USDКурс вырос 1.9706
EURКурс снизился 2.0897
| 20 марта 2012

Латвия: скоординированный провал

В начале 90-х в Беларуси взяли верх консерваторы, действовавшие под лозунгом «Сохраним все лучшее, что было при советском строе». А вот соседи нашей страны – Польша и Латвия – оперативно запустили реальные экономические реформы. Но совершенно по-разному. Если поляки сохранили разнообразие в своей экономике, то Латвия сделала ставку лишь на сектор услуг. В результате, последнее двадцатилетие латвийской истории завершилось серьезным провалом национальной экономической политики.

 

В 1990-91 годах, в момент восстановления Латвией своей независимости, лидеры страны соблазнились сами и соблазнили своих граждан идеей «восточноевропейской Швейцарии», своего рода «страны-кошелька» с очень сильно развитой банковской системой. И вправду, к концу 1990-х больше 70% ВВП Латвии обеспечивалось за счет сферы услуг, прежде всего финансовых. Еще 18–20% ВВП Латвии приносил транзитный транспорт с использованием балтийских портов страны.

На первых порах такая экономическая модель выглядела вполне логичной. Став независимым государством, Латвия потеряла огромный внутренний советский рынок: он в одночасье сократился в сто раз. А конкурировать в Европе латвийская промышленность советского образца была попросту неспособна.

Столь стремительное и значительное сокращение рынка объективно привело к изменению всей структуры экономики страны. Вместо сельского хозяйства и промышленности ведущей отраслью экономики стали услуги, объем которых в 2009 году составил почти 77% от общего добавочного продукта, созданного в Латвии. Конечно, значительная часть услуг – гостиничных, транспортных, а прежде всего транзитных и финансовых – являлась экспортной, то есть обеспечивала приток валюты в страну. Но эти услуги не смогли полностью компенсировать потери от спада в сельском хозяйстве и промышленности. Ведущей отраслью экономики Латвии в результате стала торговля – она создавала самую большую прибавочную стоимость, в ней было занято наибольшее количество работающих.

В результате ставки на модель «страны услуг и торговли» промышленность Латвии оказалась практически уничтожена. Известные на весь СССР заводы «РАФ», «ВЭФ», Рижский вагоностроительный завод нынче фактически не существуют.

Например, ВЭФ был крупнейшим электротехническим предприятием Латвии. Завод являлся ведущим в СССР производителем АТС, телефонных коммутаторов, телефонных аппаратов, радиостанций, радиоприемников, и другой продукции. На пике своего развития в 1991 году на ВЭФе работало 20 тыс. человек.

Однако после распада СССР и обретения Латвией независимости латвийской электронной промышленности стало трудно конкурировать с иностранной продукцией. В 1999 году завод был приватизирован и реорганизован. В итоге ВЭФ оказался разделен на ряд небольших фирм, большинство из которых уже не существуют. В трех оставшихся компаниях работают от 100 до 200 человек в каждой. Сейчас многие помещения завода заброшены. В старых цехах завода больше ничего не производится, помещения завода сдаются в аренду.

Аналогичная ситуация с автозаводом «РАФ». Крупнейший советский производитель микроавтобусов в сентябре 1991 года реорганизовался в акционерное общество и начал стремительно терять рынки сбыта.

С 1996 года РАФ пытался войти в альянс с ГАЗ в качестве автосборочного производства для специальных версий «ГАЗелей», однако соглашение было блокировано правительством Латвии из политических соображений. В 1997 году производство РАФа было остановлено, в 1998-м владельцы заявили о банкротстве. К 2010 году большая часть производственных корпусов была разрушена, на месте остальных находятся арендуемые торговые площади.

