для нужд военно-промышленного комплекса стран постсоветского пространства.

Владимир Чудаков, главный конструктор

С начала 2000 гг. когда технологии по беспилотным аппаратам начали быстро развиваться, они задумались о создании собственных беспилотников. Как самолетного, так и вертолетного типа. А в 2002 году был собран первый беспилотник «Революция» – летающая лаборатория вертолётного типа.

Вся работа велась на началах альтруизма: детали несли из дома, делали сами, что не могли купить – изобретали. В 2006 году компания создала свой первый легкий вертолет H.U.SKY с пониженной радиолокационной заметностью.

К 2010 году накопился серьезный багаж опыта, знаний и наработок в создании прототипов и вертолетов, и самолетов. Мы получили все необходимые лицензии и зарегистрировали ООО «КБ Индела». Все наработки реализовали в первую версию вертолета Skylab. Это наша лаборатория, которая уже налетала больее 600 часов. На ней проходят обкатку новые узлы и компоненты. На ней научились понимать аэродинамику вертолета.

– Она ведь намного сложнее, чем аэродинамика самолета?

Она в десятки раз сложнее аэродинамики самолета. Самолет всегда стоит на крыле, планирует. А вертолет чувствителен к боковому ветру, перепадам давления. К тому же сложнее и управление: у вертолета три отдельных элемента управления. Возникает масса аэродинамических эффектов. Научить вертолет летать – это сложная конструктивная и аэродинамическая задача.

Были разные пробы, ошибки и эксперименты. Но сегодня у нас есть мелкосерийная модель следующего поколения I.N.SKY. Это уже полный робот, который летает автоматически по нажатию кнопки. Автоматически отрабатывает все летные условия: удары ветра, аэродинамические эффекты, автоматом выполняет полетное задание, возвращается на точку и совершает посадку.

– Чтобы добиться такого автоматизма, у вас в штате должны быть талантливые специалисты.

У нас в штате есть отдел математики, что нечасто встретишь у белорусских компаний. Есть программисты разрабатывающие ПО низкого уровня, которые занимаются прошивкой микропроцессоров. Программисты, пишущие ПО высокого уровня, которые отвечают за интерфейсную часть для пользователей. Есть отдел конструкторов, которые выполняют конструкторские работы и по вертолетам, и по наземной станции управления. Подразделение испытателей с оператором наземной станции, квалифицированным пилотом, который в ручном режиме управляет БЛА при заводских испытаниях и при подготовке к отгрузке, чтобы оценить все летные характеристики.

 

У нас в Беларуси нет специально подготовленных специалистов по этим технологиям. Это основная причина, которая сдерживает нас в росте, потому что мы очень долго и щепетильно выбираем персонал. К сожалению, даже очень хорошие квалифицированные специалисты не всегда могут выдержать наш темп работы, решать поставленные задачи. Цена ошибки очень высока, так как по стоимости беспилотник можно сравнить с Ferrari.

Во время испытаний БЛА передает на землю порядка 180 параметров своей деятельности: температура, вибрация, углы наклона и пр. После каждого полета идет детальный разбор – это сотни графиков режима полета, выявляются отклонения, анализируется поведения отдельных узлов, реакции системы на внешние воздействия.

А перед подъемом в небо процедура полета, внештатные ситуации отрабатываются в виртуальной среде на 3D-модели каждого борта. Потом все эти графики сопоставляются, анализируются. Это вещи, которым не учат, которые являются нашим активом: знания, опыт, практика.

– Беспилотная авиация – относительно молодая отрасль, но вы уже на этом раннем этапе смогли в ней закрепиться. А что насчет конкурентов в мире?

Развитие беспилотников на данном этапе можно сравнить с развитием авиации в начале прошлого века. Основные технологии и открытия еще впереди. Потому мы торопимся в своих исследовательских работах.

К гордости компании можно отнести обладание технологиями по беспилотникам вертолетного типа на уровне лидеров. Всего в мире есть порядка 5-6 компаний, которые обладают такими технологиями. А вне блока НАТО наша компания единственная. Аналогов нет ни в России, ни в Беларуси. Есть разработки и проекты в Европе, Америке, Японии. Но на передовом крае находимся и мы, и они.

– В белорусском высокотехнологичном бизнесе в конечном продукте иногда только наклейка бренда оказывается белорусского производства. Сколько белорусского в ваших беспилотниках?

Все, из чего состоят наши беспилотники, белорусского производства. За исключением нескольких некритичных комплектующих. Элементная база, платы, радиодетали приобретаем у мировых производителей. Вся электроника проектируется и собирается здесь. Вся механика – белорусская. Все что касается конструкции – это наша аэродинамика, наша математика, ПО, электроника, фюзеляж.

Пользуемся услугами отечественных компаний. У нас производство небольшое, тиражи деталей маленькие, потому и обращаемся к небольшим компаниям с качественным оборудованием.

 

Конечную приемку изделие проходит в сборе. И тогда мы видим, если какой-то компонент дает слишком большое недопустимое отклонение. Требования по безопасности очень высокие. Изделие получается достаточно дорогое в производстве, сложное в сборке и ответственное в приемке.

Если взять весь спектр технологий, который используется на предприятии, то он очень широкий. А это крайне неудобно для управления, планирования. Традиционные методы тут не работают в принципе. Потому очень высоко влияние каждой конкретной личности, профессионализма, ответственности человека на своем участке.

