USDКурс снизился 1.9703
EURКурс снизился 2.1019
| 12 июля 2012

Словения: реформы по- средиземноморски

Словения – маленькая средиземноморская страна (ровно в десять раз меньше Беларуси), все население которой равняется населению Минска. Она зажата между Италией, Австрией, Венгрией и Хорватией и считается самым тихим уголком ЕС, идеальным местом для продвинутых туристов. При этом Словения оказалась еще и самым экономически успешным государством из числа тех, что образовались после распада Югославии. В чем же секрет успеха?

Удачливый осколок большой страны

В момент распада Югославии в 1991 году Словения сумела избежать серьезных боевых действий. Война в ней длилась лишь 10 дней, и дело обошлось менее чем сотней погибших солдат и 31 сгоревшим танком. Получается, пока Сербия, Хорватия и прочие страны экс-Югославии яростно воевали друг с другом, Словения занималась собственным развитием.

Стоит заметить, что Словения приступила к экономическим реформам еще в 1986 году. И еще

один принципиально важный момент: реформами в этой стране всю ее новейшую историю занимались коммунисты, а либеральные экономисты стояли в стороне.

Представители либерального крыла словенского Союза коммунистов руководили страной до 2007 года. Причем каждый раз они приходили к власти вполне демократическим путем. Так, Милан Кучан в 1991 году стал первым президентом независимой Словении и занимал этот пост вплоть до 2002-го. Следующие пять лет страной руководил еще один бывший коммунист – Янеш Дрновшек, который долгие годы до этого был премьером. То есть лидеры в стране сменялись редко, что, в каком-то смысле, способствовало плавному и равномерному протеканию преобразований.

Безусловно, в момент старта реформ Любляна имела массу преимуществ. Двухмиллионная Словения была самой развитой из республик Югославии – уровень доходов в ней был в 2,5 раза выше среднего по стране. И если прежде словенский ВВП шел в экономику отсталых регионов вроде Косово, Боснии и Македонии, то с 1991-го он полностью оставался в стране.

На момент обретения независимости в Словении более половины поступлений в казну приходилось на транспорт, туризм и сферу услуг. При этом в стране были развиты металлургическая, фармацевтическая и электротехническая промышленности (многим белорусам известны такие марки, как Gorenje, Unior и др.). Промышленность давала порядка 40% доходов бюджета, разумно уравновешивая сферу услуг. Сельское хозяйство обеспечивало только 5% ВВП, но при этом полностью покрывало потребности страны в продуктах питания. Структура экономики Словении была близка к западной, поэтому реформы можно было провести без серьезных социальных потрясений.

Про деньги и приватизацию

Сразу после обретения независимости страна обзавелась собственной валютой. Словенский толар (Tolar – от слова «талер») был в употреблении с 1991 по 2007 год. Толар заменил собой югославский динар, а затем был выведен из обращения после перехода Словении на евро.

Одновременно с введением толаров словенские власти выпустили государственные облигации в валюте. Еще с югославских времен местные граждане могли иметь валютные накопления, потому облигации разошлись быстро. Тогда же прошла приватизация жилья, представляющая собой его выкуп (пусть и не за полную стоимость). В результате бюджет наполнился реальными деньгами, и Словении не пришлось просить иностранные кредиты, как Чехии или Польше.

Не было в Словении и одномоментной либерализации цен: госрегулирование длилось все 1990-е годы, при этом его объемы снижались постепенно.

Все перечисленное позволило принимать бездефицитные госбюджеты, что помешало разгулу гиперинфляции. В итоге подавляющее большинство населения сохранило платежеспособность, а уровень бедности в Словении до кризиса 2008-го не превышал 2%.

Словенская приватизация также была особенной. Власти отказались от идеи скорейшей и немедленной приватизации любой ценой. Рабочие местных предприятий получали государственные сертификаты, но они, в отличие от российских ваучеров, были именными, а не на предъявителя, т. е. продать их было нельзя. В результате многие люди стали реальными совладельцами предприятий.

Вхождение в «Большую Европу»

Начиная с 1993 года, экономика Словении стабильно росла. Вплоть до кризиса 2008-го в стране не было никаких массовых социальных выступлений, ВВП постоянно рос, средняя зарплата на стыке веков составляла $ 900.

В 2004 году государство вошло в ЕС, тогда же Всемирный банк признал Словению развитой страной (первой из всех бывших соцстран; в дальнейшем таковыми были признаны только Чехия и Польша).

В июне 2005 года словенское руководство приняло стратегию развития страны, в которой говорилось о необходимости в скором времени превысить средний по ЕС уровень доходов, до которого Словения все же не дотягивала. По сути, словенцы хотели превзойти по уровню жизни соседнюю Австрию, на которую они равнялись всю свою историю. В Австрии, к слову, на тот момент средняя зарплата превышала € 2 000.

В 2007 году Словению приняли в зону евро. На тот момент показатели словенской экономики (инфляция 3% и дефицит бюджета 6%) вполне соответствовали тем, при которых ЕС разрешает ввести общеевропейскую валюту.

(Не) убийственный кризис

Обогнать Австрию не успели – начавшийся в 2008 году кризис уже в 2009-м жестоко ударил по Словении.

Вступив в еврозону, маленькая страна утратила свои деньги и возможности финансового регулирования, и теперь любой переломный момент в другой стране ЕС бумерангом бил по ней. К тому же кризис высветил ряд ошибок словенских руководителей, сделанных ими после вхождения в ЕС. Тогда, стремясь привлечь новые иностранные инвестиции, они установили самую низкую в ЕС ставку налогообложения – 25%. В результате бюджет недосчитался изрядных сумм, а инвесторы с началом кризиса ушли. И тут выяснилось, что Словения задолжала кредиторам € 22 млрд, что составляло 70% ВВП. Получилось, что каждый словенец был должен иностранцам € 10 000.

Кризис в еврозоне сильно ударил по словенской экономике, ориентированной на экспорт. В 2009-м промышленное производство и экспорт упали более чем на 6%; инфляция была такой же – намного выше среднего показателя по ЕС. Уровень безработицы впервые после распада Югославии подобрался к 10%. Начались забастовки и акции протеста.

Руководство страны обратилось за международной помощью. Однако ЕС и МВФ поставили жесткое условие: сокращение госрасходов и повышение пенсионного возраста. В мае 2011-го в Словении прошел референдум по поводу повышения пенсионного возраста, но большинство его участников ответили «нет». Как результат, в сентябре премьер Пахор подал в отставку, и пришлось проводить досрочные выборы.

Теперь эксперты Всемирного Банка констатируют: политическое стремление стать ближе к Европе, войти в зону евро и догнать Австрию в какой-то момент надорвали силы словенского государства. И сегодня бывшая югославская республика уже не напоминает «эталон восточноевропейских реформ».

Но не все так плохо. Страна не оказалась в преддефолтном состоянии, она даже за кредитами не обращалась. В отличие от Греции, Португалии и Ирландии, у Словении есть достаточно сильные промышленность и сельское хозяйство, на которые она может опереться.

В начале 2012 года ведущие международные рейтинговые агентства Fitch и Moody’s понизили кредитные рейтинги Словении. Впрочем, на фоне других «неудачников ЕС» понижение выглядит смехотворным: с AA- до А+(может, стоит здесь пояснить что это значит?). То есть даже кризис в Словении проходит особенным образом – без фатального падения в бездну экономических проблем.



Теги: Словения, экономика, экономические реформы, экономический рост
Будь в курсе событий
Подпишитесь на наш пятничный дайджест, чтобы не пропустить интересные материалы за неделю