USDКурс снизился 1.9739
EURКурс снизился 2.0967
Георгий Гриц | 22 апреля 2011

Шанс на успех — партнерство бизнеса и власти?

В условиях дефицита бюджетных ресурсов и мотивированных государственных менеджеров, выполнить амбициозные прогнозные показатели на следующую пятилетку и одновременно провести радикальную структурную перестройку белорусской экономики – задача практически невыполнимая. Единственный реальный шанс на успех – это не просто взаимодействие, а реальное партнерство уполномоченных государственных структур и бизнеса.
 
Бизнес должен начать выполнять несвойственную для Беларуси роль – из ведомого он должен превратиться в ведущего. Задача сложная, но вполне нам по силам. Сейчас в рамках реализации Директивы №4 власть предлагает новую парадигму взаимоотношений с бизнесом: государственно-частное партнерство (ГЧП).
Одной из наиболее распространенной за рубежом (и перспективной для нас) формой ГЧП при осуществлении крупных, капиталоемких проектов являются концессия — система отношений между двумя структурами. С одной стороны здесь выступает государство (концедент), с другой – частное юридическое или физическое лицо (концессионер). Результатом их взаимоотношений может стать предоставление первым второму прав пользования государственной собственностью по договору, за плату и на возвратной основе, а также прав на осуществление видов деятельности, которые ранее традиционно брало на себя государство.
 
В Беларуси, стране с высоким уровнем огосударствления экономики, в условиях острого недостатка инвестиционных ресурсов, применение еще одной достаточно привлекательной для инвестора формы вложения своих средств могло бы дать экономике значительные выгоды.
В свою очередь, частному бизнесу так же будет интересно получить в долговременное управление государственные активы на льготных условиях платы за концессию, являющейся в некотором смысле аналогом арендной платы. Инвестируя собственные средства, частник будет иметь достаточные гарантии их возврата, поскольку государство как партнер несет ответственность за обеспечение достаточного уровня рентабельности. А обладая хозяйственной свободой, концессионер может за счет повышения производительности труда и иных нововведений увеличивать прибыльность бизнеса во время действия срока концессии, при этом ее срок не сокращается.
Но это все в теории. Сейчас ситуация такова, что прогрессирующий в белорусской экономике ряд негативных тенденций, существенно «подкосил» ее основу – «реальный» сектор. Так, в развитых странах средний срок работы промышленного оборудования не превышает 10 лет. В наших условиях этот показатель составляет почти 25 лет, а коэффициент выбытия основных фондов в целом по промышленности не превышает 1.2 %. Это означает, что цикл полной смены оборудования при существующей рентабельности займет около 80 лет. Однако ждать так долго мы не можем. У нас есть 5–7 лет, причем не на модернизацию, а на радикальную перестройку нынешней структуры экономики.
 
Решить эти проблемы традиционными средствами не представляется возможным. Сегодня мы надеемся на «дядю» в лице некого инвестора. Однако, будем откровенны, в нынешних условиях отечественный, а особенно негосударственный бизнес, вряд ли сможет составить достойную конкуренцию крупным иностранным компаниям. Особенно, на уровне таких понятий, как объем инвестиций, уровень технологий, возможности интеграции в международные кооперационные связи и т. п. В этих условиях, если наши чиновники, отвечающие за принятие решений в указанной сфере, начнут руководствоваться только этими простыми, но «сиюминутными» интересами, то уже через 5–10 лет большая часть белорусского бизнеса, не говоря уже о так называемых «голубых фишках», останется белорусской только по своей территориальной принадлежности.
Конечно, можно ввести законодательным порядком какие-то преимущества отечественным предпринимателям. Но, если мы хотим работать в международном правовом поле, такие преференции однозначно вступают в противоречие даже с принципами ЕЭП, не говоря уже о ВТО.
Но надо как-то сформировать отечественный слой негосударственного конкурентоспособного предпринимательства!
У наших соседей, в первую очередь России, институт частной собственности изначально появился благодаря «навязанной сверху» приватизации. Со всеми вытекающими негативными последствиями. У высшего руководства нашей страны нет желания повторять такой опыт. В этих условиях и может быть востребован такой формат, как концессионный договор между государством и частником независимо от его национальной принадлежности или формы собственности.
 
Претендовать на роль концессионера может даже один или несколько менеджеров государственного приватизируемого предприятия, предложивших собственный план его реформирования и получивших кредит доверия у трудового коллектива. В то же время, как показывает жизнь, если это честные руководители, то у них есть проблема с наличием собственных средств, чтобы осуществить «чистую» покупку на рыночных условиях. Но они могут эффективно управлять и видят перспективу. Так почему бы не дать им самореализоваться? И если через 3–5 лет предприятие достигнет заявленных показателей, то даже в счет уже полученных государством дивидендов или за символическую плату они могут стать собственником данного предприятия. Таким образом, концессия, если и не позволит полностью отказаться от «чистой» продажи государственных активов, то по крайней мере даст шанс белорусскому бизнесу (руководителям предприятий), состояться в виде эффективного собственника. Причем, тут ключевое слово – «эффективного».
 


Теги: экономика, пятилетка, ЕЭП, ВТО, бизнес, ГЧП
Будь в курсе событий
Подпишитесь на наш пятничный дайджест, чтобы не пропустить интересные материалы за неделю