USDКурс вырос 1.9703
EURКурс вырос 2.1019
| 18 июля 2013

Смена эпох. Постиндустриализм уходит

Завершается очередная эпоха развития человечества. Нынешний индустриализм и, как его развитое продолжение, постиндустриализм, подошли к своему пределу, и им на смену должно прийти что-то новое.

В Китае есть такое проклятие – пожелание жить в эпоху перемен. И нам «повезло» жить именно в конце эпохи. В материалах «Тупик мировой экономики» и «Противоречия мировой экономики» я рассмотрел экономическую составляющую завершения эпохи индустриализма. Сейчас рассмотрю философскую сторону этого вопроса.

В основе любой социально-экономической формации  лежит основа – краеугольный камень, движущая сила. Для рабовладельческого строя – это использование рабской силы. Для феодального – использование права на земельный надел (феод). Для капиталистического – капитал как двигатель и ориентир. Для социалистического – это социум. Формация развивается до тех пор, пока издержки применения «движущей силы» не превысят отдачи.

Современный капитализм

Современная экономическая модель (капитализм, индустриализм, постиндустриализм) в своей основе имеет ссудный процент и максимизацию прибыли. Основой для работы ссудного процента является расширение экономической базы для него.

Принцип расширения базы ссудного процента (на конечной территории) можно представить так:

«Предположим, что в настоящее время процентная ставка по кредитным ресурсам составляет 30%. Пользоваться такими ресурсами будут только те, у кого экономика проекта позволяет платить такие проценты. Затем, когда все такие проекты будут обеспечены ресурсами, рынок заставит снизить процентную ставку (например, до 25%). Соответственно, расширится база для кредитования, так как добавляются проекты с доходностью 25%, и т.д. Но до бесконечности это продолжаться не может, так как снизу процентная ставка ограничена стоимостью самих ресурсов и расходами кредитных организаций (банков). Например, даже в странах Запада, где стоимость ресурсов чуть больше 0%, процентные ставки по кредитным ресурсам составляют не менее 2-3%.

То есть базой для ссудного процента могут быть только проекты с доходностью не ниже 2-3% (плюс прибыль предпринимателя или заказчика). А это (при прочих равных) неизбежно сделает экономику (число и объем проектов) конечным значением.

Отсюда и постоянное стремление получить новые рынки, создание искусственного спроса и др. Когда эти возможности близки к завершению, остается «печатанье» денег как создание новой ресурсной базы.

Принцип максимизации прибыли – не получение прибыли, как в классическом капитализме, а развитие только тех производств, которые при прочих равных приносят максимальный доход. Отсюда и вынос производств – так они будут более прибыльными. Последствия для страны, откуда будут вынесены производства, собственников не интересуют.

Выстроенная модель успешно работала, пока мировая экономическая система позволяла развитым государствам получать или контролировать основной доход. Производственный сектор просто менялся на сферу услуг. Но сектор услуг, который только перераспределяет блага, а не создает их, рано или поздно становится тормозом развития. 

{quote-1}

Поэтому с началом мирового кризиса в 2008 году и невозможностью существующими способами выйти из него началось сокращение свободных денежных средств. Проблемы начали испытывать и развитые страны, которые не смогли создать и сохранить высокотехнологичные производства. В результате началось разделение на самых развитых и не очень. Причем как в плане государств, так и в плане самих участников рынка. Начата борьба с оффшорами, вкладчики должны быть готовы нести ответственность за финансовые институты.

В последние десятилетия

В последние десятилетия нехватку ресурсов для работы мировой либеральной модели экономики восполняли ростом госдолга ведущих экономик (то есть «печатаньем» денег). А избыток «пустых» денег «связывали» завышенными ценами на спекулятивные товары (например, нефть). В случае необходимости сократить «навес» из «лишних» денег проводили снижение цен на таких спекулятивных рынках (последний произошел в 2008 году). Недостатком этой методики является то, что, во-первых, часто ей пользоваться нельзя, а, во-вторых, низкие цены больше помогают нижним (сырьевым) звеньям производственных цепочек, а не высшим (технологичным). К тому же до последнего времени выросшие доходы развивающихся стран все равно перетекали в финансовые системы ведущих экономик.

{quote-2}

Еще одним способом обеспечения работы ведущих экономик является создание реальных проблем или видимости того, что у остальных все еще хуже

Именно по такому принципу современный мир и выходит из кризисов последние полвека. После появления такого крупного игрока как Китай, эта схема начала сбоить. Ей на смену пришел метод пояса нестабильности. Еще одним методом является так называемый метод «бинарной революции», когда развивающемуся государству (обществу) навязываются две вроде бы не противоречащие друг другу идеи: свобода слова (парламентаризм) и незыблемость права собственности.

Но противоречия в этих идеях нет только в обществе, где большинство составляет средний класс (страны Запада), который одновременно является и собственником и властью. В развивающихся государствах собственность (реальная) находится в руках деньги имущих, а у парламентов лишь виртуальная власть. Как только необходимо создать кризис в такой стране, достаточно потребовать обеспечить парламенту реальные полномочия (то есть получить реальную власть), как конфликт с олигархами (за собственность) становится неизбежен. В результате революции или массовые волнения обеспечены, причем без видимого участия третьих сил. Дальше «мировому сообществу» нужно только решить: вмешиваться (если местные олигархи не готовы делиться) или не вмешиваться (если удается договориться).