В 1990 году основу экономики Латвии составляли сельское хозяйство и промышленность: 56,5% (21,9% + 34,6%) от всей добавочной стоимости, созданной в Латвии. В этих отраслях было занято 44,3% (17,6% + 26,7%) работающего населения. В 1996-м, когда прекратилось падение ВВП, сельское хозяйство и промышленность давали 30,1% (9% +21,1%) добавочной стоимости, в них было занято 36,3% (18,3% + 18%) работающих в стране. В 2008-м удельный вес добавочной стоимости, созданной в сельском хозяйстве и промышленности, сократился в четыре раза по сравнению с 1990 годом и составил 14% (3,1% + 10,9%), в них было занято 22,8% (7,9% + 14,9%) всех работающих в Латвии.

Однако архитекторы латвийских реформ в начале 90-х закрыли глаза на то, что Латвия – небольшое государство, без залежей сырья и энергоносителей, которые она вынуждена импортировать, с ограниченным внутренним рынком. И она не может эффективно развиваться, лишь непрерывно увеличивая объем оказываемых услуг. Действительно, только в 1992 и 1993 годах Латвия имела положительное сальдо торгового баланса.

Начиная с 1994 года, шестнадцать лет подряд импорт превышал экспорт. В 2007 году импорт достиг 3,74 миллиарда латов или 27,6% от ВВП. Все это время дефицит торгового баланса компенсировался иностранными инвестициями и кредитами. Понятно, что вечно это продолжаться не могло: лишь постоянный и значительный рост экспорта может стабилизировать торговый баланс в долгосрочной перспективе.

И правда, во второй половине 2000-х банки и финансовые компании перестали обеспечивать процветание Латвии. Более того, они начали терять активы и банкротиться. К примеру, Parex Bank в 2008 году был национализирован правительством Латвии во избежание банкротства банка. За сумму в 2 лата (~$4) государство получило 51% его акций. После реструктуризации в Parex banka остались только проблемные активы, и он ушел с рынка.

Похожая судьба постигла сверхуспешные во второй половине 1990-х Multibanka, Latvijas Krājbanka и еще целый ряд финансовых компаний Латвии. Одновременно рухнули (в три-четыре раза) цены на недвижимость, ранее взлетевшие из-за дешевых ипотечных кредитов. В конце 2010 года внешний долг Латвийской Республики достиг примерно $9,6 млрд.

В условиях обвала банковской системы «убитая» ранее промышленность не смогла спасти латвийскую экономику. В 2010 году машины и оборудование составляли лишь 15% латвийского экспорта товаров. В 2010 году ВВП Латвии упал на 18% – это был худший показателей динамики ВВП в мире за тот год.

Не удалось провести в стране нормальную аграрную реформу. Хотя бы по той простой причине, что Латвия географически расположена в зоне, совершенно неблагоприятной для земледелия. В результате распущенные колхозы реформировались в наборы мелких фермерских усадеб, которые сегодня хорошо, если сами себя содержат.

После резкого падения уровня жизни населения в 1992-1993 годах с 1997 года начался рост реальных доходов и покупательной способности населения. В 1993 году прожиточный минимум – 38 латов – более чем в два раза превышал минимальную зарплату (15 латов) и среднюю пенсию (16 латов). За 15 лет минимальная зарплата выросла в 12 раз и в 2008 году превысила прожиточный минимум. С 1993 по 2008 год средняя нетто зарплата и средняя пенсия выросли более чем в 8,5 раза, прожиточный минимум – в 4,2 раза.

Однако стремительный рост заработной платы снижал конкурентоспособность латвийских компаний на внешнем и даже внутреннем рынках. И после начала в том же 2008 году общемирового экономического кризиса буквально за год реальные доходы жителей Латвии упали в полтора-три раза.

Сегодня латвийская экономика как бы застыла, а значительная часть экономически активного населения эмигрировала – отправилась на заработки в Западную Европу. Более-менее «шевелится» только туристический сектор. Но ни правительство Латвии, ни его консультанты в Евросоюзе сейчас не готовы предложить стране новый, эффективный путь развития. Европе самой бы его найти…



Теги: Латвия, экономика, внешняя торговля, банковская система
Будь в курсе событий
Подпишитесь на наш пятничный дайджест, чтобы не пропустить интересные материалы за неделю