| 02 января 2013

Кто поднял ставку МБК?

Если посмотреть динамику ставки МБК (стоимость ресурсов в белорусских рублях) в Беларуси в 2012 году, то с января до августа происходило ее плавное снижение. Затем с середины сентября она резко ушла вверх с 20% до 55%, некоторое время превышала 60% (во второй половине октября), затем задержалось на уровне 50% и застыла в неустойчивом равновесии около 30%. Динамика ставки рефинансирования плохо коррелируется с динамикой ставки МБК. Поэтому, не так давно и было официально заявлено, что изменение ставки рефинансирования не планируется, так как это не повлияет на изменение процентов на рынках вкладов и кредитов.

Ставки МБК и рефинансирования

К сентябрю в Беларуси из значительных изменений в экономике были только приостановка схемы с «растворителями-разбавителями» и снятие с должности советника президента по экономике Ткачева с назначением на этот пост Прокоповича. Судя по заявлениям руководства Беларуси о том, что Прокоповичу не стоит вмешиваться в определение ставки, предоставив это на усмотрение правительства и Нацбанка, смена персон не оказала сильного влияния на изменение процентных ставок. Состав правительства и Нацбанка, которые и должны определять ее размер, практически не изменился.

Значит, остается только прекращение схемы с «растворителями-разбавителями». Объем дополнительных поступлений от нее составлял до 150-200 млн. долларов США в месяц (по оценкам российской стороны потери России составили до 1,5 млрд долларов США). Но в этой схеме были и российские участники, естественно не бесплатно, поэтому реальный «заработок» белорусской стороны, скорее всего, еще меньше (120-150 млн. долларов США). Даже по белорусским меркам эта сумма не очень большая (на фоне 4 млрд долларов США валютных поступлений в месяц), поэтому она  не должна была так сильно отразиться на ставках МБК.

Завязка

Началось все с увеличения ставок по ФОР, введенных с сентября, а дальше из 3 трлн белорусских рублей дефицита рублевой ликвидности 2 трлн оказались проблемой госбанков (Белагропромбанк и Белинвестбанк). Нацбанк оказывал помощь (по законодательно разрешенной ставке в 50%) только госбанкам и только для обеспечения проведения расчетов. Частным же комбанкам предлагалось продавать валюту или найти рубли на рынке, чтобы решить свои вопросы по ликвидности. Эта сумма в 1-1,3 трлн (120-150 млн. долларов США) оказалась востребованной в течение практически всего периода после начала роста процентных ставок по рублевым ресурсам в сентябре.

Если предположить, что Нацбанку категорически нельзя было тратить ЗВР на поддержание курса, то его действия в сентябре становятся понятны. Желая получить недостающие 120-150 млн. долларов США, была искусственно создана проблема с рублевой ликвидностью (повышены ставки по ФОР), а затем, помогая только госбанкам, Нацбанк ждал, когда  частные комбанки начнут продавать валюту на требуемую сумму.

Однако в 2011 году собственный капитал комбанков сократился в 2 раза из-за девальвации, поэтому частные комбанки и не захотели рисковать.

После выхода ставок на уровень 60% комбанки начали просто привлекать ресурсы у субъектов хозяйствования (ставки доходили до 50% и выше), создавая проблемы уже для госбанков из-за оттока ресурсов клиентов. Видя, что ситуация со ставками только ухудшается Нацбанк вернул ставки на уровень 50%. Учитывая, что уровень ставок межбанка определяли госбанки через постоянный спрос на рублевые ресурсы, можно сказать, что ставку на рублевые ресурсы определяли именно они.

Сложно поверить, что у Белагропромбанка и Белбизнесбанка (точнее у государства) не нашлось 120-150 млн. долларов США, чтобы решить проблемы с рублевой ликвидностью. Платить 4-5% в месяц за рублевые ресурсы, имея возможность их не платить - достаточно странно. К тому же руководство госбанков даже не подверглось критике за такое расходование госресурсов. Наоборот, от госбанков фактически потребовали поднять ставки по рублевым депозитам, так как иначе привлечь ресурсы населения было невозможно.

