Василий Иванов | 26 октября 2011

Отечественные дрова – альтернатива российскому газу?

 
Объемы импорта энергоносителей в Беларусь ставят под угрозу энергетическую безопасность страны, вымывают изрядную долю валюты. По оценкам аналитиков, в текущем году Беларусь израсходует около 40 млн тонн условного топлива (ТУТ), которые пойдут на бытовые и производственные нужды, включая выработку электроэнергии.
 
Примерно 80–85% энергоносителей для производства ТУТ поступит из-за рубежа, преимущественно из России. Поэтому одной из мер, способных снизить зависимость от ввозных энергоресурсов, является, по мнению правительства, использование потенциала местных видов топлива, не учитывавшихся ранее в топливном балансе.
 
Перевести на местные виды топлива (МВТ) крупных производителей электрической и тепловой энергии – задача для страны нереальная. Запасы древесины, торфа, отходов животноводства, растениеводства и пр., хотя и велики, и отчасти возобновляемы, но все же ограничены. Серьезной конкуренции традиционным энергоносителям, прежде всего природному газу, МВТ априори составить не могут. Но они вполне способны заменить газ и мазут на тысячах мелких ведомственных и коммунальных котельных, мини-ТЭЦ, в технологических процессах отдельных предприятий. На это и направлены усилия властей.
 
Еще в 2004-м году правительство утвердило Целевую программу обеспечения в республике не менее 25% объема производства электрической и тепловой энергии за счет использования МВТ и альтернативных источников энергии до 2012 года, мероприятия которой конкретизировались и уточнялись в последующих директивных документах. Программа предусматривала производство различной техники и оборудования для заготовки, транспортировки и переработки МВТ; строительство небольших ТЭЦ, ориентированных на те или иные виды местного топлива; создание для топливных нужд плантаций быстрорастущих древесно-кустарниковых пород. Ряд мероприятий программы был направлен на защиту окружающей среды. В частности, предполагалось засаживать торфяные выработки упомянутыми выше кустарниками, применять торфяную, древесную и прочую золы, наладить очистку дымовых газов от вредных веществ, образующихся при сгорании МВТ. Министерства и ведомства получили конкретные задания по доле МВТ в котельно-печном топливе.
На реализацию программы планировалось потратить из разных источников $ 1.318 млрд и получить «взамен» – 2.72 млн ТУТ. Прогнозировалось: 1.2 млн ТУТ даст использование торфа, 242 тысячи ТУТ – древесины и ее отходов. Оставшееся придется на тепловые вторичные и нетрадиционные энергоресурсы. Замещение такого объема импортных энергоносителей местными позволило бы впредь ежегодно сберегать свыше $ 600 млн.
 
 
Реалии планам не подчиняются
 
На состоявшейся недавно пресс-конференции директор Департамента по энергоэффективности Госстандарта Леонид Шенец сообщил, что к концу текущего года удельный вес МВТ в топливном балансе страны возрастет (по сравнению с 2005-м годом) более чем на 5% и составит 22.2%. В структуре потребления котельно-печного топлива на местное придется 22.3%.
Приведенные показатели свидетельствуют: обеспечить к 2012 году производство 25% электрической и тепловой энергии за счет МВТ, как предусматривалось Целевой программой, не удалось. Ничего из ряда вон выходящего в этом нет. Планы и реалии в нашем государстве коррелируют редко. Тем не менее, значительная часть задуманного реализована.
 
За последние годы введены в строй несколько ТЭЦ районного масштаба и котлов у крупных энергопроизводителей, работающих на древесине, торфе, лигнине. Пинская ТЭЦ, например, использует 22 000 ТУТ в качестве которого, как и на Вилейской мини-ТЭЦ, выступает древесина. На Осиповичской мини-ТЭЦ задействованы и древесина, и торф. Исходя из того, что по теплотворной способности одна тонна условного топлива приравнивается к 850 кубометрам природного газа, только названные ТЭЦ заместили 44 млн тонн российского «голубого» топлива.
 
