| 18 февраля 2013

Сколько стоит «тайм-аут»?

В одном из предыдущих материалов я рассмотрел объем потерь белорусской экономики в 2012 году от переплаты на курсе. Поскольку курс, который субъекты хозяйствования и банки закладывали в планы на 2012 год, составлял 11-12 тысяч белорусских рублей, то переплата составила 50-75 трлн белорусских рублей.

ВВП Беларуси (в 2012 году составил 527,4 трлн белорусских рублей) наполовину зависит от импорта, это означает, что 2-3 тысячи белорусских рублей (20-30%) от курса составляют  10-15% ВВП (50-75 трлн белорусских рублей).

За год курс практически не изменился, но снижения цен как-то особо заметно не было, то есть участники рынка получили этот доход (за счет переплаты на курсе). Но, судя по данным Нацбанка, следов этого дохода не видно.

Возникает вполне закономерный вопрос: куда делась переплата на курсе в 2012 году (6-8 млрд долларов США)?

Судя по объему средств на счетах субъектов хозяйствования (которые выросли за год всего на 0,5 млрд), они не стали «конечными бенефециарами» этих средств. Банки, которые получали проценты по кредитам, также не оказались их получателями (активно «закачивали» ресурсы в экономику Беларуси). Если бы не доходы от схемы с «растворителями-разбавителями», то и нулевого внешнеторгового сальдо не удалось получить.

{quote-1}

Если проследить общую картину развития ситуации в экономике Беларуси в 2012 году, то можно резюмировать, что происходила борьба между: пониманием нежелательности обеспечения роста экономики без соответствующих структурных изменений и попытками реализации этого роста за счет  «стабилизации» экономики.

Постоянные поступления от схемы с «растворителями-разбавителями» и видимая стабилизация на валютном рынке успокоило население, которое начало нести валюту на депозиты. Срочные валютные депозиты населения росли весь год и увеличились на 1,9 млрд долларов США (с 3,95 до 5,85). Выросли и срочные депозиты субъектов хозяйствования - на 0,7 млрд долларов США.

Полученную валюту банки выдавали субъектам хозяйствования в виде валютных кредитов, которые обеспечивали более дешевую стоимость ресурсов по сравнению с рублевыми.

{quote-2}

Проданную субъектами хозяйствования валюту на бирже Нацбанк размещал на своих счетах у нерезидентов.

С небольшими видоизменениями это продолжалось весь 2012 год. Но прекращение схемы с «растворителями-разбавителями» и подготовка к выборам с их социальными обязательствами вынудила Нацбанк начать тратить «заначку». На 1.01.2013  от 1,8 млрд долларов США осталось менее 300 млн. Приток валюты на биржу в течение 2012 года за счет валютных кредитов (краткосрочных) показал свою отрицательную сторону – для погашения валютных кредитов необходимо покупать валюту, то есть спрос на нее увеличивается.

Рост общего объема валютных кредитов создает дополнительные риски на валютном рынке и в экономике в целом (в случае девальвации). Понимая это, Нацбанк ограничил выдачу валютных кредитов под «оборотку». Но превышение спроса со стороны субъектов хозяйствования на валюту в январе 2013 года и дороговизна рублевых ресурсов вынудило Нацбанк внести коррективы: ограничения на выдачу валютных кредитов под «оборотку» теперь касаются только краткосрочных кредитов (до года).

На погашение внешних гособязательств в 2013 году понадобится 3 млрд долларов США, а краткосрочных валютных кредитов субъектов хозяйствования - 4 млрд долларов США (330 млн. долларов США в месяц). При этом на  долю госпредприятий приходится 2,4 млрд долларов США (рост за год почти на 2 млрд), то есть Нацбанку и правительству необходимо уже сейчас изыскивать этот объем валюты для погашения кредитов в 2013 году. Получается, что январский отрицательный баланс по валюте в 500 млн. долларов США – это не стечение обстоятельств, а данность для белорусской экономики на 2013 год!

Это означает, что население остается чуть ли не единственным источником получения валюты (не считая внешних займов). Поэтому необходимо увеличивать процентные ставки по валютным депозитам, пусть это и вызовет рост стоимости валютных кредитов. Ориентир уже задан государством, которое успешно (!) привлекает валюту от населения под 7% годовых. Всего от субъектов хозяйствования, банков и населения с октября 2012 года через ГДО удалось привлечь на внутреннем рынке более 350 млн.долларов США.

Также, чтобы не создать панику на рынке, нельзя опускать процентные ставки по рублевым депозитам ниже 40% годовых (опыт 2012 года показывает, что после снижения ставок ниже 40% годовых начинается «переток» рублевых депозитов в валютные, то есть растет спрос на валюту).