Развитие сюжета

С октября вопрос о получении дополнительных 120-150 млн. долларов США отошел на второй план.  Эту проблему начали решать через продажу ГДО Минфина (в октябре на 100 млн. долларов США БелВЭБу).

На первый план с октября вышел вопрос с перетоком рублевых ресурсов в валютные. После увеличения и удержание высокой процентной ставки на рублевые ресурсы эту проблему удалось решить, обеспечив интерес к рублевым депозитам.

Депозиты физлиц в рублях и валюте

 

август

сентябрь

октябрь

ноябрь

Срочные депозиты физлиц в рублях, млрд руб.

 14 387,1  

 13 649,1  

 13 358,6  

14 733,4

Рост срочных депозитов физлиц, млрд руб.

196,7

-738,0

-290,5

1 374,8

Проценты, млрд руб.

384,3

380,1

368,5

438,6

Рост без процентов, млрд руб.

-187,6

-1 118,1

-659,0

936,2

Эквивалент в валюте, $ млн.

-22,3

-132,5

-77,3

109,1

Средние ставки по срочным рублевым депозитам, %

 32,5  

 31,7  

 32,4  

39,4

 

Срочные депозиты физлиц в валюте, $ млн.

5 105,5

5 366,0

5 578,1

5 684,6

Рост срочных депозитов физлиц, $ млн.

160,4

260,5

212,1

106,5

Проценты, $ млн.

26,4

26,8

26,8

27,0

Рост без процентов, $ млн.

134,1

233,7

185,3

79,6

Средние ставки по срочным валютным депозитам, %

 6,4  

 6,3  

 6,0  

5,8

Попутно была решена и проблема недопущения в экономику значительного объема дешевых рублевых кредитов (их просто не осталось), которая могла создать сложности денежно-кредитной системе Беларуси. С долгосрочными ресурсами этого сделать не удалось, и их объем продолжает расти, причем по ставкам значительно ниже рыночных. Но, как говорится, делать нужно хоть то, что можно. Рост ВВП обеспечивать нужно, поэтому, не имея возможности регулировать долгосрочные рублевые кредиты, Нацбанк пытается хоть как-то сократить объем краткосрочных рублевых кредитов.

Еще одним следствием «запретительных» ставок по рублевым кредитам стал рост объема валютных, причем основной «вклад» вносят именно госпредприятия, которые не могут сократить объем производства. В текущий момент валютные кредиты являются более дешевыми оборотными средствами. Это, конечно, может создать дополнительные проблемы в случае даже небольшой девальвации (10-20%), но попытки Нацбанка сократить рост объема валютных кредитов, судя по ноябрю, особым успехом не увенчались.

Кредиты субъектам хозяйствования

 

август

сентябрь

октябрь

ноябрь

Рост (сокращение) кредитов в валюте, $ млн.

439,9

360,3

422,4

382,8

     госпредприятия

408,8

213,3

309,1

281,3

     частные предприятия

31,1

147,0

113,3

101,6

Рост (сокращение) кредитов в рублях, млрд руб.

2 888,1

3 043,3

-555,0

-346,3

     госпредприятия

1 555,7

1 662,1

-542,2

591,3

     частные предприятия

1 332,4

1 381,2

-12,8

-937,6

 

 

 

 

 

 

август

сентябрь

октябрь

ноябрь

Рост (сокращение) краткосрочных кредитов в валюте, $ млн.

229,7

146,2

233,2

242,1

     госпредприятия

169,3

144,6

210,8

219,7

     частные предприятия

60,4

1,6

22,3

22,4

Процентная ставка по новым краткосрочным валютным кредитам для субъектов хоз-ния, %

8,1

7,9

8,0

8,0

Рост (сокращение) краткосрочных кредитов в рублях, млрд руб.

1 071,0

1 802,3

-1 374,8

-1 044,6

     госпредприятия

552,6

847,4

-1 077,2

-451,9

     частные предприятия

518,4

954,9

-297,6

-592,7

Процентная ставка по новым краткосрочным рублевым кредитам для субъектов хоз-ния, %

32,2

31,0

35,1

39,0

 

 

 

 

 

 

август

сентябрь

октябрь

ноябрь

Рост (сокращение) долгосрочных кредитов в валюте, $ млн.