– В чем отличие компании от западных конкурентов, которые тоже занимаются беспилотниками?

Кроме самих вертолетов мы производим наземные станции управления и по желанию заказчика оборудуем БЛА необходимой полезной нагрузкой.

Наземная станция управления – собственная разработка: программное обеспечение, электроника. Консоль управления является универсальной и позволяет оператору работать с любой полезной нагрузкой.

Компаний, которые бы владели всеми технологиями производства: и наземной станцией, и беспилотником, и полезной нагрузкой – нет в мире. Западный бизнес ориентирован на схему: все, что я могу купить, я покупаю. Что не могу – изобретаю сам. Если взять кого-то из наших конкурентов, то ему из этих летательных технологий принадлежит 10-15%. Все остальное – это купленное готовое.

Мы же, наверное, от бедности, не могли позволить себе дорогую электронику, заказать разработку лопастей у кого-то. И приходилось делать все самим. Благодаря этому мы стали обладателями технологий.

– Где и при каких условиях может понадобиться беспилотный вертолет? Какие у него есть преимущества перед самолетом?

Примеров применения очень много в чрезвычайных ситуациях. При пожарах различной сложности, химических или радиационных заражениях, техногенных катастрофах. Авиационная составляющая в их устранении важна, но всегда есть риск для жизни пилота. А получить картинку, информацию, бывает жизненно важно. Подготовить пилота очень дорого: он должен быть опытным, с хорошим налетом. У нашего вертолета нет эмоций, нет страха и усталости. Он отрабатывает задание в штатном режиме.

В отличие от самолетов БЛА вертолетного типа могут летать на сверхнизких высотах, им не нужна взлетно-посадочная полоса, они могут совершить посадку где угодно. Я вижу большой потенциал в их применение в населенных пунктах, труднодоступных местах.

Например, мониторинг трубопроводов, линий электропередач. Они имеют большую протяженность, местами доступ к ним затруднен. Если самолет может пролететь определенную дистанцию и просмотреть состояние трубопровода, то вертолет может еще и остановиться, приблизится вплотную на расстояние в несколько метров. Благодаря тепловизору оператор увидит место дефекта, утечки в трубопроводе: оно будет отличаться по температурному рисунку. Наше ПО позволяет делать видеозахват, фотографировать, отправлять на пост оператора в автоматическом режиме без участия человека.

Технологии самолетостроения доступны многим странам, а вертолеты производят десяток стран. Эта технология производства сложнее. И то, что наша компания в Беларуси стала держателем таких технологий для беспилотников – это хороший имиджевый момент.

– Благодаря чему компании удалось добиться такого результата?

В том, чего мы достигли, помимо таланта есть и элемент везения. Когда сталкиваешься с ситуацией, у которой 15 путей решения, то в интернете ответа не найдешь. Приходится выбирать один путь, в конце которого можно упереться в тупик. Нам везло в том, что мы выбирали правильные пути.

Самая большая ценность – не в том, что мы умеем делать, а в том, что мы знаем чего делать нельзя. Путь проб и ошибок невозможно ускорить ни деньгами, ни суперспециалистами, его надо пройти и потратить время. Мы знаем про неудачи наших конкурентов, знаем про слабые места, но не тычем пальцем, а уважаем их труд, потому что сами проходили этот путь.

– Как компания завоевывала себя имя, как искали клиентов?

В нашей деятельности заметную роль играет государство, госструктуры. Есть ведомства, которые следят за развитием таких технологий, стараются этому способствовать. В этом плане у нас интересы пересекаются. Мы говорим об этом открыто. И в представлении нашей продукции на внешних рынках заслуга как раз таких структур. Я имею в виду не денежную подпитку, а продвижение. Есть профильные предприятия, которые на внешние рынки продвигают высокотехнологичное оборудование. Они, в том числе, продвигали и наши изделия.

С другой стороны больше нас искали, нежели мы о себе заявляли. В этой отрасли заказчиков не так много и выбор не очень большой. И такие команды, как наша, быстро находят. Это могут быть нефтедобывающие компании, предприятия по кораблестроению, ведомства по ЧС.

– Какое вы видите будущее беспилотной авиации в Беларуси? Удастся ли нарастить преимущество?

Беспилотники – это та область, которая может стать для Беларуси прорывной.

Беларусь получила хорошую базу в виде инженерного и военно-промышленного комплекса, который формировался в СССР. Потенциал есть, но до конца он не использован. Два года назад наше преимущество по технологиям беспилотных вертолётов было заметнее, но догоняющих стран становится все больше.

Надо очень быстро развиваться, консолидировать ресурсы и принимать смелые решения в завоевании международного рынка. Тогда лидирующие позиции останутся. А если будем двигаться так же медленно, как двигаемся сейчас в завоевании международного рынка, то через 5-10 лет, наша страна растеряет преимущество, технологии расползутся, и мы ничем не будем выделяться.

Фото: Александр Малама, архив "КБ Индела"



Теги: Беларусь, бизнес, Экспортный потенциал, беспилотный аппарат, КБ Индела
Будь в курсе событий
Подпишитесь на наш пятничный дайджест, чтобы не пропустить интересные материалы за неделю