Как вариант можно рассматривать не снижение процентных ставок по рублевым депозитам, а плавную девальвацию на 1-1,5% в месяц (которую все и закладывают, поэтому дополнительной паники это не создаст). Заодно это позволит улучшить положение экспортеров и «осложнит жизнь» импортерам. Конечно, средняя заработная плата расти не будет, но уже давно пора было отказаться от роста именно средней заработной платы.

{quote-3}

«Выжать фамильное серебро»

Получить более-менее серьезные средства от приватизации даже «фамильного серебра» (кроме БелКалия) будет сложно. Даже в случае готовности Беларуси продать что-либо, получить «хорошие» деньги не получится. КАМАЗ, пока МАЗ «тянул» с объединением, уже решил свои технологические вопросы с немецким Даймлером. Поэтому объединение, если и возможно, только на неденежной основе и с контролем КАМАЗа.

Два НПЗ продать за «нормальные» деньги также не получится. Во-первых, в белорусские НПЗ для доведения глубины переработки до современных стандартов необходимо вложить где-то по миллиарду долларов США, плюс есть обременения. Во-вторых, цена на нефть может снизиться (тогда как вырасти – вряд ли), поэтому российским давальцам, и так имеющим вполне комфортные условия для работы, нет смысла «переплачивать» за эти активы.

{quote-4}

Для Гомсельмаша дополнительной проблемой является вступление России в ВТО и снижение таможенных пошлин, то есть получить хотя бы какие-то деньги будет очень затруднительно. При этом Россия, высиживающая «контрольные» пакеты рынка сбыта и/или поставки этих предприятий, с легкостью «остановит» нероссийского покупателя этих активов.

Интерес России может вызвать только: МЗКТ, но получить за него даже миллиард долларов США будет сложно; и БМЗ, учитывая положительную конъюнктуру на его продукцию (рост цен на железо). Но стабильности на сырьевых рынках сейчас нет, поэтому благоприятный момент долго длиться не будет. Что касается предприятий электроники и оборонки, то в случае откровенного завышения цен на них, России будет проще «перекупить» ведущих специалистов и создать аналогичные производства у себя.

Вот и остается БелКалий как единственный объект для получения «приличных» денег. Правда расхождение в оценках по стоимости между Беларусью и Россией составляет два раза (около 30 млрд и 15 млрд долларов США соответственно).

В этих условиях «насобирать» необходимые 2,5 млрд долларов США для получения кредита ЕАБР будет достаточно сложно. Просто так Россия давать кредиты не хочет, а готова только под реально работающие совместные предприятия. Беларусь отчаянно пытается насобирать пакет таких проектов, но за несколько месяцев это не делается, а готовых просто нет. В Беларуси к такому развитию событий просто не готовились, поэтому о «братских» российских кредитах можно не мечтать.

Стабильность 2012 года дала возможность руководству Беларуси не заниматься реформами, приватизацией (необходимыми изменениями экономики). Из-за этой самоуспокоенности потерян, как минимум, год. А по некоторым позициям и много больше. Например, еще год назад было возможно создание объединения КАМАЗ-МАЗ, теперь это сделать будет сложнее. Затягивание же с IPO для БелАЗа в условиях продолжающегося мирового кризиса не увеличивает его стоимость, как и других возможных объектов приватизации в Беларуси.

Лишних доходов от нефтепереработки ждать не стоит. Россия, недовольная потерями от схемы с «растворителями и разбавителями» постарается максимально снизить объем поставки нефти, особенно по «трубе». Население в последние месяцы устойчиво выступает покупателем валюты, что и неудивительно, так как «повышенная» заработная плата идет на покупку валюты.

Отсюда и такая хаотичность в поиске источников валюты. Планируемых 0,5 млрд на азиатском рынке явно не хватает для решения текущих вопросов, поэтому рассматривается европейский рынок, на котором можно получить явно больше.

При этом привлечение заемных средств через евробонды обойдется достаточно дорого (как ориентир можно рассматривать Украину, которая недавно привлекала ресурсы под 7,6-7,8% годовых). Вот только такая стоимость ресурсов (валютных и рублевых) для Беларуси означает невозможность развития (или, как сейчас говорят, модернизации)! Это стоимость «тайм-аута» для оценки реального положения вещей.

Даже возможные 1,5-2 млрд долларов США за счет евробондов всего лишь помогут Беларуси выполнять свои обязанности по внешним гособязательствам. «Закрывать дыры» во внешней торговле придется из других источников. Вот только «успех» схемы с «растворителями-разбавителями» подталкивает руководство Беларуси не к поиску изменений в экономике, а к поиску новых схем!



Теги: стабилизация, Беларусь, госпрограмма, прогноз
Будь в курсе событий
Подпишитесь на наш пятничный дайджест, чтобы не пропустить интересные материалы за неделю