210,2

214,1

189,3

140,7

     госпредприятия

239,5

68,7

98,2

61,5

     частные предприятия

-29,3

145,5

91,0

79,2

Процентная ставка по новым долгосрочным валютным кредитам для субъектов хоз-ния, %

9,2

9,1

8,9

9,1

Рост (сокращение) долгосрочных кредитов в рублях, млрд руб.

1 817,1

1 240,9

819,9

698,3

     госпредприятия

1 003,1

814,6

535,1

1 043,2

     частные предприятия

814,0

426,3

284,8

-344,9

Процентная ставка по новым долгосрочным рублевым кредитам для субъектов хоз-ния, %

23,7

24,6

25,8

24,8

С 12 декабря снова повторилась ситуация сентября, и уже к 21 декабря ставка МБК  из-за дефицита рублевой ликвидности превысила 40%. Чтобы избежать проблем  в самом конце года, и, зная что частные комбанки все равно не будут продавать валюту, Нацбанк принял меры для снижения ставки через один из своих инструментов до 36%. Без системного решения вопросов с курсом белорусского рубля, процентными ставками и внятной программы действий на 2013 год Нацбанк и дальше будет вынужден выступать в роли «пожарной команды».

Дополнительные опасения у участников рынка вызывает «неправильное» движение курса белорусского рубля к доллару США: спрос на валюту растет, а курс нет (и даже падает). Конечно, резкие колебания курса могут только спровоцировать дополнительную панику, но его укрепление на фоне негативных новостей о 2013 годе и пока так и не реализованного желания руководства Беларуси найти хоть где-нибудь 3 млрд долларов США - не самая верная стратегия.

В развитие темы с получением валюты за счет ГДО в 20-х числах декабря 2012 года Минфин разместил их еще на 60 млн. долларов США. Потребность понятна: в декабре Беларусь погасила свои облигации на 7 млрд. российских рублей (230 млн. долларов США) плюс выплатила 85 млн. долларов США по обязательствам перед МВФ. Если необходимые средства взять только из ЗВР, это может вызвать ненужные вопросы об отсутствии иных источников для обслуживания внешних гособязательств в 2013 году, а там и до валютного ажиотажа недалеко.

За счет проданных ГДО и «задела» в ноябре (рост почти на 170 млн. долларов США) Нацбанк надеется, что ему удастся сохранить ЗВР на уровне выше 8 млрд. долларов США как показатель на конец года. А ожидающийся четвертый транш кредита ЕАБР будет использован как подстраховка к планируемым 0,5-0,6 млрд. долларов США от размещения белорусских гособлигаций на азиатском рынке. Они будут использованы  для выплат по внешнему госдолгу в январе на сумму 800 млн. долларов США. Это должно укрепить позиции белорусской стороны при обсуждении ставки заимствований, не зря же была проведена «работа» в последние два месяца по снижению ставок на белорусские евробонды с 9% до 7%. Именно такой уровень и был задан при подготовке размещения.

Вот только эти 278 млн. долларов США от размещения ГДО «найдены» на внутреннем рынке, то есть на эту сумму сократятся валютные ресурсы госбанков. То же можно сказать и о планируемых 50 млн. долларов США от продажи ГДО физлицам, которые, скорее всего, будут сняты физлицами со своих счетов в комбанках.

Вместо инвестирования в реальный сектор (то есть в будущее) эти средства пойдут на «консервацию» нынешней модели (то есть «будут проедены»). Это можно сравнить с вырезанием заплатки на рубашку из той же рубашки:  спереди дырки не видно, зато сзади появится дыра еще больше.

Основная проблема денежно-кредитной политики Беларуси на конец 2012 года заключалась в том, что девальвация не нужна экономически. Но в рамках действующей модели для стабильности не хватает ресурсов, а для обеспечения стабильности с нынешними ресурсами нет экономической программы. Что ждет в 2013м?



Теги: Беларусь, экономика, экономическая модель
Будь в курсе событий
Подпишитесь на наш пятничный дайджест, чтобы не пропустить интересные материалы за неделю