По словам начальника управления энергетики Минсельхозпрода Леонида Полещука, в Могилевской, Минской и отчасти Гомельской областях многие зерносушильные комплексы оснащены отечественной техникой для сжигания соломы. В отрасли действуют три установки, вырабатывающие биогаз из отходов птицефабрик, животноводческих комплексов. Еще две – строятся. В СПК «Рассвет» им. К.П. Орловского газ будут получать из отходов тепличного хозяйства.
В системе Минжилкомхоза на древесину и ее отходы переведены сотни котлов, сформированы бригады по заготовке и перевозке. В Буда-Кошелево, где в коммунальных котельных используется много древесины и опилок местного деревообрабатывающего предприятия, себестоимость тепла оказалась одной из самых низких в Беларуси.
В учреждениях Минобразования на МВТ переведено свыше 90% котельных, организациях Минлесхоза – свыше 98%. Древесина и ее отходы обеспечивают теплом и паром некоторые технологические процессы на деревообрабатывающих предприятиях. Предприниматели и государственные организации наладили выпуск топливных пеллет и не только поставляют их белорусским потребителям, но и экспортируют.
В дополнение к имеющимся древесным запасам лесхозами созданы первые плантации быстрорастущих кустарниковых пород на площади 1 176 га. Высажена, в основном, серая ольха, которую можно пускать в дело через 21 год.
 
Эффективность программы по переходу на МВТ «смазана» рядом проблем, неучтенных ее разработчиками. Низкий уровень развития торфяной промышленности не позволил даже приблизиться к намеченным рубежам по производству торфобрикетов и других видов такого топлива. Значительная часть производителей тепла не смогла обзавестись должным техническим арсеналом по заготовке и переработке древесины для сжигания. Организациям, на балансе которых числятся один-два котла, приобретать и содержать технику экономически невыгодно. Практически невостребованными в качестве МВТ оказались коммунально-бытовые и некоторые иные виды отходов.
 
В мае 2011 года правительство утвердило Национальную программу развития местных и возобновляемых энергоисточников на 2011–2015 годы, расходы на реализацию которой оцениваются в $ 3.45 млрд. Целью ее является увеличение к 2016 году доли МВТ и возобновляемых источников энергии в котельно-печном топливе до 30%. Принципиально новыми идеями программа не богата и во многом повторяет предыдущую. За исключением, разве что, широкого применения торфа в цементной промышленности: с 2015 года МВТ должны заменить не менее 0.5 млрд кубометров газа.
К 2016 году намечается ввести в эксплуатацию и модернизировать 164 энергоисточника на МВТ, суммарно потребляющих 577 000 ТУТ. Увеличены прогнозные показатели по внедрению биогазовых установок в сельскохозяйственных организациях. Аналогичные установки предполагается задействовать для переработки осадка сточных вод очистных сооружений, отходов пищевого производства. Программа также содержит задания по использованию гелиоэнергетического потенциала, геотермальной и ветряной энергий. В сравнении с 2010 годом использование МВТ и возобновляемых источников энергии должно увеличиться в 1.9 раза – до 5.7 млн ТУТ. Это позволит заместить 2.4 млрд кубометров газа. Для сравнения – строящаяся АЭС заменит 4.5 млрд кубометров.
 
 
Не посыпать бы голову пеплом…
 
Сжигание МВТ и отходов производства существенно повышает концентрацию в атмосфере таких небезопасных для человека и природы веществ, как диоксид серы и углекислый газ. Их количество в воздухе будет наращиваться соразмерно потреблению МВТ. Выбросы в атмосферу углекислого газа в 2015 году только от применения торфа превысят 2.6 млн тонн.
Идеологи Национальной программы успокаивают: загрязнение воздушного бассейна этим газом будет нивелироваться путем замещения органического топлива возобновляемыми источниками энергии. Каким образом – объяснений найти не удалось. Ведь возобновляемые источники энергии, не считая гидроресурсов, составляют лишь долю процента от органических, выступающих основными «вредителями» окружающей среды. Оптимистичные нотки звучат в отношении древесины. Она, мол, при сжигании выделяет столько же углекислого газа, сколько и при естественном разложении.
Золы торфа, древесного топлива и лигнина относятся к третьему классу опасности и подлежат захоронению на специально оборудованных полигонах. Сегодня они зачастую вывозятся за городскую черту и сбрасываются в отвалы. На вопрос об ее утилизации ответа пока нет.
 
– Сейчас мы прорабатываем программу НИОКР на следующий год и возможно включим в нее тему утилизации зол, – констатирует заместитель начальника управления технического прогресса концерна «Белтопгаз».
В стране не разработаны технические правовые акты, устанавливающие требования к оборудованию, использующему МВТ.
 
Экологический раздел Национальной программы содержит мало конкретики. Основной, пусть и не явный его посыл – проектировщики строящихся и реконструируемых объектов энергетики сами разберутся с вопросами защиты окружающей среды.
Как бы при таком отношении к экологии через десяток лет всем нам не пришлось посыпать голову пеплом из-за экологических же проблем.
Благо, пепел будет в достатке.


Теги: МВТ, Беларусь, экономика, энергетика
Будь в курсе событий
Подпишитесь на наш пятничный дайджест, чтобы не пропустить интересные материалы за неделю