В этих условиях проблемы ведущих экономик выглядят «мелочью» на фоне нестабильности остальных. А такой инструмент как ВТО дает возможность убрать конкурентов практически в любом государстве. Требование «равных» условий хозяйствования, когда твои конкуренты не имеют доступа к дешевым ресурсам, является скрытым инструментом помощи для своих. Важно это только красиво оформить, для чего используются так называемые «умные головы» в странах, где находятся потенциальные конкуренты, которым свои СМИ делают соответствующую рекламу.

Но даже и такие источники ресурсов не бесконечны (в конечном мире), поэтому встает вопрос: что считать развитием, если нет возможности получения прибыли? И если прибыль не есть конечная цель товарно-денежных отношений, то что будет представлять собой финансовая система? И для чего будут нужны деньги?

До сих пор деньги, помимо основных функций, отвечают еще и за меру. Если мерой стоимости будут не деньги, то что? И как будет определяться стоимость того или иного товара? Введение золотого стандарта также ничего не решает, так как золото – не только мера стоимости, но и спекулятивный инструмент наряду с той же нефтью.

Прибыль, как «угол зрения», не дает возможности смотреть далеко вперед. А силы (желание) инвестировать в будущее (при отсутствии стимула в виде противостояния с равным по силе соперником) нет. Потому что когда наступит отдача и будет ли она вообще – не ясно! Венчурные фонды не решают проблемы, так как их возможности (суммы) не позволяют сделать качественный скачок вверх и вперед.

Необходимо менять «краеугольный камень», «угол зрения» на приоритеты деятельности. Чтобы понять, какая это проблема, проведем аналогию. При феодализме элита – это титульное дворянство, которые считали себя чуть ли не другими людьми, даже по отношению к тем, кто был богаче их. Но капитализм заставил их изменить взгляды, причем не формально, а по сути (изменились мерила ценностей: не титул, земли и замки, а умение пользоваться имуществом). Где-то этот процесс прошел более-менее мирно, где-то принудительно (с уничтожением всех несогласных). Аналогичная ситуация наблюдалась и при смене капитализма на социализм и наоборот. Сейчас должно произойти что-то подобное. Нынешняя элита («владельцы заводов, газет, пароходов») должна передать рычаги управления новой. И, скорее всего, это вряд ли будет мирный процесс. Во всяком случае, поначалу.

По опыту предыдущих смен эпох, это должно произойти в одной из крупных и достаточно развитых стран (объединений стран). В той, где в силу определенных обстоятельств ситуация обострится до степени, когда изменения станут жизненно необходимыми. Марксистский принцип «низы не хотят, верхи не могут» глобализация переводит с уровня классов на уровень государств. То есть «низами» станут те государства, которые не могут обеспечить свое развитие по нынешним «правилам игры», а «верхами» – те государства, которые не могут удерживать свои преимущества по нынешним правилам.

{quote-3}

Для того чтобы позволить себе новую форму трудовых отношений и производительных сил, государство должно иметь:

- полный спектр производственных цепочек (или иметь возможность получить все необходимое)

- иметь энергетическую и продовольственную безопасность

- иметь достаточный для саморазвития рынок сбыта

- быть в состоянии обеспечить себе вооруженную защиту

В настоящее время таких субъектов три: США, ЕС  и Китай. Соответственно для ЕС более подходит решение первого недостатка, а США и Китай – для решения второго недостатка. Причем стимулом к такому развитию может стать очень вероятное противостояние США и Китая (по аналогии с США и СССР, противостояние между которыми как раз и могло вывести общество на новый уровень развития). Для обеспечения «рывка» в новый мир необходимо подготовиться к автаркии. Похоже, что США и Китай этим активно и занимаются. Но этот процесс длительный (как минимум несколько десятилетий), а этого времени нынешние проблемы мировой экономики могут и не дать.  Глобализация не потерпит отдельных составляющих, это противоречит ее сути.

А в глобальном мире на конечном рынке в случае его насыщенности возможны только три варианта развития системы:

1. Еще большая централизация и законодательное закрепление распределения прибыли между уровнями (слоями, группами) общества.

2. Разделение мировой экономики на части (зоны) с совершенно самостоятельными экономиками, которые будут торговать с другими фактически в виде натурального обмена.

3. «Консервация» нынешней ситуации и затягивание со структурными изменениями до последнего (в надежде, что все как-то нормализуется) с возможным глобальным системным кризисом и апокалиптическими последствиями.

Сейчас активно идут споры: если завершается эпоха индустриализма, то возможно ли плавное (то есть безболезненное для благополучных членов современного общества) встраивание в то, что нас ждет? В первом случае (централизация всего и вся) это возможно. Во втором и в третьем случае глобальные изменения для всех неизбежны. А вот не очень благополучные члены общества (достаточно многие из них, причем и элиты развивающихся государств, которые не могут реализовать свои возможности) явно предпочтут второй вариант. Сторонниками третьего варианта является нынешняя общемировая бюрократия. Соответственно, выбор и определяет принадлежность к той или иной группе.



Теги: экономика, прогноз
Будь в курсе событий
Подпишитесь на наш пятничный дайджест, чтобы не пропустить интересные материалы за неделю